Читаем книги

ЕЁ ЗОВУТ СОЛНЦЕ

Солнечной девочке посвящается

1

          Она сидит и с кем-то разговаривает по телефону. Скорее всего, со своим заказчиком.

          Заказчика зовут Пётр, и ему удивительно точно подходит это имя – более «каменного» чела я в своей жизни не встречал. Когда он первый раз появился в нашем офисе, мне показалось, что к нам пожаловал сам Командор. Ну, тот, из пушкинского «Каменного гостя», который статуя….

          Про таких людей говорят: уверенно идёт к своей цели…. Как ледокол: неспешно, размеренно и ни на долю градуса не отклоняясь от курса.

          «Командор» Пётр относится к породе людей, жизнь которых сложилась на все сто. Сложилась без каких-либо усилий с его стороны (папины возможности) потрясений, сомнений, метаний и трудностей. Сложилась раз, и навсегда…. На мой взгляд, это самая скучная порода людей…. А, может, и не людей вовсе, а существ с далёких планет и из других миров нашей галактики Млечный путь…. Миров, лишённых настоящей жизни борьбы преодалений и страстей….

          Интересно, со своей дражайшей половиной «Командор» Пётр занимается любовью также размеренно целенаправленно методично прогнозируемо и… скучно?..

          И вот, она сидит, и разговаривает с этим «каменным» челом по телефону и на её обворожительных губках нежится в кайфе её бесподобная неповторимая сногсшибательная притягательная чарующая улыбка. Словно этот «Командор» Петя её принц сердца, а не тривиальный заказчик рядового проекта, коих в её не совсем уж короткой жизни было превеликое множество….

          Её улыбка не поддаётся никакому описанию, сравнению, классификации. И здесь кисть любого, пусть даже самого одарённого мастера бессильна – да простит меня Великий Леонардо.

          В этой удивительной улыбке в одну и ту же единицу времени, каким-то необъяснимым и, даже, сверхъестественным образом сконцентрирован, мирно соседствует друг с другом и уживается весь макрокосм чувственного: от бесконечной нежности тёплоты мягкости, до ослепительной феерической колдовской сияющей перенасыщенной магнетизмом бьющей наповал страсти.

          И в этой её улыбке заключена такая сила и мощь, что под их действием твоё несчастное сердце и твой «наглухо обкумаренный»и этой улыбкой мозг аннигилируют на мириады элементарных частиц, в каждой из которых живёт энергия её «чумовой» улыбки…. И от этого ты напрочь теряешь способность к каким-либо рациональным действиям, логике и анализу. И твой проект безнадёжно простаивает. А сам ты – если, конечно, не найдёшь в себе силы выбраться из этого идиотского состояния – будешь иметь серьёзные неприятности, в виде достаточно экспрессивной и пространной «тронной речи» шефа компании Вадима Николаевича….

          Она сидит и что-то «втирает» этому «стоунмену». А я сижу, слушаю её голос и «тащусь»….

          Такого голоса, как у неё нет ни у одной женщины на всей нашей планете. Он сочетает, совершенно не сочетаемые, на мой взгляд, вещи. Он удивительно мелодичный, как молодой весенний ручеёк; одновременно и мягкий, нежный, завораживающий; и, в то же время в нём угадывается сила и твёрдость её сверхтвёрдой натуры.

           Тембр её голоса – вообще «Песнь песней». Она говорит с едва заметным французским прононсом, слегка грассируя, отчего её голос приобретает этакую экзотику, необычность и дополнительную теплоту. И этот её французский удивителен для «потомственной псковитянки» в куче поколений. Я к сожалению не помню, доходили ли наши братья-«хранцузы» до Пскова в восемьсот двенадцатом году. Но, если доходили, она смело может считаться француженкой. И, в этом случае тайну её голоса можно считать раскрытой….

          Тайну. Но не очарование!.. Её голос можно слушать бесконечно, как хорошую музыку, и он не надоедает…. По крайней мере, мне…. И это притом, что в обыкновенной – на удалении от неё, внерабочей – жизни я слушаю металл. А её голос и это направление в музыке, как говорил незабвенный Скалозуб: дистанция огромного размера. И, если честно, окажись я перед выбором: всю жизнь слушать тяжеляк, металл, или её голос, выбор остался бы не за любимым музыкальным направлением….

          А как она смеётся!?

          Это, произнося на одесский манер: ваааще!

          Так же, как и у любого человека, её смех имеет кучу оттенков. Но их все объединяет одно – какая-то необыкновенная теплота и заразительность. При этом он какой-то…, аристократичный, что ли, напрочь лишённый низкой вульгарности…. О тупом дебильном узколобом «ржании» речь вообще идти не может. Не тот случай…. Это так же несовместимо, как Мадонна Рафаэля и девчонка, которую ты под шофэ «снял» во второсортном клубе…. I sorry, за сравнение….

          Ты, как наркоша «подсаживаешься» на её смех с «первой дозы». И возврата для тебя назад нет. Если ты долго не слышишь её смех, у тебя начинается «ломка». Но в твоём случае медицина и фармакология бессильны….

           Она сидит, и счастливцы солнечные лучики нежно и весело гладят её волосы, скользя по ним. И резвятся в них, бросая друг в друга яркие блёстки. Отчего её белокурые волосы приобретают какой-то сказочный, мерцающий волшебными огнями вид….

          Проказники-лучи добираются и до её лица и бесцеремонно оставляют на нём свои тёплые сверкающие поцелуи. Когда эти несносные шалуны целуют её в глаза, она удивительно мило и одновременно смешно щурится, отчего её, нормального размера глазки превращаются в японско-китайско-вьетнамско-корейские. А щёчки и носик этак симпатично сердятся, меняют привычные очертания объёмы и формы на непривычные и забавные, немного похожие на детские….

                В обыкновенном состоянии в её глазках живут маленькие волшебные феи-звёздочки. И когда она на тебя смотрит, эти весёлые девчонки проникают в тебя. В самое твоё сердце, даря тебе волшебное тепло её взгляда, сражая тебя наповал, с первого «выстрела».

          А в сочетании с её улыбкой и смехом твоё очарованное и несчастное сердце испытывает такой удар, что сравнивая его «боезаряд» с привычным оружием колоссальной разрушительной силы, все мегатонны планеты окажутся в биллион раз слабее….

          Вот она «расправилась» с «Командором» Петюней. Выпорхнула из кресла. Сладко потянулась…. Господи, как же грациозно это у неё получается! Великий Маэстро Санти отдыхает. Все его девчонки-грации не стоят её мизинца.

          Она потянулась, её обворожительной пластики ручки взметнулись вверх и взъерошили, а, точнее, типа, привели в порядок и без того идеальную причёску (причёска от этого идеальней не стала, а, наоборот приобрела этакий художественный беспорядок). При этом красивого очертания плечики несколько приподнялись. Её восхитительной формы грудь последовала примеру ручек и плечиков и от этого сделалась ещё более бесподобной выразительной и манящей. Короткая маечка обнажила загорелый с красивым рельефом животик и тонкую талию.

          Дивной округлости умеренной полноты бёдра и умопомрачительной соблазнительной формы ножки – имеющей объём сверху, у бёдер, и красивую тонкость снизу – обтягивают фисташкового пастельного тона стильные удивительно ей идущие джинсики.

          Заканчивают «портрет незнакомки» этакие «чумовые» туфельки на высоком каблучке и нехилой платформе….

          - Кофе будешь!?

           Спросила-проворковала она. Я согласно кивнул, вырубил комп, и, как бобик поплёлся за посланницей Солнца к лифту….

           Для полноты картины следует отдельно остановиться на её походке.                        Конечно, являясь существами прямоходящими, имеющими пару нижних конечности, выполняющих функцию «перемещения тела», каждый из нас тем или иным образом передвигается. То есть, совершает последовательные движения одной и другой ногами попеременно…. Вот именно, последовательные движения. И эти последовательные движения для большинства так и остаются движениями….

          Девчонки с подиумов ходят эффектно – кто бы спорил. Но, уж, очень однообразно, что ли: как солдаты на параде. Механическая отлаженность движения в сочетании с некоторой искусственностью этих движений создают у лицезреющего это «действо» зрителя – а на что же нормальный мужчина «бросает свой первый взор» при виде красивой девчонки, как не на её нижнюю, так сказать, часть тела – ощущение чего-то неестественного, чуждого природе.

          С полной уверенностью могу констатировать, что, так как ходит она, ни ходит никто.

          Хотя в её походке нет ничего сверхэффектного. Но, когда Солнечная девочка в настроении от её одновременно и пружинистой и какой-то суперграциозной походки нельзя оторвать взгляд. Этот эффект схож с состоянием скупца Гобсека, созерцающего свои сокровища…. Впрочем, её походка, тоже, своего рода «сокровище»…. Для ценителя тонкой женской красоты.

          И чтобы окончательно расставить все точки над «i» и подвести своеобразный итог вышесказанному следует остановиться на самом главном, что делает эту девочку дочерью нашего яркого светила. Красивое личико, попку…, пардон, ножки и другие восхитительные обольстительные привлекательные и желанные части тела имеют многие девушки, женщины. Многие красиво и мило улыбаются, смеются, ходят. «Нема базара», как говорят некоторые наши «слуги народа».

          Но это внешние стороны медали. А внутренней стороной медали этой Солнечной девочки являются УЮТ и ТЕПЛО.

          С ней настолько уютно и тепло, что поначалу и с непривычки ты очумело-раскумаренно погружаешься в них, как в нирвану. И твой рациональный, привыкший к прямолинейным формам современного урбанистического пространства мозг начинает взрываться, хаотично ища логическое объяснение этому состоянию. Но этого объяснения нет и быть не может. Просто царственным шлейфом этой Солнечной Королевы являются две этих составляющие. И кого накрывает этот её венценосный шлейф, могут считать себя счастливцами….

          Правда, для того, чтобы это произошло, её, и твоя душа должны быть настроены в камертон…. Для Командора Петюни это «не канает»: камень и душа не совместимы.

          И всё вышеперечисленное являются кирпичиками её неповторимого и «чумового» шарма. И этот её шарм накрывает тебя, как гигантская океанская неукротимая волна, рожденная сокрушительной стихией нехилого цунами. Но, в отличие от разрушительной силы слепого природного явления, её сила созидательна. Она наполняет твоё сердце и душу таким зарядом тепла света и счастья, с которым не может соперничать даже наше Великое Светило. Да, простит наш сиятельный и лучезарный Жёлтый карлик меня за мою дерзость….

2

          Мы спускаемся на первый этаж нашего офисного центра и отправляемся в кафешку, выполняющую днём функцию местной столовки. В этот ранний час народу практически нет – не сравнить с обеденным перерывом, когда голодный офисный и служивый народ набивается здесь, как сельди в бочке, и каждый столик становится «на вес золота»….

          - Валер, ты какой будешь!?

          - Танюш, капучино, без сахара.

          - Я помню, что ты пьёшь без сахара.

          Я получаю очередной заряд её «бронебойной» улыбки….

                              

          Мы занимаем свободный столик возле окна, за которым открывается вид на шумную и деловую центральную улицу нашего города. «Приземляемся». Спешить некуда – коллеги на объекте, и, учитывая пятничный день, вряд ли появятся. Шеф у какого-то, как он объяснил, перспективного и важного заказчика…, которого он по телефону почему-то называл Малышка.

          Следовательно, можно расслабиться. Тем паче, что проекты не идут ни у неё, ни у меня….

          - Ну, как у тебя продвигается!? Скоро заканчиваешь!?

          - Не знаю, Танюшенька. Заказчик взял тайм-аут. Хочет что-то там изменить. Ждёт возвращения супруги. Я ему свои идеи сейчас набросал, посмотрим как «медам» отреагирует.

