Читаем книги

Светлой памяти дочери Леночки посвящаю

Предисловие.

Подготовительные работы В Зоне Перемещения начались.

ulissНад помещённым в гермокапсулу бесчувственным телом Улисса принялась «колдовать» команда роботов-операторов. Трапп и Ахилл расположились на смотровой площадке и сверху наблюдали за приготовлениями. Вот, наконец, работы завершились, и гермокапсула с Улиссом направилась в зону сканирования, затем в сектор перемещения, где заняла место на стартовом стапеле.

Генератор начал разгон. «Девятьсот, восемьсот девяносто девять, восемьсот девяносто восемь, восемьсот девяносто семь…». Пошёл обратный отсчёт времени.

Ахилл, напряжённо наблюдавший за манипуляциями персонала, с явным облегчением и вместе с тем как-то задумчиво произнёс: «Картина достойная великого воина. Трапп, эта гермокапсула напоминает мне ладью викингов, несущую в последний путь тело великого конунга, короля»….

 

Трапп как-то удивленно посмотрел на друга, презрительно скривил рот, но ничего не ответил.

- …Впрочем, по сути, королём Улисс так и не стал. Он всегда оставался, скорее, удельным князем с мелкокняжескими амбициями. Для короля важно видеть панораму. А Улисс её не видел. Точнее, не хотел видеть, ослеплённый собственной славой и дешёвым величием…. А скажи, тебе его не жаль? Всё-таки он считался нашим братом.

- Жаль. Не жаль. Брат. Не брат. – Устало и несколько раздражённо ответил Трапп. – Всё это ерунда. В тебе Ахилл так и не выветрился до конца рабский дух

Колледжа. Это слабость брат. Её надо искоренять. Жалость, удел низших социальных групп. Нельзя поднявшись наверх оставаться там опираться на эмоции. К чёрту эмоции. Мы должны стоять выше их…. Удивительно Ахилл, как ты можешь руководить финансами Семьи с такими представлениями…. Да, Улисс для всего мира считался нашим братом. Нашим Старшим Братом. Нашим Сильным, Непобедимым Старшим Братом. И предначертанный нам с тобой удел – вечно оставаться под огромной тенью нашего Старшего Брата и Великого Непобедимого Воина Улисса. Ха, ха-ха….

Трапп нервно и как-то взвинчено-истерично захохотал. Действие «космодури» ещё не прошло, сообразил Ахилл и с сожалением подумал, что Трапп сильно изменился. Такими темпами «дурь» быстро убьёт его…. А, впрочем, возможно, это и к лучшему. Двум королям на троне не усидеть. И им рано или поздно придётся делить этот трон и неизвестно чья возьмёт….

- …Так было, не спорю. Ну и что? Важно не кем Улисса кто-то считает, а кем он в конечном итоге стал. А он стал тормозом, обузой для Семьи, её интересов…. Ахилл, скажи мне, откуда у Улисса эта маниакальная страсть к войне? Мы воспитывались вместе. Я готов принять войну любого уровня, если это необходимо для дела. Ты меня знаешь, я никогда не боялся хорошей драки. Но я категорически против тех бессмысленных и вредных войн, которые бесконечно вёл Улисс со всем миром. С правительством, конкурентами, создавая ненужную напряжённость, разрушая финансовую стабильность Семьи. Война всегда неопределённость и опасность. Особенно теперь, когда нами обнаружены огромные, практически неисчерпаемые запасы ОРСа. Теперь стратегия Семьи должна измениться коренным образом…. Ахилл, ты понимаешь грандиозность открывающихся перспектив?

- Я бы даже сказал, фантастичность. – Согласился Ахилл. – С такими запасами

ОРСа можно покорить галактику. Можно отправить в поисковые экспедиции десятки

супергалеонов многократно могущественней «Левиафана». Огромных, скоростных аппаратов способных прошить галактику насквозь и обнаружить планеты пригодные для жизни, а не копошиться подобно червякам в навозной куче на перенаселённой Земле, убогой Луне или твоём Марсе. Финансовых средств у нас хватит ….

