Читаем книги

velikii i moguchii       Денис Викторович плёлся в бесконечной пробке, как говорится в народе черепашьим паром. До объекта оставался добрый десяток «кэмэ» и если он и дальше станет тащиться «таким макаром» – и к обеду не попадёт на объект….

 

        День не задался с самого утра и по всем параметрам сегодня  должно что-то случиться. Уныло подумал Денис Викторович….

       И «закон подласти» сработал. Неприятность не заставила себя долго ждать. Она пришла в виде обыкновенного и даже тривиального телефонного звонка. Звонил заказчик.

 

         Юрий Петрович не был сегодня по обыкновению сдержан и немногословен. Напротив. Его пространную тираду  плотно насыщали гневные и уничижительные эпитеты, гиперболы, определения и сравнения; круто замешенные на нашей родной Великой и Могучей неформальной лексике – по-простому – мате, в котором Юрий Петрович оказался Великий Дока.

         И всё у него получалось так складно и ладно, что, пожалуй, слушалось, как музыка. Если, конечно не теперешнее унизительное состояние Дениса Викторовича – человека не юноши,  солидного, крупного руководителя – которому приходилось извиваться ужом и  как сопливому мальчишке потеть, оправдываться и доказывать что он Денис Викторович вовсе не то, что имеет в виду уважаемый заказчик. И что вины его, Дениса Викторовича, в срыве плановых работ на объекте нет. Что виной всему эти «пи, пи-пи» археологи, так некстати обнаружившие на территории объекта это «пи, пи-пи, пи-пи» древнее поселение, раскопки которого и остановили работы. Но вот какая штука, казалось бы, разумные доводы Дениса Викторовича упёртый словно танк Юрий Петрович, и слышать не хотел….

 

        Настроение у Дениса Викторовича напрочь испортилось, и теперь он уже не обращал никакого внимания на пробки, а представлял, что сделает с этими «пи, пи, пи, пи, пи, пи» археологами, когда доберётся до объекта.  Это станет покруче грёбанных «пи, пи-пи, пи-пи, пи-пи» Битвы при Фермопилах, Ледового побоища, Куликовской битвы, Бородинского сражения, Ватерлоо вместе взятых. Эти учёные черви пожалеют, что выбрали свою «пи, пи-пи» профессию….

 

         Раздражению Дениса Викторовича, как говорится, не было предела.

     Масло в огонь подливал ещё какой-то  учёный червь – профессор филологии, вещавший из динамиков о пагубном для страны засорения Великого и Могучего языка ненормативной лексикой. А по-простому - матом.

      Урод. Зло подумал Денис Викторович. Ему хорошо рассуждать, сидя в тёплом и уютном профессорском кресле. Его ведь никакие «пи, пи-пи, пи-пи» заказчики, из-за «пи, пи-пи, пи-пи, пи-пи» археологов с их «пи, пи-пи, пи-пи, пи-пи, пи-пи»  древним поселением не прессуют…. И как тут в принципе возможно обойтись без Великой и Могучей ненормативной лесики….

 

       Денис Викторович раздражённо выключил «пи, пи-пи» профессора, но пережитое волнение дало о себе знать, он почувствовал, что теряет сознание. А объект был уже совсем рядом. Уже были видны экскаваторы, самосвалы.  Денис Викторович кое-как вырулил на обочину и заглушил двигатель.

 

       Как добрался до объекта, Денис Викторович не помнил. Наверное, на автопилоте….

       - Любезнейший Василий Николаевич, не соизволите ли вы перегнать ваш экскаватор вон к той отметке.

 

     Услышал Денис Викторович знакомый до боли  за многие годы совместной работы голос прораба Михалыча и насторожился. Что это!? Как это!? Что за ерунда!? Это Михалыч? Быть не может. Он так говорить не может. Это просто не может быть: любезный, не соизволите ли вы….

 

         -Досточтимый Тарас Михайлович покорнейше доложу вам, что просьбу вашу исполнить не смогу-с. Да-с. Не смогу-с при всём моём желании и уважении к вам.

       - Отчего же милейший Василий Николаевич не сможете? – Ласково и даже несколько заискивающе спросил прораб.

         - Отчего? Оттого сударь мой, что не смогу-с.

         - Но отчего же не сможите? – Канючил прораб.

    - А от того милостивый государь, что много времени потеряю не передислокацию, план не выполню.

       - Шут с ним с планом. Я вам процентовочку хорошую закрою. А вы, душа моя, экскаваторик ваш всё же переместите к той отметке.

      - Не гневайтесь дражайший Тарас Михайлович, не передвину. – Упёрся экскаваторщик.

 

      Денис Викторович слушал и не верил ушам своим. Голову повело. Могучими импульсами набатно застучала в висках очумевшая кровь.

         На каком это языке «пи, пи-пи» говорят эти два «пи, пи-пи, пи-пи»? Уж не розыгрыш ли это. Ну, ладно экскаваторщик, его Денис Викторович не знает. Но Михалыч!.. Михалыча он знает как облупленного.

      МИХАЛЫЧ ПРОСТО НЕ МОЖЕТ И ПОЛОВУНУ СЛОВА ПРОИЗНЕСТИ, ЧТОБЫ НЕ ВСТАВИТЬ ТУДА МАТ…..

          А здесь целые фразы, предложения…

 

      - Я тебе «пи, пи-пи» в последний раз сказал! – Орал красный как рак Михалыч.

      - Да пошел ты Михалыч на «пи». Раскомандывался. Ты мне сам сказал здесь вынимать….

       - Да, тогда сказал здесь. А теперь «пи, пи-пи» там. Эти «пи, пи-пи, пи-пи, пи-пи-пи, пи-пи» археологи убираться отсюда приказывают.

     - Да пошли твои «пи, пи-пи» археологи, и ты «пи, пи-пи, пи-пи»  Михалыч, и этот «пи, пи-пи, пи-пи, пи-пи» объект к «пи-пи, пи-пи» матери. Я вообще работать не буду. – Зло выдал экскаваторщик Василий.

 

       А Денис Викторович блаженно расслабился и подумал: какое счастье, что это ему только пригрезилось. Что тысячелетие существует на просторах его необъятной родины Великий и Могучий язык, связывающий века и поколения. Язык, который не искоренили ни какие системы и власти, никакие враги. Язык, без которого наша жизнь превратилась бы уже не совсем в нашу. А, вернее, совсем не в нашу. И даже будь ты мертвецки пьян, или наглухо обкурен, услышав заветные «пи, пи-пи, пи-пи», ты с гордостью и облегчением понимаешь, что находишься дома.

         У себя дома. И вокруг тебя свои, такие близкие и понятные люди.

Добавить комментарий

Запрещено публиковать рекламные ссылки, ссылки на сайты. Данные комментарии не будут опубликованы.


Защитный код
Обновить

Наш канал - Творим вместе

{vkontakte}461230273&id=456239019&hash=8d4575e0e95dd5bd&hd{/vkontakte}

 

 

Copyright © 2012. All Rights Reserved.


Яндекс.Метрика