          - А у меня тоже этот Петя…. Такой зануда! Такой скучный!.. Никак с конструктивом не определимся. То одно хочет, то другое….

          - Не «парься»! Лучше скажи, что завтра делаешь!? На дачу поедешь?

          - Конечно, съезжу к деткам, я их три дня из-за этого Пётра по-настоящему не видела: приезжаю – они уже спят, уезжаю – они ещё спят…. Да, и свекровь отпустить нужно. Пусть отдохнёт….

          Мужа она не упоминает. Значит, «супруг» снова забухал….

          Удивительно, как она могла так вляпаться в это… «существо»!?.. Не понимаю, каким долбо…клюем, а, точнее, ничтожеством нужно быть, чтобы не понимать какое сокровище тебе досталось!.. Не понимаю!.. В моём представлении, для нормального мужика естественным является такую женщину носить всю свою жизнь на руках и сделать всё, чтобы её жизнь рядом с тобой была бесконечно сказочно счастливой. Чтобы всю жизнь – сколько вам её отведёт Создатель – видеть её улыбку и божественное тепло её колдовских глаз. Тепло, подарено только тебе одному, и, никому больше на всей нашей, такой огромной планете….

               

          Она вдруг, отчего-то нахмурилась и о чём-то надолго задумалась.

          И даже хмурится она как-то по-особому. Её лицо становится строгим и сосредоточенным, но при этом остаётся милым и добрым. Я не знаю, как это получается. Как правило, хмурый взгляд несёт отрицательную энергетику. Но не в её случае….

          - О чём задумалась!? – Аккуратно и внешне нейтрально спрашиваю её.

          - Знаешь Валер…, мне нужно с тобой поговорить…. Вернее, кое-что обсудить….

          Она говорит тихо и мягко, но я угадываю в её голосе какую-то боль и надлом. И мне её голос не нравится….

          - Обсудить!?

          - Валер, ты у меня единственный настоящий друг….

          «Друг» больно режет сердце…. Я для неё просто друг, пусть и единственный и настоящий…. Друг, без какого-то развития….

          - …Валер, ты знаешь моё положение…. Я очень устала и больше так жить не хочу…. Я не хочу и не могу видеть этого урода. Бизнесмена хренова. Его вечно пьяную рожу… Слышать бесконечные скандалы. Я не хочу травмировать детей. Им жить и строить в будущем свои отношения в семье…. А что они видят, и какие отношения они смогут построить, имея в качестве примера наши с ним отношения…. Знаешь, недавно Настёна сказала папе в лицо, что она его не любит. Это страшно….

          Она говорит и смотрит мне в глаза. Но теперь её солнечные феи-звёздочки потускнели, как-то испуганно сжались в ожидании чего-то неприятного и, даже опасного…. И от этого её взгляда тоскливо заныло сердце и «на душе заскребли огромные злобные кошки»….

          - …Валер, месяц назад я разослала московским компаниям своё резюме. Несколько компаний ответили. Одна мне понравилась. Хорошие условия и зарплата приличная…. Я хочу уехать!..

               

         Что!?.. Уехать!?.. Она хочет уехать!?.. Солнечная девочка хочет уехать!?.. 

         Если она уедет, уедет навсегда!.. Ей хватит силы, «сжечь за собой мосты»!.. И я больше никогда не увижу её!.. Больше никогда не увижу Солнечную девочку!.. 

         Никогда! Какое страшное слово. И какая непреодолимая сила заключена в нём!.. И сильней этой силы нет ничего на свете!.. Я… больше… никогда… не увижу её умопомрачительную улыбку…, не услышу её прелестный смех…, её завораживающий голос!..

         Отчего-то стало трудно дышать. Уютный светлый и симпатичный интерьер кафешки потемнел, сделался мрачным и чужим….

         Она уедет и мир рухнет!.. Нет, внешне всё останется так же. И день будет сменять ночь. И так же днём будет светить солнце, а ночью царствовать Луна. И за компом, напротив меня будет сидеть кто-то…. Кто-то другой. Возможно, такая же красивая девушка, как Танюшка…. Возможно….

         НО Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ УВИЖУ ЕЁ! ИМЕННО ЕЁ! МОЮ СОЛНЕЧНУЮ ДЕВОЧКУ….

         - Валер!.. Валер! Что с тобой!?.. Ты меня слушаешь!?

         - Конечно, слушаю. Всё нормально!

         - Ну, что ты скажешь?

         - Танюшенька, ты сильная девочка!.. Ты не представляешь, какая ты сильная!.. И я горжусь тобой!.. Ты молодец!.. Всё у тебя в жизни будет прекрасно…. Ты сможешь её изменить. Я в этом уверен…. И ты ещё будешь счастлива. Счастлива по-настоящему! Для этого у тебя всё есть.

          Я произношу «свой монолог», и у меня такое чувство, что это говорю не я, а кто-то другой: посторонний спокойный и безучастный…. Я говорю, и чувствую, как сердце бешено колотится в несчастной груди….

          - Ты так думаешь!?

          Она смотрит на меня, как и раньше. И мне до боли хочется сказать ей, чтобы она оставалась. Что, всё, что я теперь хочу – чтобы она осталась, не уезжала. Что я постараюсь изменить её жизнь. Сделать другой….

          НО МЕЖДУ НАМИ МОГУЧЕЙ НЕЗЫБЛЕМОЙ НЕСОКРУШИМОЙ СТЕНОЙ СТОИТ «ДРУГ».

          А друг, он на то и друг, чтобы поддержать друга в трудную минуту. И я чудовищным усилием воли выдыхаю: уверен….

          - …Уверен на все сто.

          - Спасибо Валер!.. Ты не представляешь, как для меня важна твоя поддержка…. Именно твоя…. Знаешь, мне ведь по-настоящему посоветоваться и не с кем…. Подруги, это так…. Сестрёнки и брат…. Я знаю, что они скажут. Что все так живут. И тому подобное…. Валер, а я так жить не хочу! Понимаешь!?

          - Понимаю. Не «парься»!.. Более того, ты так жить не должна. Ты создана для счастья…. Если ты приняло решение, и оно тебя устраивает, иди до конца, и всё у тебя получится.

          Она порывисто обнимает меня и целует в щёку.

          - Валерка, какой же ты классный! Как мне легко с тобой! Только ты меня понимаешь!

          - А твой тебя отпустит?

          - Отпустит!? Ха, ха-ха!.. Куда денется.

          Она произносит это с такой твёрдостью и уверенностью, что сомневаться не приходится. Да и кто может остановить летящую к цели ракету?.. И эта «ракета» скоро улетит….

3

          Я иду по городу…. Кажется это наш город…. Но, почему-то теперь он другой, не похожий: здания выше и величественней…. Центральный городской дворец культуры похож на себя лишь декором фасада. Трёхэтажное здание, которое я вижу в день по десятку раз, теперь, благодаря какой-то неведомой силе взметнулось вверх этажей на двадцать, не меньше…. И центральный фонтан вдалеке, на площади не совсем привычный – огромный и монументальный. Хотя форма та же….

         Я иду по городу, и навстречу мне идут люди…. Странные люди. Никто никуда не спешит. Они просто неторопливо фланируют мне навстречу…. Странно и удивительно!..

          Я иду по городу, и мне нужно подойти к фонтану….

          Зачем!?..

          Не знаю. Но я точно знаю, что мне нужно добраться до фонтана. Если я смогу это сделать, возле него меня ждёт что-то необычное и счастливое….

          Вот, наконец, и фонтан.

          - Валера!

          Слышу я за спиной до боли знакомый такой бесконечно любимый и желанный голос. Я оборачиваюсь…. И.... мне навстречу идет она! Моя любимая Солнечная девочка. И на её лице такая знакомая, такая обворожительная восхитительная ослепительная чудесная феерическая её улыбка!

          - Валера!           

          Нежно шепчет она….

***

          - Валера!.. Валера!.. Вставай!.. Мы пропали!.. Мы опоздали!

          Что! Что такое!

          Она тормошит меня, и я просыпаюсь….

          Господи это не она, не Солнечная девочка, не Танюшенька!.. Это Машка – моя коллега! И это был только сон!.. Но какой классный сон!..

          Ещё окончательно не пришедший в себя мозг, напрягается, хаотично вспоминая вчерашний вечер и совершенно неожиданное появление моей коллеги в моей горячей и всклокоченной – словно в ней происходило сражение двух нехилых армий – постели….

          Вчера мы с ребятами были в клубе…. Там мы встретили Машку с подружками…. Кажется Машуня меня вчера «сняла»!.. Впрочем, почему, кажется, если она рядом, а её тёпленький бочок этак соблазнительно трётся об мой….

               

          - Машунь, «не гони волну», сегодня воскресенье!..

          - Да!?

          Как мило она удивляется…. И, вообще, она очень милая….

          - Да. А то, как бы мы вчера оказались в клубе!?

          Машуня некоторое время соображает….

          - Валерик, значит, нам никуда не надо спешить и мы можем «продолжить банкет».

          Радостно выдаёт Машка и собирается покинуть «ложе любви» и отправиться к столу, как я понимаю, «загасить горящие трубы». Но я своевременно пресекаю эту её идиотскую попытку, ловлю её и придаю её горячему телу горизонтальное положение. Я планирую «продолжить банкет» без напитков, по-другому, как того требует ситуация и постель…. Тем более, что я совершенно не помню как у нас с Машкой было ночью, и было ли вообще….

          Машуня не сопротивляется, и мы не откладывая дело в долгий ящик, начинаем крупномасштабную войсковую операцию.

          Я начинаю с разведки боем на дальних подступах: лоб, ушки, носик, щёчки, губки, шейка, грудь. Медленно, но неуклонно приближая своё авангард к её заветной Цитадели.

          Время от времени Машка пытается контратаковать горячими страстными поцелуями. Но мы опытные воины и нас эти слабые попытки сопротивления не останавливают от продвижения вперёд и только распаляют боевой азарт. И скоро мы уже медленно и методично взламываем защиту её Цитадели, «работая» по её самым «уязвимым точкам»….

          И теперь соперник окончательно сломлен!.. Но мы пленных не берём. И снова и снова медленно и бесконечно долго вгоняем её в это предкайфовое состояние, и снова и снова ослабляем напор. И когда «противник» находится в состоянии, близкому к полному разгрому, и в исступлении просит пощады…, окончательно громим его, введя в бой основные силы….

          И битва медленно, но уверенно подходит к своей кульминации, развязке…. Мы одновременно заканчиваем битву залпами орудий главного калибра….

          Наша суперкайфовая битва закончилась. Но в ней нет побежденных. Это не значит что у нас ничья. Нет. Каждый из нас Победитель….

          Эта Великая Битва длиной в миллионы лет – столько, сколько существует наша человеческая цивилизация. Битва, в которой участвуют двое. Битва, равной которой по силе страсти не сравнится ничто в жизни человека…. Пожалуй, только творчество в какой-то мере приблизилось к ней….

          А потом мы лежим, болтаем и курим одну сигарету на двоих – Машка, типа, не курит, я тоже – и у Машули глазюки, как по нехилому «приходу»….

          Оказывается, у неё красивые глаза. Этакие, умные, с глубоким взглядом. И, в тоже время весёлые, как говорили в старину - шалые. И сама она очень красивая и очень классная девчонка. И с ней легко и кайфово. Без всяких заморочек и сложностей.

          Удивительно, как я раньше ёё не замечал…. А кого я раньше «ваааще» замечал, кроме Солнечной девочки!?..

          - Валер, мне с тобой так хорошо!.. А тебе хорошо со мной!?

          Нашла что спрашивать! Кто бы отрицал.