- Верно. Теперь перед нами открываются захватывающие перспективы…. Ахилл, некоторое время я ещё смогу придержать информацию. Но с каждым днём это становится делать всё труднее и труднее. Сейчас нас спасает созданная мной информационная блокада, но я боюсь, что скоро нашему всезнающему правительству станут известны реальные запасы пласта ОРСа, и тогда их невозможно будет остановить. За такой огромный пласт сверхтоплива они будут биться до последнего бойца. Надо не мешкая консолидировать все дружественные нам силы в единый кулак. Под нашим генеральным руководством Ахилл. Только так. Все козыри у нас с тобой брат. Необходимо торопиться. Если начнётся глобальная война, на Марсе станет по-настоящему жарко. И эту войну планета может не выдержать. Не для этого потрачены столетия напряжённой работы, силы и колоссальные финансовые средства, чтобы в одночасье разрушить неустойчивое равновесие планетарной экосистемы. Ахилл, мы любой ценой не должны допустить войну. Мы с тобой не узколобые вояки вроде Улисса. Сейчас любая война станет работать против нас. Нам надо несколько лет мира. И тогда мы непобедимы и фантастически могущественны. Могущественны настолько, что сможем диктовать этому чёртовому миру свои условия…. Ахилл, ты ведь понимаешь, что наступает новая эпоха. Наша старушка-планета уже не сможет сонно дремать как раньше. Перед нами раскрываются просторы галактики, нет, вселенной…. А Улисс с маниакальным упорством не желал это понимать…. Поэтому его место в гермокапсуле.

- Видишь ли, брат, Улисс возводил империю, опираясь на фундамент, созданный до него Гаем Непобедимым и свои собственные представления воина. Представления примитивные монохромные лишённые полифонии и цветовых нюансов…. Но, понимаешь, эти представления Улисса полностью устраивали. Улисс не рвался за горизонт как ты. У него нет твоих глобальных амбиций. Пойми, Улисс не политический стратег. Он воин. И невозможно требовать от него ничего другого.

- В любом случае я рад, что больше проблем с этим воином у нас не возникнет. Улисс теперь проблема старины Зака. Надеюсь, Зак выполнит свою работу, не подведёт Семью и партнёров. Мы вложили в перемещение Ула огромные средства, и мне не хотелось бы, чтобы они пропали даром. – Трапп обнял друга и предложил. – Ахилл, здесь уже делать нечего. Дальше ничего интересного не произойдёт. Давай отправимся в Клуб, а то я после дальней дороги порядком устал.

- Как скажешь, брат. В Клубе всё готово, он полностью в твоём распоряжении и тебя ожидает приятный сюрприз…. Такой очаровательной девчонки у тебя ещё никогда не было. По сравнению с ней твои марсианки настоящие страшилища. – Весело рассмеялся Ахилл….

1

- Смотри, Серёга, вон бомжара подходящий. То, что доктор прописал. Нам полковник за него, глядишь, и благодарность объявит.

- Ну да, с занесением в грудную клетку. Ты на него Василий посмотри. Он сейчас богу душу отдаст, алкаш голимый. – Раздражённо не согласился тот, кого Василий назвал Серёгой – старший лейтенант линейного отдела милиции Киевского вокзала города Москвы.

Сержант Василий: молодой крепкий кряжистый деревенского вида парень с

простоватым загорелым круглым лицом и серовато-зелёными недобрыми глазами

склонился над бесчувственным огромным телом и стал принюхиваться, глубоко втягивая горячий воздух широким грушевидным шнобелем.

- Серёга, да он вроде не пьян. Запаха нет. – Констатировал сержант. – Обкурен наверное. Давай возьмём. Может для полкана сгодится?

- Ну, это, вообще «зашибись». В корне меняет дело. Тебе за этого торчка сержант «орден сутулого» полагается и бюст на родине героя в родной «Пердиловке». – Ехидно заметил высокий спортивного вида младший лейтенант. – Полковник кого приказал найти? Сильных не больных работоспособных бомжей. А этот, по-твоему, в полканову ориентировку попадает?

- А то. Ты сам посмотри Серега, какой он здоровенный, накаченный. За троих сойдёт. И кажись не больной, и даже холёный. А что в отключке, может вокзальные клофелинщицы расстарались. Галка, Настюха или Марта. У них не заржавеет. Особенно у Настюхи – полная безпредельщица…. Слушай, Серёга, а может «скорую» вызовем.

- Ещё чего. На кой оно мне. Загнётся – труповозка подберёт. А не загнётся – сам отсюда свалит…. Хотя. Если честно, хреново, что он на нашей территории чалится. Ещё майор заметит, потом вони не оберёшься…. И обшмонать мужика не мешало бы. Может чего и найдём. По прикиду он вроде не из бомжей. Сам посмотри шмотьё на вид чистое и, наверное, дорогое. Хотя, какое-то непонятное, не по моде.

