Читаем книги

Улисс. Книга 1. Глава 21

         …В Можайске старик высадил Улисса возле железнодорожного вокзала. Выждав некоторое время, зафиксировав отсутствие слежки, Улисс нанял такси в Москву.

         Чрез несколько часов машина с Улиссом остановилась на пересечении Минского шоссе и МКАДа. Улисс отпустил такси, а сам, поймал другую машину и направился в район Царицыно, который выбрал неслучайно. Этот район он знал – здесь снимали квартиру братья Беляевы, и здесь Улисс бывал неоднократно. От братьев Улисс слышал, что в подобных местах всегда можно снять в наём частное жильё….

       Так и получилось. Он безошибочно определил в группе никуда не спешащих старушек «свой контингент» и подошёл к ним.

        - Нужна квартира сынок?

         - Командировочный?

         - На месяц?

         Старушки плотным кольцом обступили Улисса, наперебой расхваливая свой «товар». И только одна старушка одиноко, и как показалось Улиссу печально, стояла поодаль, не влезая в общий галдёж. Почему-то Улисс выбрал её и подошёл.

         - Сдаю сынок. Только квартира у меня не очень. Тебе, небось, и не подойдёт.

         - Да почему же бабушка, не подойдёт?

         - Мала, миленький, очень. А ты вон какой большой. Чай, и не поместишься в ей.

         - А посмотреть можно?

         - Да смотри, коли есть охота. Только это далеко отсюда, аж на Кавказском бульваре. А ноги у меня теперь плохо ходют.

         - А мы бабушка машину возьмём….

***

         Квартира и сдаваемая в наём комната действительно оказалась крошечная. Но Улисса она устроила. Улисс и сам не знал почему. С имеющимися в его распоряжении деньгами и при ценах на недвижимость он мог легко купить весь дом. Но эта жалкая квартира почему-то тронула его.

         - Ты сынок поснедай с дороги. Небось, в столицу долго добирался из свого Смоленску, проголодался.

         - Да я в магазин схожу….

         - Ты Ваня это прекращай. Не обижай старого человека. Я сёдни, как чувствовала, борщеца

сварганила. Сама-то я этим не занимаюсь. На кой мне одной…. Ан, видишь, как хорошо

получилось….

***

         - ….А это мой Николаша, Николай Терентьич. Почитай, перед самой отправкой на фронт мы с ним сымались. В сорок четвёртом, перед Пасхой. Я, тогда Клавдию носила, а Андрейке уже два годика исполнилось. – Объяснила старушка, заметив, что Улисс рассматривает фотографии на стене. – У Николаши «бронь» была, ну освобождение от воинской службы, потому как считался он специалист незаменимый на нашем заводе. Только он с первых дней войны на фронт рвался. А Исаак Соломонович – директор нашего завода, ни в какую. Ты, говорит, Николай Тереньтьич здеся нужон. Кто, говорит, оружие Красной армии делать без тебя станет? Девки да робята? А Коленька ему, отпусти товарищ Эвельсон, и вся недолга. Не отпустишь, сам уйду. А Соломоныч мужик упертай был как скала, ему и говорит. Я, мол, уполномочен Государственным Комитетом Обороны и если надо на цепь тебя привяжу в цеху. Вот твоя Валентина обрадуется…. Так мой Николаша с Соломонычем и бились до сорок четвёртого, как Давид с Голиафом. А в сорок четвёртом, осилил-таки Николаша Соломоныча. Отпустил Исаак Соломоныч его на фронт…. В первом же бою Коленька мой и сгинул. Ребята из роты его мне потом письмецо отписали, рассказали, что прикрывал Коленька отход роты своим пулемётом. В Белоруссии это случилось…. Ты не смотри Ваня, что Николаша в очках. Он пулемёт наш, как свои пять пальцев знал, и стрелял как бог…. Ребята написали, что немало фашистов он на той высотке положил. Его потом, после боя, всем полком как великого героя похоронили. Мы с детками к нему на могилку ездили часто…. Селяне ему памятник справили. Хороший памятник. Воинский. Со звёздочкой…. А шесть лет назад, когда Андрюша дома в отпуске после госпиталя афганского находился. Он у меня танкист, полковник. Ездил он к отцу на могилку, новый памятник поставил. Большой. Из камня. Красивый. С крестом, как положено. И я ездила. Только теперь, наверное, уже и не съезжу…. Время такое идёт не радостное….

         - Бабушка, а зачем ваш муж на войну пошёл? У него, сами говорите, имелось освобождение от воинской службы.

         - Да как же, милай, он смотрел бы опосля войны в глаза мужиков, что вернулись с фронту. – Искренне удивилась старушка. – Вы, дескать, Родину, землю нашу от лютого ворога защищали, кровь свою проливали, а я за Уралом с мальцами и девками вам оружием пособлял…. Нет мой Николаша не из таковских был. Коммунист настоящий. Не то, что нынешние….

***

         Этого Улисс понять не мог. Нет, война – здесь всё ясно. Он и сам всю жизнь воюет. И, говоря честно, даже не представляет свою жизнь без войны. Понятна и война за свою территорию. И у него не раз пытались отнять его сектор, лунную и марсианскую колонии…. Но старушка, определённо говорила о другом. Ни какой финансовой выгоды её муж от этой войны не получал…. Родина?.. А что для Улисса родина? Место, где он родился. Но он точно этого не знал. Да и не интересовался никогда. Пансионат – не дай бог. Сколько раз в детстве ему хотелось уничтожить Пансионат, стереть с лица земли саму память о нём…. Его пятьдесят шестой сектор. Ну, это вообще ерунда. Достался он Улиссу случайно, после гибели Гая Непобедимого. Этим сектором мог стать любой периферийный сектор мегаполиса, любое место на планете….

         Нет, у этих древних людей существуют какие-то другие, неизвестные Улиссу представления и ценности, и в этом надо разобраться….

***

         Внезапно Улисс охватило какое-то ранее незнакомое чувство. Он вдруг подумал, а смог бы он вот так как Николаша, в одиночку, без прикрытия «Дракона», крейсеров, гвардии, болидов огневой поддержки, кибов и роботов принять свой первый и последний в жизни бой с превосходящим по численности противником. По сути, бой бессмысленный, потому что одна огневая точка с таким несовершенным оружием способна остановить наступление противника всего на несколько минут…. Подумал, и не ответил. Конечно, никто не мог обвинить Улисса в трусости. Бесстрашие и отвагу Улисса не оспаривают даже враги…. Но здесь другое. Улисс воин. Война, и связанные с нею риск и опасность, его привычное ремесло к которому его готовили с детских лет…. А этот Николаша. Простой человек, промышленный рабочий.…

***

         Улисс, вдруг ясно до самых мельчайших деталей увидел одинокую худощавую фигурку

человека с пулемётом, сотрясаемую отдачей и бесчисленное количество врагов впереди….

         Почему-то сдавило горло. Стало трудно дышать…. Это оказалось какое-то незнакомое раньше состояние. Улиссу захотелось, что бы оно исчезло, прошло, не тревожило его….

         Но одинокая фигура всё продолжала стрелять из своего пулемёта. И враги падали на землю. А в сторону человека с пулемётом уже летела его пуля. Маленький, круглый, вращающийся в полёте кусок горячего металла….

Добавить комментарий

Запрещено публиковать рекламные ссылки, ссылки на сайты. Данные комментарии не будут опубликованы.


Защитный код
Обновить

Copyright © 2012. All Rights Reserved.


Яндекс.Метрика