          - Ты не представляешь, Машуль, как мне с тобой классно.

          И это не дежурная фраза, и я не грешу против истины. Мне действительно с ней классно…. По крайней мере, намного лучше, чем с другими девчонками….

           - Я счастлива…. Хотя ты, сволочина, этого не заслуживаешь.

           Я искренне удивлён!.. Почему я сволочина!?.. Вот и пойми после этого девушек!

          - В офисе, на работе ты меня совсем не замечаешь!

          - Машуль, на работе я работаю. Ты же знаешь наш дурдом!

          - Что ты говоришь!.. Ты работаешь!?.. Ах, ты работаешь!.. Работник хренов!

          Она вскакивает, направляется к столу, наливает минералку, долго и медленно пьёт и возвращается. Садится на корточки на кровати и пристально смотрит на меня, точно видит впервые, изучает. И взгляд у неё, как у киношного следователя – пробирает до костей….

           - Танюху, ты замечал! Ещё как замечал! Глаз от неё не отводил!..

           Я в шоке! Как последний даун пытаюсь оправдываться, типа, у нас с ней компы рядом….

          - У тебя компы рядом!.. Компы у него рядом!.. Валера, да у нас всё в отделе знают, что ты к Танюхе не ровно дышишь!..

          Чёрт побери! Вот это да! Все знают!.. Оказывается, все всё знают!.. А что все знают!?.. Что могут знать все!?.. У нас с ней ничего не было, и быть не могло. Я для неё был просто друг, не более…. Да, я хотел бы, чтобы у нас всё было по-другому. Очень хотел бы…. Но этого нет, и никогда не будет…. Не будет никогда!.. Она уже почти три месяца в другом, параллельном мире. И наши миры уже больше никогда не пересекутся…. Она иногда звонит – в первое время звонила часто – и я знаю, что у неё всё идёт хорошо…. А, следовательно, мне ничего не светит…. Но я не могу её забыть! Разве это моя вина!?.. Скорее, беда….

         Но, разве девчонки это понимают. У них всё просто: любит – не любит…. Но в жизни часто всё сложнее…. Люблю ли я Солнечную девочку!? Да…. Но эта другая любовь. Какая? Я сам не знаю, не могу сформулировать…. Хотел бы я просто обладать ею!? Да, конечно. Но больше я хотел бы сделать её счастливой. Фантастически безмерно бесконечно счастливой. Чтобы она сияла, как наше светило. И что бы её сиянием был освещён наш с ней путь….

           - …Знаешь, Валер, ты мне давно нравишься. Очень давно. Но ты меня никогда не замечал…. И даже теперь не замечаешь!

          - Машуль, а теперь рядом с тобой кто!?

          Она наклоняется, нежно целует меня в губы и как-то печально произносит:

          - С тобой, Валер, я…, но ты не со мной! И никогда не будешь…. В этом всё дело…. Но теперь мне на это плевать. – Весело произносит она. И эта её смена настроения удивительна и не поддаётся никакому логическому объяснению…. Разве можно понять девушек…. – Валера, сегодня ты моя добыча и я хочу…, не, просто должна отыграться на тебе за всё….

          И Машуля снова в постели. И снова со мной горячая кайфовая и страстная девочка. И наша с ней битва продолжается….

          А потом Маша уходит, как-то нейтрально чмокнув меня в щёку. И я знаю, что это была наша с ней первая и единственная встреча. Продолжения не последует. Она не сказала мне это прямо, но я знаю, чувствую… по её прощальному поцелую…. Жаль, мне кажется, у нас с ней могло бы получиться….

4

          Уже второй день идёт снег. Такого снегопада я давно не припомню. Город стоит. Несчастные коммунальщики с трудом справляются с центральными улицами. Периферия и окраина безнадёжно погребены под толстенным слоем снега. Я полдня потерял, добираясь до своего объекта и обратно…. Впрочем, удивляться, не приходится – скоро Новый год…. На центральной площади возле фонтана уже стоит Новогодняя ёлка и построен детский городок…. И из окна офиса видно как малышня, резвится там, не обращая внимание на снегопад.

          Я сижу за компом и вношу изменения в проект, которые мне завтра «кровь из носу» необходимо согласовать с заказчиком. Впрочем, работы здесь от силы на полчаса и я никуда не спешу….

          Вчера было полгода, как уехала Танюшка…. Уже прошло целых полгода. Целая вечность. Как быстротечно время. Кажется, совсем недавно она сидела напротив меня, и я кайфовал от её улыбки, голоса…. А теперь напротив меня сидит Егор. И его бородатая рожа мне уже успела порядком надоесть….

          Интересно, что она сейчас делает? Возможно, торчит на своём объекте. Возможно, также как и я сидит за компом над проектом….

          Вспоминает ли она меня?.. Не знаю…. Москва, это другой мир и другой ритм…. Правда, неделю назад она позвонила. Позвонила сама! Чего давно уже не было. Разговор был какой-то странный, вернее, загадочный, и, даже, таинственный. Я, застигнутый врасплох неожиданным звонком, разговор не помню, помню только что-то про новогодние чудеса, но вот оставшееся от него ощущение удивительной теплоты не покидает меня и теперь….

          Наконец я закончил изменения. Успел. Значит можно и «отваливать». Я сегодня славно поработал, можно и славно отдохнуть…. Точнее, просто отдохнуть. Я за эти дни чертовски устал…. Этот проект не заладился сразу. Заказчик хочет одно, его супруга другое, диаметрально противоположное, а ты, должен найти золотую середину, дабы угодить всем….

          Неожиданно ожил телефон. Кто-то прислал сообщение…. Странное сообщение, вернее, картинку – рисунок Новогодней ёлки…. Картинку рисовал, несомненно, ребёнок…. Ёлка, своей клиновидной формой и игрушками похожа на городскую, ту, что на площади ….

          Телефон незнакомый!..

          Кто из знакомых мне детей мог прислать этот рисунок?..

          А может не ребёнок, а кто-то из моих взрослых знакомых!?.. Скорее всего….

          Но почему рисунок кажется мне знакомым!?.. У меня такое ощущение, что я его уже видел. Нет, я точно видел эту нарядную ёлку. И эти снежинки. И забавные фигурки четырёхчеловечков возле ёлки…. Одна фигурка самая большая. Рядом с ней поменьше – женская. Две фигурки, несомненно, дети. На рисунке, скорее всего, семья….

          Стоп. Я вдруг вспомнил всё. Два года назад мы с Танюшкой, её ребятами Никитой и Настёной в канун Нового года гуляли на площади возле ёлки…. А потом Танюшка принесла этот рисунок и мы всем отделом смотрели его. Кто-то ещё заметил, что у Настёны несомненный талант рисовальщика….

          Я понял всё!

          С проворством бойца-первогодки я экипировался и «пулей» вылетел на улицу…. Представляю, что подумали о моей прыти коллеги….

          На город наваливалается зимний вечер. Небо уже приобрело определённую черноту, не перешедшую пока ещё в абсолютную тьму. Удивительно, снегопад закончился и сыпал весёлый мелкий невесомый снежок.

          Едва загорелся зелёный, я перескочил проспект и через несколько минут оказался возле ёлки. Здесь в этот час, несмотря на бушевавшую ещё совсем недавно метель собралась приличная толпа – работает Новогодний базар и люди стараются затариться к празднику….

          Я уже почти обошёл ёлку. И с каждым шагом настроение становится всё более сумрачным, а надежда призрачной…. Я ошибся, вернее, принял свою фантазию, желание за реальность…. Ну, да, ёлка, Настёнин рисунок. Но это только рисунок и ничего более….

          - Валера!

          Услышал я за спиной до боли знакомый, самый классный фантастический волшебный желанный безмерно любимый голос и почувствовал, как радость, нет безграничное счастье, заполняет каждую частицу моей души….

          Я оборачиваюсь…, и Солнечная девочка обнимает меня, крепко-крепко прижимается ко мне. И на её очаровательном лице сияет, сверкает, царствует её неповторимая улыбка, а в её глазах радостно резвятся такие знакомые феи-звёздочки….

          - Валерка, какой же ты молодец! Ты всё понял!

          И наши губы находят друг друга!.. Господи, какие у неё волшебные восхитительные сладкие губы!..

          И мы задыхаемся в поцелуях, но наши губы не хотят отпускать друг друга.

          -Валерка!.. Валерка!.. Валерка!

          Сквозь поцелуи шепчет она.

          Танюшенька!.. Солнышко моё!..

          Задыхаясь, шепчу я. И сердце уносится к небесам.

          - Валерка, какая я была дура! Как я могла не видеть своё счастье!

          - Нет! Ты самая умная девочка в мире! Дурак был я! Самый идиотский дурак на свете!

          - Валер, мы с тобой оба дураки! – Ласково шепчет она. – Давай исправляться….

          - Давай! – Счастливо соглашаюсь я.

               

          И мы стоим возле сияющей новогодними огнями, сверкающей огромными игрушками величественной и нарядной Новогодней ёлки, и прохожие с улыбками обходят нас. И нас ласково засыпает весёлый снежок. И на душе огромное безмерное бесконечное счастье….

1

        Неужели я дома!?

        Дом. Какое короткое слово, и какое, оказывается, огромное волнующее чувство заключено в нём.

        Вот мой дом. И как будто не было вовсе этих двух недель безделья, неги, кайфа. Не было ничего. Ни отеля. Ни пляжа. Ни бескрайнего голубого неба. Ни ослепительного жаркого солнца. Ни тёплого моря. Ни загорелых девчонок. Ни ночных танцев под луной. Ничего…. Если честно, мне даже не вериться, что всё произошло со мной в реальности, а не пригрезилось в волшебном сказочном сне…. Но сказка длиною в две недели закончилась. И снова со мной такое родное северное небо. И наша улица. И наш двор. Двор, где я встретил её. И арка…. Наша с ней арка. Арка, с которой у нас всё началось….

***

        Я погиб сразу, как только увидел её в то утро. Я погиб в туже самую минуту. Секунду. Мгновение. Погиб, и с этим нечего невозможно поделать. Я оказался на прицеле Амура. Этого маленького несносного проказника-мальчишки, летающего по миру со своим серебряным луком и пускающего направо и налево золотые стрелы Любви. И люди от его стрел погибают навсегда…. Нет, конечно же, большинство людей погибает не навсегда. Многие, и вовсе не погибают, а только слегка ранятся ими. Да и то на короткое время. И бедолаге Амуру приходится всаживать в них стрелу за стрелой, чтобы любовь не покидала людской род…. Некоторых эти божественные золотые стрелы и вовсе не берут. Я знаю таких…. Но я погиб безвозвратно. Стрела озорника Амура пронзила моё сердце безоговорочно и навсегда в то самое мгновение, когда я увидел её…. Точнее, если честно, в то самое мгновение, когда золотая стрела прошила моё сердце, я ещё не знал, не осознавал что погиб. Всё произошло на уровне подсознания….

***

        Было ранее летнее утро. Обычное субботнее утро не предвещавшее ничего особенного. Тем более каких-либо серьёзных перемен в моей, в общем-то, размеренной и распланированной жизни. Несмотря на ранний час уже стояла жара. По величественному немыслимой голубизны небу медленно перемещались куда-то за крыши домов редкие сонные белоснежные увальни-облака. Город спал, отдыхая от суеты и напряжения рабочей недели. Зыбкую предрассветную тишину изредка нарушали, казавшиеся такими неуместными в это время звуки. Вот где-то на бульваре прошелестел шинами автомобиль, оставив за собой шлейф забойной монотонно-ритмичной музыкальной композиции. Пролетел, и снова на какое-то время всё смолкло…. Вот в соседних домах разлаялись дворняги…. Где-то вдалеке завыла автомобильная сирена. И снова всё замерло….