На бесчувственном молодом человеке была одета куртка из плотной материи непривычного вида по форме напоминавшая джинсовую и одновременно членением деталей – особенно непонятного назначения наплечниками и локтевыми и наколенными накладками – отдалённо смахивала на рыцарские доспехи или костюм байкеров. Могучий с рельефной мускулатурой торс обтягивала тёмная майка с непонятным рисунком или эмблемой на груди. Бычью шею украшал широкий ошейник из какого-то ржавого металла. Подобные ничего не стоящие в плане денег цацки носят некоторые пацаны прошедшие Афган – типа амулет, память о Кандагаре, Кабуле. Одна деталь в «экипировке» молодого человека привлекла внимание блюстителей порядка – необычного вида высокие сапоги, сделанные толи из пластика, толи из металла. Такие сапоги менты никогда раньше не встречали даже у фарцовщиков. Подобные необычные сапоги настораживали, но времени решать эту головоломку у блюстителей порядка в данной ситуации не имелось….

- Ладно, волочим его в парк. Там разберёмся. – Властно приказал «летёха».

Милиционеры закинули автоматы за спины, привычным, отработанным движением подхватили под руки крупное, тяжёленное, бесчувственное тело и изрядно попотев, притащили его в привокзальный парк. Там они бросили мужика на скамейку, и тщательно обыскали. Но, удивительное дело, ничего не нашли. Вообще ничего, что должно иметься у нормального пацана. Ни документов, ни бабок, ни ключей от дома, ни сигарет, на худой конец. Вероятно, этого бугая уже кто-то успел конкретно обшмонать до появления сотрудников органов правопорядка. На клофелинных девок не похоже, те забирали у клиентов только бабки и дорогие цацки, рыжьё….

Раздосадованные таким обломом милиционеры принялись приводить мужчину в чувство. При этом в качестве своеобразного медицинского инструмента использовалась родная «туфа». Пришедшая от башковитых японских самурайских пацанов резиновая палка с ручкой, устроенной перпендикулярно палке. Милиционеры принялись постукивать своими дубинками, не сильно, но чувствительно по голове, плечам, ключице и грудной клетке «бесчувственного тела». Делали милиционеры это не из садистских побуждений, или, желания искалечить молодого человека. Нет, просто милиционерам так было удобно. Да и зачем нужна рука, или, скажем, кулак, когда есть такое замечательное, отработанное тысячелетиями изобретение причудливой китайско-японской мысли….

Понемногу молодой человек стал приходить в себя. Вот он открыл глаза и уставился на блюстителей порядка мутным блуждающим взглядом.

***

Улисс очнулся. Голова гудела и раскалывалась. Сильно тошнило. Ужасно хотелось пить. Мозг ещё не включился в работу, и от этого перед глазами стояла неясная, расползающаяся картинка, сложенная из множества непонятных нераспознаваемых частей.

Наконец картинка сложилась, и Улисс различил деревья, небо и двух незнакомых парней в серой одежде отдаленно напоминающей униформу военных или полицейских. Только какую-то странную и без бронедоспехов….

Полицейские что-то спросили у Улисса на незнакомом языке и «глиссу» понадобилось некоторое время, чтобы отыскать этот язык в недрах своей искусственной памяти, где хранились все существующие и существовавшие языки планеты.

***

- Ну, чё братан, оклемался? – Спросил один из парней, помоложе.

- Гражданин предъявите документы. – Властно потребовал второй, которого Улисс сразу определил в командиры этой странной группы.

- Документы! Какие документы? – Еле ворочая шершавым, плохо подчиняющимся языком спросил Улисс, с трудом сообразив, что непонятное слово «гражданин» относится к нему.

- Документы гражданин это ваш «молоткастый серпастый» паспорт. – Терпеливо разъяснил старший группы.

- Паспорт? Что такое паспорт? У меня нет никакого паспорта. Я не брал у вас паспорт. Вы, наверное, ошиблись. – Растерялся Улисс.

- Ты чё баклан пургу мечешь! Следи гнида за метлой и базар свой помойный фильтруй. Ты нас чё, за лохов держишь? Амнезию разыгрываешь. Так я тебе мигом место в петушатнике у параши организую. Сразу всё вспомнишь. – Рассвирепел молодой полицейский и больно воткнул Улиссу дубинкой короткий удар в солнечное сплетение. Да так, что Улисс едва не задохнулся. – Чё, вспомнил козлина или ещё добавить?