        Тем субботним утром я со своими друзьями и соседями Вадиком и Ромычем ковырялись с Вадиковым «старичком-японцем», который именно в тот момент, когда он нам позарез был нужен, никак не хотел заводиться. В то утро мы собирались отправиться на загородное озеро. Планировали уехать рано, чтобы успеть забить на пляже самые клёвые – не в плане рыбалки, а в плане классные – места. А самые клёвые места, это, естественно, неподалёку от воды, на тёплом песочке.

        На озеро мы отправлялись с целью обнажить наши великолепные атлетические загорелые тела перед загорающими и плещущимися в тёплой и мутной воде очаровательными девчонками без комплексов готовыми познакомиться с такими классными челами как мы и разделить с нами этот чудесный день. А, возможно, и удивительный вечер. И, что оказалось бы совсем здорово, дивную незабываемую волшебную фантастическую ночь любви страсти драйва.

       В общем, мы собирались отправиться на «съём», а этот чёртов «катафалк» ломал все планы. Конечно, на озеро мы могли доехать и на наших с Ромыча машинах. На озеро без труда можно добраться электричкой, автобусом или на такси. Но в этих случаях мы лишались необходимого для спланированного мероприятия статуса и свободы передвижения большой компанией (с девчонками) в случае «удачной охоты»….

        Мы так увлеклись ремонтом, а точнее, раздражёнными «наездами» друг на друга, что не заметили остановившееся неподалёку от нас такси….

        - Мальчики, второй подъезд этот или вон тот?

        Услышал я девичий голос и обернулся….

        Недалеко от нас стояла незнакомая девчонка с огромным чемоданом и кучей ещё какой-то поклажи. Совсем юная – на вид вчерашняя школьница. Ничего особенного. Подобных девчонок каждый день сотнями, тысячами встречаешь спешащими на учёбу или работу. Ты сталкиваешься с ними, но по-настоящему не замечаешь их, не успеваешь заметить втянутый в стремительный водоворот бешеного ритма огромного мегаполиса. Девчонок разных. Красавиц, красивых, симпатичных и не очень. Но, по большему счёту девчонок классных, уверенных в себе, целеустремлённых, динамичных….

        Стоящую передо мной незнакомку, несомненно, можно было отнести к категории девушек привлекательных. С таким простым, милым, и, одновременно каким-то удивительным запоминающимся личиком, на котором без сомнения доминировали потрясающие глаза. Этакие: с весёлым шаловливым и, в тоже время умным, пронзительным взглядом. А ещё губы – сохранившие что-то детское, но уже почти сформировавшиеся в потрясающие притягательные женские. Носик малышки прямой и пропорциональный остальным частям лица и всему лицу в целом украшали милые, изумительно идущие ей веснушки, которые не смог скрыть даже загар. Веснушки тут и там проказница-природа разбросала и по её слегка розоватым щёчкам. Розоватым от природы. Так, что эта розоватинка пробивалась сквозь загар. Лицо девчонки обрамляли густые рыжие волосы стильно собранные в одну ассиметричную косу, ниспадавшую волнистой змейкой на красивые плечи, точнее, плечо, и заканчивавшую своё движение на её груди. На девушке была одета удивительно шедшая ей лёгкая коротенькая светлая курточка с капюшоном, из-под которой виднелась короткая маечка топ сексуально-соблазнительно обтягивавшая её грудь и обнажавшая загорелый животик. Красоту длинных стройных загорелых ножек подчёркивали светлые мини-шорты. Туфли на высоченной платформе делали малышку визуально ещё стройнее и выше….

        - Вау!.. Ни фига себе!.. Какая девочка!.. Девушка, а вы кто?

        Восхищённо заблеяли мои офигевшие друзья – «истинные эстеты и тонкие ценители юной девичьей красоты».

        - Мальчики, так какой из подъездов второй, этот или вон тот? – Нетерпеливо повторила вопрос малышка, явно смущённая «чрезмерным вниманием к своей скромной персоне».

       - Девушка, вы не перепутали подъезд, вам точно нужен второй? Мой пятый. Может вам пятый подойдёт?.. А вы к кому приехали?..

        Забросали вопросами незнакомку Вадик и Ромыч.

       - Какая разница. Мне нужна сорок третья квартира. – Раздражённо ответила девчонка.

       - А, значит вы к дяде Коле. Тогда ваш подъезд вон тот…. А вы кто дяде Коле будете?

       - Спасибо мальчики. – Проигнорировав вопрос, несколько официально поблагодарила моих любопытных друзей незнакомка, и, подхватив «скарб» покатила в сторону подъезда свой непомерный чемоданище.

       - Девушка, вам помочь? – Предложили свои услуги мои «галантные» друзья.

       - Ну, что же, помогите. – Снисходительно разрешила малышка, и офигевшие от счастья два великовозрастных дауна Ромыч и Вадик «бобиками» полетели приложиться к ручке чемодана, а ещё к ручкам сумок и объёмного пакета. А я остался возле машины – сторожить инструменты. Девчонка с удивлением и, как мне показалось с некоторым интересом, взглянула на меня.

       - Юноша, а вы не хотите помочь своим товарищам.

       Юноша!.. Эта малявка, эта беспардонная школьница посмела назвать меня юноша!.. Меня, годившегося ей в отцы!.. Нет, конечно же, не в отцы. В отцы, это сильный перебор. Но я старше этой крошки и за плечами у меня армия и три курса института, не считая подготовительного к поступлению года, проведённого на стройке….

        Девчонка сильно разозлила меня….

       - Мне кажется, деточка, что у тебя достаточно рабсилы, чтобы втащить самый тяжёлый в мире чемодан вкупе со всем остальным имуществом на самый высокий в мире небоскрёб…. И, потом, не кажется ли тебе, что обращение типа юноша к взрослым незнакомым тебе, умудрённым определённым жизненным опытом и имеющим некоторый статус в обществе мужчинам звучит неуместно. Возможно, у вас, малолеток это канает, а у нас свободно можно и по «фейсу» получить…. Конечно, если бы ты была пацаном.

       - Подумаешь. Ах, как страшно! Ой, боюсь, боюсь, боюсь! – Парировала бесцеремонная малявка. – Вы, может быть, меня на дуэль вызовете. Кажется, так поступают взрослые опытные со статусом мужчины? На чём будем драться, на кулачках или у вас припасены на такой случай «пистолЭты»?

       И окатив меня напоследок презрительным взглядом, наглая школьница бросилась догонять Ромыча и Вадика. А я, словно последний дебил остался торчать у машины.

       Это боестолкновение тогда безоговорочно осталось за «таинственной незнакомкой».…

       Скоро вернулись пацаны, возбуждённые как сопливые малолетки.

       - Макс, девчонка «чума»!

       - Я это уже успел заметить. – Саркастически согласился я.

       - Макс, Елена обещала выйти…. Ленка сказала, что если мы будем вести себя хорошо, не приставать и не предлагать секс она к нам выйдет! – Наперебой, захлёбываясь от восторга, выдали Ромыч и Вадик.

       - Что! Она вам это так прямо и сказала! – У меня глаза полезли на лоб. – Вам, незнакомым людям.

       - Почему незнакомым. Мыс ней познакомились. Мы же тебе говорим, её Еленой зовут. Ещё она сказала, что ей об этом пока думать рано. Надо в «универ» поступить. Получить профессию…. И потом, Ленка считает, что в первый раз это должно произойти с любимым человеком, а не с кем попало.

            Ну что можно ответить на это!?.. Моя бабушка поставила бы однозначный диагноз: из молодых, да ранняя.

Малышка появилась не раньше чем через час и всё это время мои друзья покорно ожидали её, словно эта пигалица являлась самой английской королевой. И теперь Ромыч уже не наезжал на Вадика. И два этих безлошадных caballero или hidalgo, словно очумелые потрошили машину, пытаясь её реанимировать. А мне, если честно, стало совершенно безразлично, заведётся она или нет. Настроение у меня резко испортилось – я понимал, что, скорее всего с появлением малышки озеро отменяется. Конечно, я мог послать «соратников» подальше и отправиться на озеро и один. Но куда-то пропало желание и необходимый для данной «операции» драйв….

       Неожиданно машина завелась, и тотчас, словно в дешёвом кино нарисовалась малявка.

       - Мальчики, я готова. Можем ехать.

       - Куда это вы собрались? – С некоторой настороженностью спросил я у пацанов.

       - Макс, ты чего, прикалываешься?.. Уже забыл!?.. На озеро, конечно…. Мы пригласили Елену. Покажем ей наше озеро, позагораем, искупаемся….

       Значит, эти дауны пригласили малышку на озеро! Какой пассаж! Ну, и о каком «съёме» могла идти речь?.. Впрочем, это становилось проблемой моих долбоклюев друзей. Пусть себе развлекаются с малявкой. Всё равно им с ней ничего не светило. Это было ясно, как день из её «инаугурационной речи». Моя программа оставалась неизменной. Тот, по праву заработанный напряжёнными трудовыми буднями выходной я собирался провести в компании какой-либо очаровательной, лишённой комплексов девчонки….

        Малышка, бесцеремонно заняла место на переднем сиденье – между прочим, моё по праву место рядом с Вадиком – положила свою головку ему на плечо и я, точно последний придурок, ревновал. Я ревновал малышку к Вадику и ничего не мог с собой поделать…. Нет, я, конечно же, прекрасно понимал, что девчонка устала после дальней дороги, и ничего серьёзного за этим «головоприклонением» не скрывается…. Но, всё же…, я ревновал, и это оказалось совершенно новое для меня чувство…. Я мучился всю дорогу.

        Наконец мы приехали.

2

        Когда малышка сбросила то немногое, что на ней имелось из одежды, и осталась в одном купальнике такого микроскопического размера и минимума пошедшей на его пошив материи, при виде её прелестей мои любвеобильные друзья и вовсе потеряли головы.

        - Леночка, хочешь минералку?.. А вишенки?.. А мороженное?.. Леночка, ты не устала с дороги, приляг, отдохни…. Леночка ты не обгоришь на солнце, накройся полотенцем….

        Господи, что может сделать с нормальными пацанами смазливая девчонка…. Нет, конечно же, если честно, Елена не смазливая, а очень симпатична, вернее, красивая девочка, но это ничего не меняло. Так низко пасть. Дятлы. Я наблюдал за любовной истерией своих друзей с некоторой долей злорадства – через несколько дней должны были вернуться из Египта подруги Ромыча и Вадика Наташка и Юлька.

        Как мне тогда хотелось, чтобы девчонки появились на озере в то же самое мгновение….

        Я даже представил в мельчайших деталях эту картину.

        В моём буйном воображении….

        Эпизод первый. Натаха и Юлька под скоростной, тяжёлый и напряжённый ритм барабанов, работающих в унисон с бас и ритм гитарами и неистовый «запил» соло-гитары…. Словно в тупорылых армейских боевиках, в камуфлированной форме со штурмовыми винтовками наперевес. С суровыми и безжалостными лицами приближались к дрожащим, стоящим на коленях и умоляющим о пощаде Ромычу, Вадику и малявке.

        Эпизод второй. Лязг передёргиваемых затворов.

        Эпизод третий. Короткие очереди. Тра-та-та, тра-та-та, тра-та-та.

        Эпизод четвёртый. Сотрясаемые отдачей хрупкие девичьи, Наташкины и Юлькины тела….

        Эпизод пятый. Блеск в лучах ослепительного солнца выброшенных отражателем вращающихся в полёте стреляных гильз….

        Но чудес не бывает, волшебники давно перевелись. Малышка и пацаны живые и здравствующие, как ни бывало, резвились в воде….

***

        Неподалёку от нас расположилась компания девчонок, среди которых я приметил одну. С таким умным симпатичным милым личиком и обалденной фигурой. Я улучил момент, когда её подружки отправились в пляжный бар, подошёл к ней и познакомился. Девушка не стала ломаться корчить из себя тургеневскую барышню, и пошла на контакт. Её звали Маша. Между нами сразу установились непринуждённые отношения, словно мы были знакомы целую вечность. Когда вернулись Машины подруги, мы познакомились. Девчонки оказались класс. Они все учились в одном институте и в настоящий момент проходили летнюю практику. Удивительно, я столько лет знал это озеро, но даже и не подозревал, что неподалёку за лесом располагался их институтский лагерь. Мы вместе искупались. Потом загорали, весело болтали о всякой ерунде. Больше говорил я, девчонки слушали. Надо признаться, я обладаю некоторым даром производить впечатление на не лишённую интеллекта «слабую половину человечества», и скоро заметил, что произвёл на девчонок, как говорится, неизгладимое впечатление. Но, самое главное, я, несомненно, понравился Маше. Поэтому, не теряя времени, пригласил ее вечером в наш клуб. Маша обещала подумать. Всё шло к тому, что совсем скоро мы обменялись бы номерами телефонов….

***

        И вот тут к нам неожиданно и совершенно бесцеремонно подкатила малявка, и «обломала весь кайф».

        – Милый, собирайся, мы уезжаем. – Голосом полным любви и нежности, прощебетала эта гарпия. – Ты же знаешь, что нам беременным долго находиться на солнце нельзя. Это вредно для нашего будущего малыша….

        Я, от неожиданности в прямом смысле этого слова остолбенел. Какой ещё малыш, чёрт побери?.. Что, у малявки должен родиться малыш…, в смысле ребёнок!?.. Вот это номер…. Но, причём здесь я?..

        - …Милый, попрощайся с девушкой. Я жду тебя в машине. – И, обращаясь к Машеньке, буквально добила меня. – Вы знаете, он у меня такой ловелас, ни на минуту нельзя оставить, чтобы к какой-нибудь юбке не приклеился.

        И с высоко поднятой головой эта мелкая беспардонная гадючка проворно удалилась под прикрытие своих заступников, и, несомненных инициаторов представленного шоу Ромыча и Вадика, а я остался словно оплёванный….

        Так круто облажаться!.. Естественно, не о каких дальнейших отношениях с Машей речи идти не могло.

3

        Домой я ехал мрачнее тучи. А этой фурии всё казалось нипочём. Она, словно ничего не произошло, веселилась с ребятами.

        - Макс, перестань дуться. Ленка всего лишь пошутила. – Неуклюже попытался разрядить ситуацию Ромыч, но только подлил масло в огонь. Я гневно ответил Ромычу, что за такие шутки можно запросто получить по фейсу. И, что шутки, если они настоящие, не портят настроение и не ломают человеку жизнь.

        - Ах, простите. Я не знала, что сломала вам жизнь. Что вы хотели с этой девушкой под венец. Навсегда-навсегда. До гробовой доски. – Парировало это наглое шимпанзе. – Как же, дождётесь от вас. Подозреваю, что вы планировали коварно и гнусно овладеть беззащитной и наивной девушкой и затащить её на ложе любви, точнее, на заднее сиденье вашего автомобиля. Только я хочу заметить вам, дорогой Дон Жуан, что подобные девушки не ложатся в постель с кем попало, и не отдают свою любовь всякому встречному поперечному вроде вас. Вы уж поверьте мне, как женщине, точнее девушке. Это видно по её глазам. Выбрали бы лучше для своих сексуальных утех кого-либо посговорчивей. Некоторые девицы из компании вашей избранницы бросали на вас недвусмысленные взгляды. Вот и ловили бы момент.

        Ну и что я мог ответить этой несносной крокодилине? Естественно, как старший и

мудрый я промолчал, хотя меня захлёстывало неудержимое желание задушить это мелкое чудовище….

4

        - Макс, я от Ленки тащусь! – Проблеял Вадик, после того, как малявка, чмокнув ребят в щёки, и откровенно-вызывающе проигнорировав меня, скрылась в своём подъезде.

        - И я. – Поддержал Вадика Ромыч.

        - Слышь, Ромыч, я Ленку первый «забил». Так что ты сегодня отдыхаешь. – Набычился Вадик. А если Вавдик бычится, это ничего хорошего не сулит. Это я ещё по школе знаю.….

        - Ты Ленку «забил»!? Ты Ленку «забил»!? Забиватель выискался. Да ты по гвоздю попасть не можешь. Всё больше по руке или пальцам! – Расхохотался Ромыч.

        - Что?

        - А то, что тебе только померещилось, что ты её «забил». Ленка мне симпатизирует, это ясно как дважды два. Так что отдыхаешь сегодня ты. Она меня так поцеловала, так поцеловала.

        - Ромыч, Ленка моя. Со мной она больше плавала. И меня она целовала горячее, чем тебя. – Наливаясь яростью, проскрипел зубами Вадик.

        - С тобой больше плавала!? Горячей целовала! Ха, ха-ха…. Ты, что её поцелуй градусником измерял? – Зашёлся в истерическом хохоте Ромыч.

        - Ну, вы еще подеритесь из-за этой школьницы «горячие финские парни». – Вовремя развёл я в стороны этих придурков, готовых броситься друг на друга, точно сопливые малолетки. – А как же ваши несравненные Наташенька и Юленька?

        - Макс, причём здесь Натаха и Юлька!? – Заблажил Ромыч.

        - Да он нам просто завидует! – Выдвинул свою гиперидиотскую версию Вадик.

        - Точно, завидует, что Ленка его отшила. Маленькая девчонка отшила такого большого красавца.

        Я ничего не ответил этим недоумкам, а отправился домой. Меня ждал треклятый проект, который мне скоро предстояло сдавать, а у меня ещё, как говорится, конь не валялся….

5

        Я вкалывал как вол и к вечеру серьёзно продвинулся с проектом. Чрезвычайно важным для меня проектом. По сути, моей первой самостоятельной работой такого уровня сложности. Работой, от начала и до конца выполненного мной без посторонней помощи…. Нет, если честно, некоторые проблемные места мне всё же пришлось решать при участии старших коллег, но доля этих мест, по отношении ко всему проекту оставалась незначительной и не портила впечатление от проведённой мной работы. Я знал, что на планёрке в понедельник шеф по достоинству оценит мой «титанический труд», при условии, конечно, если я и в воскресенье нашёл бы силы потрудиться также плодотворно….

***

        - Макс, Макс, выходи!

        Услышал я из распахнутого окна знакомые голоса, и вышел на балкон. Внизу я увидел ребят и… её.

        Господи, как ослепительно, обворожительно, обольстительно умопомрачительно неотразимо бесподобно кайфово выглядела Елена в тот вечер в своём коротеньком, открытом, облегающем её великолепную фигуру, обалденно шедшем ей вечернем платье, с какой-то немыслимо навороченной причёской на голове, в сапожках на каблуках такой высоты, что было совершенно непонятно, как она не свалится с них. Как я ненавидел её в эту минуту! Как ненавидел!.. Ну почему девчонки такие красавицы!..

        - Макс ты ещё не собрался?.. ты чего «тормозишь»!? Мы в клуб уезжаем! Ты с нами? Мы же утром договаривались!

        Как мне хотелось в тот вечер отправиться с ребятами в клуб. Сидеть за столиком рядом с ней. Смотреть на её. Видеть совсем рядом, близко-близко её глаза. Улыбку. Слышать её голос. Смех. Ощущать аромат её парфюма. Танцевать с ней….

        Два противоречивых чувства боролись во мне. Бешенное, неудержимое желание отправиться с ребятами и какое-то идиотское нелепое мальчишеское упрямство….

        Но, вот, на балконе появилась бабушка, и «разрулила ситуацию».

        - Так, это кто здесь кричит? Рома. Вадик. Ребята, куда это вы зовёте Максима?.. В какой такой клуб!? Нечего, нечего. Ему на следующей неделе серьёзный проект сдавать. Это вы можете лоботрясничать целыми днями. Ступайте себе с Богом, не мешайте вашему другу!

        И тут бабушка заметила Елену.

        - А это что за очаровательное создание? Детка, ты кто?

        Малявка ответила, что приехала к дедушке Коле из сорок третьей квартиры, собирается поступать в университет.

        - Значит ты внучка Николая Александровича и доченька Катюшеньки! Мы с твоим дедушкой старинные приятели. А твою маму я ещё малюткой нянчила. Детка, ты заходи ко мне. Поболтаем.

        - Хорошо. Обязательно. Спасибо.

        Прощебетала малявка…, Елена, послала бабушке воздушный поцелуй и очаровательную улыбку и ребята потопали к Ромыча машине. Умилённая бабушка отправилась в комнату, а я смятённый и раздавленный понуро поплёлся следом, в душе проклиная себя за упрямство и глупость….

        Господи, как же я ненавидел её в тот вечер! Как же я её ненавидел!!!..

6

        Всю неделю я «с высокой интенсивностью труда» вкалывал над проектом, и, наконец, сдал его.

        Я возвращался домой с букетом цветов и бутылкой «Шампанского». В нашей семье существует такая традиция. После каждого завершённого объекта папа всегда возвращался домой с «Шампанским», которое бабушка и мама очень любят и цветами. Не стал нарушать семейную традицию и я….

        Я зашёл в квартиру, услышал звук работающего телевизора из гостиной и… голоса из моей комнаты. Первый голос принадлежал, несомненно, бабушке. Второй, показался мне знакомым, но из-за орущего телевизора я не смог определить «его владельца». Я прошёл на кухню поставил в вазу цветы, засунул в холодильник бутылку и отправился к себе.

        Я вошёл в комнату, увидел бабушку и… Елену с видом знатоков обсуждавших мои работы.

        Я, в буквальном смысле этого понятия, остолбенел. Этого только не хватало! Большинство рисунков и живописных набросков там и сям развешенных по стенам составляла «обнажёнка» – фигурные портреты моих обнажённых бывших подруг. А ещё учебные скульптурные этюды обнажённых натурщиц. Конечно, присутствовали и натюрморты, пейзажи, архитектурные проекты. Но «обнажёнка» доминировала….

        Нет, это было уже слишком. Мало того, что бесцеремонная малявка притащилась в мой дом, она ещё имела наглость созерцать и обсуждать моих подруг….

        - Ты что тут делаешь? – Подлетев к Елене, ледяным голосом спросил я. – Это моя комната. Какое право ты имеешь врываться сюда? Я тебя что звал? Разрешал тебе сюда войти? Пришла к бабушке, так сиди на кухне или в гостиной и смотри телевизор. Тоже мне эстетка выискалась.

        Но Елена, ничуть не смутившись, с вызовом ответила, что находится здесь с разрешения и по приглашению бабушки. И что ничего особенного она не увидела. Что голых девочек она видит всю свою жизнь. И что, если я точно передал портретное сходство своих подружек, у меня неплохой вкус. А если судить по качеству работ, у меня, несомненно, талант художника.

         - Вон! – Взбешённо заорал я. – Пошла вон из моей комнаты!

        Елена, с нескрываемой издёвкой, заметила, что пришла она не ко мне – чтобы я не сильно задавался – и уйдёт когда захочет. Но теперь ей действительно надо идти готовиться к экзаменам.

        И с гордо поднятой головой эта маленькая валькирия направилась в прихожую. Я поплёлся следом, выпустить её. Бабушка двинулась за нами. Елена демонстративно долго надевала туфли, затем чмокнула растроганную бабушку и подошла к двери.