- Погоди Вась, - одёрнул подчинённого командир, – сейчас спокойно во всём разберёмся. Так вы, гражданин, утверждаете, что не знаете, что такое паспорт? Наш (с ударением на этом слове спросил полицейский) советский паспорт. И вы никогда не держали его в руках? Верно?

- Ну да, не держал. – Подтвердил растерянный Улисс, не понимающий, куда клонит странный офицер.

- Следовательно, отсутствие советского паспорта позволяет нам сделать вывод, что вы не являетесь гражданином нашего государства…. – Как-то таинственно и одновременно торжествующе закончил мысль терпилы мент….

- Ну, ты товарищ старший лейтенант даёшь! Голова. – Восхищённо воскликнул сержант Васян, «метью» сообразивший что шьёт терпиле «старлей».

- Так как же гражданин, будем «Ваньку валять» или начнём говорить?

- Я не знаю, что вы от меня хотите. – Совершенно искренне заверил полицейских Улисс. – У меня нет вашего паспорта. Я не понимаю, о чём идет речь.

Офицеры, я не хочу вас раздражать. Я подозреваю, что вам нужен какой-то документ. Может быть, вы имеет в виду инд-карту?

- Серёг. Он точно шпион. Гадом буду. Это у них на западе карты-шмарты я в кино видел. Надо «гэбистам» его сдавать. Нам, глядишь, что-нибудь и обломится. – Возбуждённо зашептал сержант.

- Да погоди ты, - одёрнул подчиненного «старлей», - может это дурик из психушки. Не хватает только облажаться перед конторой. Тогда нас майор точно с дерьмом съест. – И обращаясь к Улиссу, продолжил. – Хорошо гражданин. Будем считать, что у вас нет нашего паспорта, следовательно, вы не являетесь гражданином нашего государства. Но откуда вы? Где проживаете, прописаны?

Почувствовав некое облегчение, Улисс охотно рассказал, что он легализован, проживает в гипермегаполисе Москва, скрыв на всякий случай точку своей легализации, пятьдесят шестой сектор юго-востока. Улисс не хотел раскрываться первым попавшимися полицейскими принадлежность к этому криминальному сектору, хорошо известному всем полицейским планеты. Тем более не стоило упоминать сектор, пока он не поймёт, что с ним происходит…. А теперь Улисс ни чего понимал и мало что помнил….

***

Он смутно помнил лишь, что они с Траппом и Ахиллом накачались в Клубе какой-то тяжёлой «термоядерной дурью». Воин Улисс, держащий себя в постоянной боевой форме, не употреблял синтетику, марсианскую бронебойную «космодурь» или лунный «термит», а только лёгкую. В основном древние земные «кокс», «марихуану» и лунную «нирвану». Да и то редко, чтобы сбросить напряжение после боя. А клубная дурь оказалась супертермоядерной марсианской, хотя и замаскированной под безобидную «травку»…. Ну, нечего. Кто-то за это ответит, когда всё закончится и когда Улисс вернётся к себе в Цитадель….

Улисс не помнил и не знал, куда исчезли Ахилл и Трапп. Куда исчезли его гвардейцы. Куда исчез верный «Дракон»: где бы не находился Улисс, крейсер обязан контролировать ситуацию, страховать и охранять хозяина всей своей мощью. За этот нашпигованный оружием всех степеней защиты и уничтожения новейший армейский аппарат Улисс заплатил огромную сумму. И теперь, получается, зря….

Улисс не представлял где теперь находиться. Судя по окрестному пейзажу с невысокими (с десяток этажей, не более) невзрачными уныло-однообразными прямоугольной формы строениями – в захолустной деревенской дыре. А перед ним затрапезные деревенские полисмены….

***

- Значит вы москвич? – Толи удивлённо, толи утвердительно и даже доброжелательно спросил старший полицейский. Улисс кивком головы охотно подтвердил это. – А где, по-вашему, мы теперь находимся? В Устьужопинске? Мухосранске? А может быть в Лондоне, Париже, или в Нью-Йорке?.. Наверное, в Америке. Там, говорят у вас паспортов нет. А у нас гнида «америкосская» их пока не отменили…. Хреново вас в «Цэрэу» готовить стали….