        Она почти уже было занесла свою восхитительную ножку за порог, как, вдруг…, стремительно подлетела ко мне, нежно поцеловала в губы, и со словами «прощай любимый» скрылась за дверью. Я застыл в оцепенении. Господи! Так нежно меня не целовала ни одна девочка.

        - Молодец деточка. Так тебе дураку и нужно.

        Смеясь, констатировала бабушка.

7

        - Максим, что происходит? Ты никогда так нелепо не косячил. Ошибка детская, на уровне первого курса. Я не узнаю тебя. Мало того, что ты серьёзно подставил меня перед заказчиком, но ты нарушил важнейший принцип, и, заметь, пункт твоего контракта с компанией – высочайшее качество исполнения работ.

        Игорь Андреевич нервно ходил по кабинету. Я понуро сидел за столом и уныло наблюдал за перемещениями шефа. Что я мог ответить на это справедливое обвинение. Я честно признался, что виноват, оправдываться не стану, что ошибка непростительная и Игорь Андреевич может меня уволить.

        - Максим, об увольнении речь не идёт. Если бы я планировал тебя уволить, не разговаривал теперь с тобой. Я должен разобраться в ситуации и сделать так, чтобы подобное больше не повторялось. Не повторялось никогда, понимаешь…. Макс, может быть, ты устал? Я чрезмерно загружаю тебя работой?

        Я искренне заверил шефа что, я в норме, что чрезмерно он меня не загружает, что я из этой ошибка сделаю выводы и подобное больше никогда не повториться.

        Неожиданно шеф прекратил свои передвижения и, остановившись напротив как-то пристально - изучающе уставился на меня. Так в кино следователь смотрит на преступника, или врач на больного.

        - Слушай, Макс, а может здесь «шуршит ля фам»? Неразделённая любовь, и всё такое? – Я, не ожидая подобного вопроса, признаться, смутился. Шеф это заметил. – Точно! Все симптомы, как говорится, на лице, и видны, что называется невооружённым взглядом. Да брат, ты серьёзно влип.

        Я вяло попытался возразить, что никуда не влип.

        - Влип, влип, стопроцентно «влип очкарик». Макс, в сердечных делах меня провести невозможно. У тебя глаза сейчас, как у моего Альта, когда он хочет подругу…. У тебя есть собака? – Я ответил, что нет. – А ты заведи. Будешь время от времени смотреться с ней в зеркало и когда выражения ваших морд и лиц совпадут, значит, у тебя наступила пора любви.

        - Игорь Андреевич, стебаетесь?

        - И в мыслях не было. Я тебе искренне сочувствую. Неразделённая любовь это серьёзно. Это, Макс приравнивается мировой медициной к тяжёлой, зачастую неизлечимой болезни. Думаешь, я это не проходил? Ещё сколько раз проходил. И так же страдал. До тех пор…, пока не встречал новый объект любви. А до этого меня колбасило покруче, чем тебя. Ломка наркомана по сравнению с этим, лёгкая инфлюэнца. Все мысли только о ней. Сердце колотится. Пульс учащённый. Глаза красные от бессонницы. На душе – чёрная тоска. Всё вокруг – мрак и безнадёга. А перед затуманенным взором её глаза…. Со стороны сразу видно – вот идёт стопроцентный влюблённый идиот.

        Я попросил шефа прекратить издевательство.

        - Не вопрос. Только как нам быть с твоей болезнью?.. Слушай, Макс, пригласи девушку куда-нибудь вместе отдохнуть…. А, что, по-моему, прекрасная идея. Я дам тебе отпуск недели на две. Отпуск оплачиваемый. Цени заботу руководителя о твоём драгоценном здоровье.

        Я возразил, что мне никакой отпуск не нужен. Что у меня работы по горло….

        - Макс, работа подождёт. Пойми, ничего не сближает нас с женщинами в самом начале отношений, как совместно проведённый отпуск. Послушай совета мудрого саксаула, то есть аксакала. В общем, Макс, обдумай моё предложение. А теперь иди, работай и постарайся больше не косячить.

8

        Я сидел за включённым компом, на мониторе которого безнадёжно застыл едва начатый проект и рисовал её портрет. Я рисовал портрет Елены и ничего с собой поделать не мог. Рисовал по памяти – что раньше никогда не делал и, даже не предполагал у себя подобные способности. Я помнил каждую деталь её лица. Я словно зомби линия за линией, штрих за штрихом лепил её глаза, носик, губы, шейку, локоны и мне было совершенно наплевать, что истекают часы рабочего времени, что срок сдачи проекта поджимает….  

***

        - Кто такая? Почему не знаю?

        - Какая милая девушка. Максим, а это кто?

        Услышал я за спиной голоса коварно подкравшихся ко мне Оленьки и Пита. Я смутился, начал лепетать, что это так, одна заказчица, портрет заказала, а дома катастрофически не хватает времени, вот и приходиться лабать на работе….

        - Ха, ха-ха. Макс, ты кого лечишь? – Откровенно рассмеялся над моим прогоном Пит.

        - Обманывать друзей нехорошо. – Укоризненно заметила Оленька.

        - Макс, ты сам себе веришь? Заказчица. Да ты портреты никогда по памяти не рисовал. Вешай лапшу на уши кому-нибудь другому, а мы тебя знаем как облупленного. И, потом, эта юная мадмуазель для состоятельной заказчицы портретов «молода ешо».

        Эти гады, весело переглянувшись, принялись откровенно потешаться надомной….

        - Пётр, прекрати, не ёрничай, - с наигранной укоризной строго произнесла Оленька, - ты видишь, что Максим наконец-то влюбился.

        - Неужели! Да, ладно, «гонишь»!

        - Ты сам посмотри. Посмотри внимательней на его лицо.

        - А что? Лицо как лицо. Синяков нет. Значит, давно не дрался. Правда, более глуповато, нежели обычно….

        - Слушайте, прекращайте! – Сделал я бесполезную попытку защититься.

        Оленька нежно обняла меня и поцеловала в щёку.

        - Макс, милый. Ты даже не представляешь как я рада за тебя. Нет, не рада, а счастлива, что ты наконец-таки попал в сети Гименея и теперь перестанешь напропалую волочиться за девицами, соблазнять их. Превратишься, наконец-таки в достойного члена общества. Создашь семью – ячейку общества.

        - Оленька, прекрати! – Взмолился я.

        - Макс, милый, я же от всего сердца. Ты же знаешь, как я тебя люблю…, как друга. Я очень горжусь тобой. Я от тебя этого не ожидала. Ты так вырос в моих глазах, так вырос….

        - Стал таким исполином. Ну, прямо Колоссом Родосским, а может Эйфелевой башней, или Статуей Свободы старика Бартольди…. – Подхватил скотина Пит.

        Вот тут я не выдержал. Освободился из объятий Оленьки и послал друзей к чёрту.

        - Ромео, мы идём в кафе. Ты в пылу любовного и творческого экстаза, наверное, не заметил, что уже перерыв. Если захочешь, найдёшь нас там.

        И мои друзья, обнявшись, весело направились к двери.

        - Джульетта, милая, я весь пылаю страстью. – Продекламировала Оленька.

        - Ромео, дорогой, а как уж я пылаю. – Подхватил Пит, но понёс отсебятину. – Так не пылал никто из Капулетти или Капулекки, а может быть Манцекки иль Манцетти, но точно знаю, не Спагетти.

        - Пошли к чёрту! – Не выдержав, в бешенстве заорал я, и запустил в них клячку.

        Ну почему мне так не везёт. Сначала шеф. Потом Пит и Оленька….

        Я с ними учусь на одном курсе. Пётр устроил меня на работу в нашу компанию. С Оленькой у меня на первом курсе намечался роман, но Пит подсуетился и увёл её. Я их очень люблю. Гулял на их свадьбе. Знаю, что и они меня любят…. И, вот даже они издевались надомной…. Нет, решил я, это, определённо не мой день, отправлюсь в кафе, отравлюсь общепитовским варевом, и, возможно мои мучения прекратятся навсегда….

9

        Я возвращался с работы. Припарковался и направился было к подъезду, когда заметил понуро сидящих на лавочке неподалёку Ромыча и Вадика. Я подошёл, поздоровался и спросил чего они такие кислые. Пацаны уныло ответили, что радоваться нечему. Что вернулись из Египта Натаха и Юлька.

        - Предполагаю. Визы у девчонок заканчиваются. Куда им деваться, как не возвращаться домой. Если, конечно, политическое убежище не попросили у «бибибтян». Но они его, как я понимаю, не попросили.

        - Лучше бы попросили. – Скучно вздохнули пацаны.

        - Это почему? Что случилось? – Насторожился я.

       - Макс, у нас серьёзные проблемы. Девчонкам кто-то напел про Ленку.

       - Даже так!

       - Сам знаешь, мир не без добрых людей, и всегда найдётся кто-то, кому плохо, когда другому хорошо. Девчонки знают про Елену, про клуб.

        Собственно, я не видел никакой проблемы и оснований для треволнений. Ну, сводили юную соседку в клуб. Какой здесь криминал? Если, конечно, «джентльмены вели себя прилично». Парни горячо заверили, что вели себя совершенно прилично.

        - Тогда в чём проблема?

       - Макс, проблема в том, что у девчонок с Ленкой недавно произошли разборки.

       - Да вы что!? И как малявка, жива!?.. Что девчонки рассказывают? – Я был сражён наповал.

       - Макс, Натаха и Юлька молчат, как партизаны в Гестапо. Они вообще с нами после этих разборок не разговаривают. Макс выручай!

        - А как же я могу вас выручить? Это ваши подруги. – Искренне удивился я.

        - Макс, девчонки в беседке сидят. Пойди, поговори с ними. Узнай что произошло. Тебе они темнить не станут. – Взмолились ребята.

        Друзья выглядели такими убитыми, что мне их стало искренне жалко, и я пошёл «выполнять наказ избирателей»…. Я думал, что девчонки меня задушат в объятиях, но всё обошлось благополучно, если не считать помаду на щеках.

       - Макс, как мы по тебе соскучились! Как ты? Всё трудишься?

       - А что делать. Не всем же загорать под солнцем египетским. Кому-то и работать приходиться. Но вы девочки выглядите классно. Господи, как загорели! Просто «чума»! Настоящие шоколадки.

       - Да вы тоже здесь время даром не теряли. Оттягивались по полной. – Ехидно заметила Юлька.

       - Что ты имеешь в виду? – Насторожился я, догадываясь, куда она клонит.

       - Макс, ты дядь Колину внучку знаешь? Только не лги. – Насели на меня девчонки.

       - Знаю. А что здесь такого? Зовут Елена. Приехала в университет поступать. Правда, откуда приехала, и на какой факультет поступает, не уточнял, без надобности. – Честно признался я.

       - Макс, это правда, что Ромыч и Вадик с ней крутили?

       - Девочки, что значит крутили? – Начал закипать я, великолепно понимая, что стоит за этим «крутили».

       - Сам знаешь. Чего прикидываешься…. Наверняка в курсе, что у них даже до групповушки дошло с малолеткой.

       - Что!?

       Я ожидал всякого. Но такого!..

       - Ну, да. Люди сказали.

       - Ваши люди, что свечку держали? Вы соображаете, что несёте! Секс с несовершеннолетними серьёзная уголовная статья, за которую немалый срок светит. Тем более за групповуху.

       - Макс, их видели вместе в клубе. Они там такое выделывали! Такое!.. Макс, да она сама нам призналась! Мы её прижали, и она нам всё и рассказала. Сказала, понимаешь, что после клуба ей захотелось мужчину, а с незнакомыми ребятами не рискнула – вдруг маньяк окажется…. Макс, она нам сказала, что у них в городе принято после клуба заниматься сексом…. Да, сказала, что это такая традиция. Что без этого у них в клуб не ходят. Вот и переспала с обоими.

       - Да бросьте вы ерунду молоть! Чушь голимая. – Я не мог, точнее, не хотел верить услышанному.           

       - И вовсе не чушь. Она сказала, что ей понравилось. Ребята в постели монстры…. Макс, она нам предложила жить всем вместе…. Ну, спать вместе в одной постели. Понимаешь?.. Да, сказала, что так жила не раз и ей нравится. Сказала, что и нам понравится…. Макс, мы не хотим жить вместе. Тем более, с малолеткой. Что нам делать?

       И вот тут у меня отлегло от сердца. Я совершенно искренне рассмеялся и ответил девчонкам, что малявка их развела, как последних лохушек. И что на их месте я бы застрелился, потому что если об этом узнают, над ними вся улица смеяться станет. Да ещё найдётся умник, в «нете» эту историю выложит и тогда вся планета «узнает своих герое в лицо». А для того, чтобы это не произошло, им надо поскорее помирился со своими бой-френдами, и закрыть тему.

       - Макс ты честно так считаешь? Не «прикалываешься»?

       - Совершенно. Девочки, вам, наверное, египетское солнце серьёзно маковки напекло, если вы на такой примитивный детсадовский развод повелись. – Ответил я и с чувством выполненного долга потопал домой. За спиной я услышал какое-то движение, и потом вопли влюблённых идиотов.

       - Наташенька, птичка, как я соскучился!.. Ромочка, а как я, ты даже не представляешь!.. Юленька, солнышко!.. Вадик, котик!..

       Придурки. Настоящие дауны. Ласково подумал я. Но какова маля…, Елена! Так разыграть девчонок! И далеко не глупых девчонок. Я после этого её стал уважать….

10

        - Привет бабуль. Покушать есть? Я голоден, как волк. Весь день на объекте проторчал. – Ввалившись в квартиру, с порога крикнул я бабушке, громыхавшей чем-то на кухне.

        - Здравствуй Максим. Пока нет. Скоро закончу. У нас целый день воды не было. Авария какая-то в районе. Час назад только дали. Возьми что-нибудь в холодильнике, «замори червячка», скоро суп сварится.

        Я мимоходом чмокнул бабушку и принялся потрошить холодильник. А бабушка между делом стала расспрашивать меня о работе. Я коротко рассказа, что нам со Стёпой (бабушка его знает, он ко мне несколько раз заходил, долговязый такой) дают новый проект. Очень серьёзный и хорошо оплачиваемый. И Питу с Оленькой тоже. Им теперь деньги нужны – Оленька беременная.

        - Что ты говоришь!? У Оленьки будет ребёночек. – Умилилась бабушка, безгранично обожающая Оленьку. – Какое счастье! Эх, Макс, Макс, дуралей. Такую девочку, такую умничку, такую лапочку потерял из-за своих девиц. Да они все вместе её мизинца не стоят.

       Чтобы сменить тему я спросил, звонили ли родители. Родители с моей младшей сестрёнкой в то время отдыхали в солнечной Испании, где у папиного товарища имелась недвижимость, в виде домика в настоящей испанской рыбацкой деревне на берегу Бискайского залива….

        - Родители не звонили. Звонила Леночка, сдала на пятёрку второй экзамен. Самый трудный. Она его очень боялась. Думала, не сдаст…. Такая умница. Такая умница.

        - Да бабушка, Елена девочка умная. – Совершенно искренне согласился я. – Даже чересчур.

        - Между прочим, о тебе расспрашивала.

        - С чего бы это?

        - А она о тебе всегда расспрашивает. Потому что нравишься ты ей.

        - Да ладно! Брось! «Заливаешь»! – Я ушам своим не поверил. – Это она тебе сама сказала?

        Бабушка посмотрела на меня с нескрываемым сочувствием, как на больного или умственно отсталого.

        - Эх, Максим, ну в кого ты у нас такой болван. Она сама сказала? – Язвительно передразнила меня бабушка. – Да это и так видно.

        Я сидел, уплетал вкуснейший суп и размышлял. Неужели бабушка права и я действительно нравлюсь Елене…. Ерунда. Не может быть. Бабушка ошибается. Елена на меня реагирует как кошка на собаку, точнее, собака на кошку….

        А может я действительно безнадёжный болван?

11

        Мы неожиданно столкнулись под аркой.

        - Максим!

        - Елена!

        - Привет!

        - Привет!

        - А я в «универ» поступила. Вчера вывесили списки зачисленных.

        - Здорово. Поздравляю…. Такие события принято отмечать.

        - А давай отметим сегодня. – Предложила Елена.

        - Давай. – Согласился я, несколько ошарашенный её предложением. – Позовём ребят….

        - Максим, ребят не надо. Давай вдвоём.

        Как-то загадочно и нежно произнесла Елена, приблизившись ко мне вплотную, глядя на меня своими колдовскими глазищами, в которых я видел столько тепла и, как мне показалось…. Я, признаться, даже несколько смутился….

        Мы договорились встретиться в восемь.

***

        Из клуба мы уехали рано. В будни там народу, как правило, мало, и делать особенно нечего. Мы для проформы сыграли несколько партий на бильярде, покатали шары в боулинге. Я проиграл Елене и там и там. Я неплохой, хотя и не азартный игрок, но до Елены мне оказалось далеко.

        Мы стояли в её подъезде и целовались. Мы целовались как два безумца: страстно, словно в последний раз. Мы просто целовались, и это оказалось так волнительно. Такого у меня не происходило ни с одной девчонкой. Обычно поцелуи являлись прелюдией к главному. Так сказать, одной из составляющих процесса. Но в тот вечер для меня они стали вершиной, квинтэссенцией. Я знал, что никакого продолжения в постели не предвидится, но мне было совершенно на это наплевать. Мне в тот вечер и так было потрясающе классно с ней. Такой кайф я не испытывал ни с одной девчонкой. Это казалось каким-то колдовством, наваждением, а, точнее гиперглобальным умопомрачением….

        - Макс, мне надо идти…. Уже поздно…. Дедушка волнуется….

        Шептала Елена, отрывая на миг свои губы. И снова наши губы смыкались.

        - Макс, ну всё!.. Всё!.. Всё!.. Я должна идти!..

        Бесконечно шептала она. И всё продолжалось, по-прежнему. Наконец Елена каким-то змееобразным движением высвободилась из моих объятий, и каблучки её туфель проворно зацокали по лестнице к лифту.

        - До завтра…. Макс, я люблю тебя!

        Донеслись до меня её последние слова…. И, как будто по воле сказочного волшебника со своей неизменной волшебной палочкой мир изменился, стал другим, ярким, тёплым, радостными, бесконечно безмерно бескрайне счастливым….

        Двери лифта сомкнулись, унося Елену от меня….

        Я шёл домой и душа ликовала. Губы приятно болели. Я шёл, и в голове опьяняюще сладостно звучало «Макс, я люблю тебя»!

        Я пришёл домой, принял душ и завалился спать.

        «Макс, я люблю тебя»!

        Последнее, что зафиксировал мой проваливающийся в сон мозг.

12

        В то утро я собирался отправиться на загородный объект, поэтому уезжал из дома ни свет ни заря. Я вышел из подъезда … и остановился словно вкопанный. На асфальте, напротив подъезда огромными буквами сверкала на солнце белоснежная надпись «Л+М=ЛЮБОВЬ». Под надписью, словно в пояснение к ней красовалось коряво изображённое сердце, проткнутое кривой стрелой. Не нужно было являться медиумом, экстрасенсом и ясновидящим, чтобы догадаться, кому принадлежало «сиё творение». Надпись, несомненно лабал Вадик. Он ещё в школе все стенгазеты оформлял. Буквы были ровными, чёткими. Сердце и стрела – безоговорочно произведение Ромыча и девчонок, у которых напрочь отсутствуют способности в области изобразительного искусства.

        Надпись выглядела свежей. Ни один след не успел пересечь её в тот ранний час. Значит, малевали этот «нетленный шедевр» совсем недавно.

        Дауны, полные придурки, великовозрастные детишки.

        Я в мельчайших подробностях представил как эта полусонная «великолепная четвёрка» после клуба топает к Вадику в гараж. Берёт краску, между прочим, мною подаренную Вадику. И, ползая на четвереньках по асфальту творят это «великое и бессмертное произведение всех времён и народов» по интеллектуальной шкале на уровне начальных классов школы для умственно отсталых.

        Ну, что же, следовало побеспокоить своих «трудолюбивых» друзей. Я позвонил, разбудил по очереди каждого, и поблагодарил за отлично проделанную работу. Сколько я выслушал воплей, визгов и пожеланий. Но это казалось ничем, по сравнению с чувством эстетического наслаждения и глубочайшего удовлетворения, которое я испытал. Отключив телефон, дабы мои пришедшие в себя друзья не слишком доставали, с чувством выполненного долга отправился на объект….

13

        С того вечера моя жизнь изменилась. Она словно рассеклась на две половины. Дневную. Рабочую, длящуюся бесконечно долго. Истекающую невыносимо медленно секунда за секундой, минута за минутой, час за часом. И другую. Желанную. Безгранично счастливую – с Еленой.

        Каждый вечер после работы я, проклиная пробки, спешил к ней. Наскоро заскакивал домой, со скоростью бойца-новобранца принимал душ, ужинал и звонил Елене. Мы встречались во дворе. Она запрыгивала в машину, и мы двигались куда-нибудь. Безразлично куда. Главное, вместе. И совсем рядом я видел её такие счастливые, такие чарующие, пьянящие, ласковые, любимые глаза. И я тонул в них. И её рука лежала на моей руке. И её волосы, подхваченные воздушным потоком, приятно касались моего лица. И её губы сливались с моими губами в бесконечных нежных и, одновременно, неистовых, страстных, диких поцелуях. Господи, какой ни с чем несравнимый кайф заключался в этих поцелуях.

      Я никогда не считал себя романтиком. В отношениях с девчонками всегда преобладал рационализм. С того времени, когда мальчики открывают для себя девочек, а девочки мальчиков рядом со мной всегда находились какие-нибудь классные девчонки. Девчонки, с которым позже мы начинали познавать взрослый мир, совершая путешествия в чудесную дивную неповторимую Страну Любви. Девчонки, которым принадлежали мои вечера и ночи. Принадлежал я сам. Но с Еленой…. С Еленой всё происходило по-другому. Мне было по кайфу просто смотреть на неё. Слышать её голос. Наблюдать, как она говорит, улыбается, смеётся. Я мог смотреть на неё часами и это не надоедало. Наоборот, я всё время открывал в ней что-то новое, волнующее, притягательное….

***

       Тот волшебный сказочный дивный вечер коренным образом изменил мою жизнь.

       Даже на работе меня не узнавали. Я работал с такой скоростью и производительностью, которую от себя никак не ожидал. Шеф как-то вечером во время нашего традиционного чаепития шутливо заметил, что стал побаиваться меня. Вдруг я вовсе не тот, за кого себя выдаю, и кем меня все привыкли считать, а какой-нибудь гуманоид с планеты Глюк. И прибыл на Землю со сверхсекретной миссией. Скажем «стырить» наши строительные и проектировочные технологии, самые передовые во всей Галактике, да что галактике, во Вселенной. Но я на подколы Игоря Андреевича внимание не обращал. Такой уж он человек.

       Но, если честно, вся моя высокая работоспособность заключалась в простой формуле – я не хотел и не мог задерживаться на работе ни одной минуты, потому что вечером меня ждала Елена. И теперь это сделалось самым главным в моей жизни….

14

        В тот вечер я, как обычно возвращался с работы. Припарковавшись, направился было к своему подъезду, как неожиданно заметил в беседке её. На душе отчего-то стало тревожно….

        - Леночка, что случилось? – Я попытался поцеловать её, но она почему-то отстранилась от меня.

        - Макс, нам надо поговорить. – Как-то подавленно произнесла Елена. При этом она не смотрела мне в глаза, а опустив голову, изучала дощатый пол, словно обнаружила там нечто чрезвычайно важное и интересное.

        - Поговорить!?

        - Да. Нужно серьёзно поговорить.

        - Хорошо Леночка, только, почему так пугающе - официально?

        - Макс! Макс! Послушай меня. И, пожалуйста, не перебивай. Мне и так очень тяжело…. Макс, любимый, мне надо кое-что сказать тебе…. Точнее, сообщить…. Нет, попросить тебя….

       Елена произносила слова с каким-то надрывом, голос её дрожал, и на сердце у меня сделалось мрачно и тоскливо.

        - Леночка, я ничего не понимаю. Что за дикий бред. Я не узнаю тебя.

        - Макс, пожалуйста, не перебивай. Мне очень тяжело. – Почти что взмолилась Ленка. – Макс. Я люблю тебя. Очень люблю. Я даже не ожидала, что смогу так полюбить кого-то…. Макс, я не наивная девочка. Я понимаю, впереди длинная жизнь и возможно всякое. Н я знаю точно, что ты вошёл в мою жизнь навсегда. Но, Макс… мне очень плохо…. Макс любимый, пойми меня правильно…. В сентябре меня ждёт «универ». Учёба. Тяжёлая, напряжённая работа…. На днях я попыталась решить совершенно несложные задачи из школьной программы, и не смогла. Не смогла, потому что целыми днями думаю о тебе и ни о чём другом думать не могу. Я целый день жду твоего звонка….

        - И я целыми днями думаю о тебе. Жду встречи с тобой….

        - Макс, Макс, Макс! Пойми, это не совсем равнозначно. У тебя уже есть профессия, будущее. Ты сложившийся человек. Работаешь в серьёзной компании. Тебя ценят…. А что у меня. Пока только перспектива. Не более. А впереди первый курс. Как говорят старшекурсники – самый сложный и трудный курс. На нём обычно студенты и «ломают свои шеи». Большинство студентов отсеивается именно с первого курса. Но я не хочу, не могу, не имею право потерять свой шанс в жизни. Макс, я хочу, как и ты, стать состоявшимся человеком…. Знаешь, сколько моих знакомых малолетних дур повыскакивали после школы замуж. Как им казалось по любви …. Ну и что теперь?.. Не профессии, ни работы, ни любимого, который слинял к другой, очередной такой же дуре. Да ещё ребёнок на руках. Этих несчастных дур я встречала каждый день. Они фланируют сотнями, тысячами, по бесконечным дорожкам и тропинкам городов и сёл с колясками, а у самих в глазах тоска. Они ведь отлично понимают, что всё. Жизнь замерла. А для большинства и кончилась. Перспективы – ноль. Профессии нет, и врядли предвидится. В лучшем случае продавщица в универмаге, в худшем уборщица, пьянки, вечно пьяные «кавалеры». И никому ты не нужна. Что, разве не так? Разве такую перспективу я должна желать для себя? Не для этого я училась, как одержимая. Отказывала себе в удовольствиях…. Почти все девчонки из моего класса уже занимались сексом. Только я одна нет. А я, что не человек…. Мне, думаешь, не хочется! Ты даже не представляешь, как хочется! Но я должна чего-то достигнуть в жизни! Разве это плохо!? Макс, ты же понимаешь, что мне не достаточно только «тепла домашнего очага». Я не та девушка….

        - Леночка, что ты такое говоришь? Я не собираюсь связывать тебя кастрюлями и сковородками….

        - Макс, неужели ты не понимаешь, что я уже связана тобой! – В отчаянии вскричала Елена срывающимся и дрожащим голосом. – И с каждым днём мои путы, оковы, вериги, называй, как хочешь, становятся всё сильнее и сильнее. Это как у наркоманов – доза всё повышается и повышается. Макс, я так не могу. Я прошу тебя, давай расстанемся на время. Всего на год. Чтобы я смогла без проблем окончить первый курс. А потом мы снова будем вместе. Если ты этого захочешь. Вместе навсегда.

        - Что?.. Расстаться?..

        Я был раздавлен, ошеломлён, смятён!.. Расстаться!?

        Это слово звучало в моих ушах подобно набатному колоколу…. Расстаться!.. Я чувствовал, как земля уплывает из-под ног. Мир, ещё несколько минут назад казавшийся бесконечно счастливым, безоблачным, тёплым рухнул….

        - Макс, всего на год. Точнее, даже меньше. За минусом летних каникул остаётся всего двести с небольшим дней. Макс любимый, пойми меня. По-другому мне не преодолеть первый курс….

        - Хорошо. – Обречённо согласился я. – Как ты скажешь…. Значит, мы больше не увидимся!?

        - Нет, Макс! Ты не правильно меня понял!

        - Не увидимся никогда.

        - Макс!!!..

15

        Не увидимся никогда? Никогда не увидимся! Никогда больше не увидимся! Не увидимся больше никогда-никогда…. И не увидимся мы больше никогда…. Почему-то вспомнились слова какой-то дурацкой песенки, и захотелось завыть. Завыть жутко, тоскливо, безысходно, как воют на Луну волки….

***

        - Макс, что происходит? Тебе плохо?

        Оленька встревожено смотрела на меня.

        - Оленька, я погибаю! Нет, я уже погиб! Для меня всё кончилось! Всё кончилось безвозвратно! Я её потерял. Понимаешь, потерял…. Знаешь, никогда не думал, что это так больно и страшно…. Ну что же. В таком случае кодекс самурая требует достойного решения проблемы. Пойду в соседний пивнарь и совершу харакири осколком пивного бокала на глазах у подвыпившей публики?

        - Макс, прекрати меня пугать! – Олень сделалась белая, точно цинковые белила.

        Господи! Что же я идиот творю! Оленька в чём виновата!?

        - Брат, держись! Ты что! Никакого харакири. Это ты брось. У нас сейчас не средние века и мы не в Японии. – Взволнованно закричал Пит. На его крик из своего кабинета выглянул Игорь Андреевич.

        - Максим, ну-ка возьми себя в руки! Посмотри, как ты напугал Оленьку. А ей теперь категорически нельзя волноваться. Послушай меня. Ты мужчина, а, следовательно, должен уметь достойно преодолевать потери…. Впрочем, о каких потерях идёт речь. Подумаешь, расстались на год. Бывает, что люди расстаются на десятилетия и сохраняют свою любовь. А тут всего каких-то двести с небольшим дней. Потерпишь…. А чтобы ты пришёл в себя у меня есть для тебя лекарство. Макс, ты помнишь моё предложение? Так вот, считай теперь, это моим приказом. Собирайся в дорогу. Тебя ждёт шикарный отель, тёплое море, красивые девчонки!.. Ну, ладно, ладно. Макс, я тебя понимаю. Девчонки это на твоё усмотрение. А всё остальное входит в план культурно-развлекательных мероприятий.

        - Спасибо шеф. – Вяло, без энтузиазма поблагодарил я Игоря Андреевича.

        - Э, нет. Так не пойдёт. Это ты брось. – Возразил шеф. – За спасибо шубу не сошьёшь. Макс, а простава? С тебя «поляна».

        - Да, не вопрос. Предлагаю прямо сегодня вечером. – Наигранно бодро предложил я. Коллеги с энтузиазмом поддержали моё предложение.

        Ну что же, отпуск, так, отпуск. Возможно, это единственно верное решение. По крайней мере, у меня появится время всё хорошенько обдумать….

16

        Всё. Неужели я дома!?.. Дома…. И как будто не было вовсе этих двух недель безделья, неги, кайфа. Не было ничего. Ни отеля. Ни пляжа. Ни бескрайнего бесконечного сине-голубого неба. Ни ослепительного жаркого солнца. Ни тёплого моря. Ни загорелых девчонок. Ни оценивающих многообещающих взглядов…. И снова наша улица. И мой дом. И совсем близко уже арка…. Наша с ней арка…. Арка, где мы тогда встретились. И наш двор….

        Интересно, что она теперь делает? Наверное, в такую рань ещё спит. А может уже встала. Приняла душ. Сидит на кухне и смотрит телевизор….

***

        Я уже подходил к своему подъезду, рядом с которым ещё красовалась эта дурацкая, совершенно неуместная и раздражающая теперь надпись «Л+М=ЛЮБОВЬ»…, когда заметил в беседке одинокую и такую знакомую фигурку….

        - Макс!

        - Леночка!

        - Макс!

        - Леночка!..

        Мы стояли в беседке и целовались. Мы задыхались в диких бесконечных сладостных поцелуях, словно наши губы, истосковавшиеся после долгой разлуки, теперь не хотели расставаться друг с другом ни на мгновение….

        - Макс, любимый! Я больше никогда тебя никуда не отпущу! Слышишь!

        Нежно шептала Елена сквозь поцелуи, и мир снова наполнился счастьем. Бесконечным, всёпоглощающим, сияющим счастьем.

        - Леночка, любимая, не отпускай. – Блаженно соглашался я.

        - И не отпущу. Макс, какая же я была дура…. Макс, я поняла самое главное – я не хочу потерять тебя. Без тебя мне не надо ничего. Ни учёба, ни универ. Ничего.

        - Леночка! Единственная моя. И я многое понял за эти дни. Моя жизнь наполнена работой, учёбой, разными событиями, встречами и впечатлениями. Но я хочу, чтобы моя жизнь была наполнена тобой. Я хочу просыпаться и видеть твоё лицо. Леночка, я хочу любить тебя и быть любимым тобой. Без этого я, конечно, не умру, но моя жизнь сделается другой…. Не знаю, как выразиться…., тусклой что ли.

        - Макс, любимый. Прости меня, если сможешь. Я заставила тебя страдать…. В своё оправдание могу лишь сказать, что я страдала не меньше.

        - Леночка, давай всё забудем и начнём «с чистого листа».

        - Давай.

feya    Она выходила на кольце, я ехал дальше.

    Так происходило всегда. День пролетал за днём, неделя за неделей, но эти наши случайные встречи в мчащемся вагоне подземки превратились в некую традицию, ритуал. И оказываясь утром в метро, я наверняка знал, что снова увижу её.

     Я не знал кто она. Едет ли в этот утренний час на учёбу или работу. Я не знал о ней ничего. И если честно, я не сразу заметил её….

muza     - Она была с вами?.. Была? Чего молчите?

     - Чувак, какая разница. Была, не была….

     - Что, что ты сказал Жанно!? Тебе это безразлично? А мне нет!  Понимаешь, нет! Вы с ней были!.. Вы мне не друзья. Вы гады. Предатели. Иуды.

     - Ал, мы ни в чём не виноваты перед тобой. И ты это отлично понимаешь и напрасно бесишься.

     - Тося, вы не виноваты!? Вы не виноваты! А кто виноват? Она?

 1

budet den         Я проснулся от невыносимой чудовищной духоты. Задыхаясь. Со сна не сразу сообразил, что просто её волосы закрыли моё лицо «перекрыв кислород».

         Совершенно разбитый я выбрался из постели, подошёл к окну, настежь распахнул его и долго стоял, приходя в себя, вдыхая свежий и прохладный предрассветный воздух. Машинально взглянул на часы – моё пребывание в садах Морфея длилось немногим более двух часов….

Наш канал - Творим вместе

{vkontakte}461230273&id=456239019&hash=8d4575e0e95dd5bd&hd{/vkontakte}

 

 

Copyright © 2012. All Rights Reserved.


Яндекс.Метрика