Старший лейтенант Серега ненавидящий «америкосов» как говориться всеми фибрами своей советской комсомольской души задохнулся от ярости. Его лицо сделалось пунцовым. По скулам пролегли багровые пятна. Глаза стали холодные и злые. И блюститель порядка со всей дури, по рабоче-крестьянски вмазал Улиссу в челюсть, а второй полицейский обрушил на него град ударов дубинкой.

Улисс почувствовал что теряет сознание. Перед глазами поплыли разноцветные

пятна и яркие бусинки-вспышки….

***

...И вдруг сознание вернулось. Тело наполнила мощная энергия – в смертельно опасной для организма ситуации сработал пауэр-активатор. Теперь это снова был прежний Улисс. Сильный. Могучий. Беспощадный. Непобедимый….

Улисс вскочил, выпрямился во весь свой немалый рост.

...Рука молодого полицейского замерла, натолкнувшись на непробиваемую стену. Спустя мгновение она хрустнула переломанная могучей ручищей Улисса. Полицейский дико завыл. Но его вой продолжался не долго. Через секунду он прекратился. А полицейский со сломанной шеей и неестественно вывернутой назад головой рухнул, словно мешок на грязный пыльный замусоренный асфальт гадюшного привокзального парка.

Второй полицейский оцепенело, с ужасом смотрел в холодные безжалостные не оставляющие ему никакого шанса на жизнь глаза Улисса, судорожно трясущимися руками пытаясь достать из-за спины какую-то штуковину. По-видимому, оружие. Но сделать это Улисс ему не позволил. Страшным ударом ноги обутой в армейский сапог с тяжёлой противоминной подошвой Улисс проломил грудную клетку полицейского так, что сердце выскочило со своего место и навсегда перестало биться.

Последнее что зафиксировал угасающий мозг старшего лейтенанта Сереги – красивое и страшное лицо могучего молодого человека….

***

Улисс проворно исследовал содержимое карманов полицейских. Всё найденное спешно рассовал по карманам своей куртки. Недолго поколебавшись, взял увесистую металлическую штуковину, повесил её на ремне под курткой и поспешно покинул парк.

Теперь необходимо было уйти как можно дальше с места преступления – площади кишащей людьми потенциальными свидетелями преступления.

Улисс огляделся, оценивая возможные пути отхода, и двинулся вдоль набережной незнакомой реки в сторону лесного массива заманчиво виднеющегося вдалеке за стеной невысоких в десяток этажей, уныло однообразных строений. Лес в его теперешнем положении мог оказаться наиболее безопасным местом.

Улисс попытался активировать ускоритель, но на схватку с полицейскими ушло слишком много драгоценной, необходимой для действия ускорителя энергии. Ускоритель не активировался….

Улисс шёл по направлению к спасительному лесу, а вокруг кипела чужая, незнакомая и какая-то ирреальная жизнь.

Ему навстречу полз поток механизмов. В каждом из них находились люди. Механизмы различались по внешнему виду и размерам. Встречались такие крошечные, что в них размещалось всего несколько человек. Попадались и внушительных размеров аппараты битком набиты человеческими телами. Механизмы перемещались только по земле, по местами разбитому странного вида покрытию, даже отдалённо не напоминавшему привычный Улиссу металлопласт.

За всё время движения Улисс не заметил в воздухе не одного летательного аппарата. Это показалось странным и настораживало: даже несмышленому младенцу понятно, что удобней передвигаться по разным этажам и зонам высотности, нежели вот таким примитивным способом двигаться по земле в одной плоскости потока. Рискуя столкнуться с идущими в потоке либо движущимся навстречу аппаратами. Периодически останавливаясь и пропуская передвигающихся естественным способам пешеходов….

Скорость механизмов, приблизительно определённая Улиссом оказалась невелика, можно сказать никакая, а шум от работающих силовых установок и грохот самих движущихся механизмов стоял такой, что у Улисса снова заболела голова.

Над зоной передвижения висел смог и нестерпимая, до тошноты вонь. Улиссу показалось удивительным что люди, находящиеся в этих аппаратах не задыхаются, хотя и не используют никаких защищающих дыхание приспособлений. Мало того, они общались между собой, не опасаясь трагических последствий….

Сами механизмы различались и по внешнему виду. Некоторые Улиссу нравились. Даже, несмотря на их небольшие размеры в них чувствовалась красота и мощь. Но таких ему встретилось не много. Большинство же аппаратов имело весьма унылый, потрёпанный и неприглядный вид….

Изредка, навстречу Улиссу попадались люди. Они быстро и сосредоточенно проходили мимо, не обращая на Улисса никакого внимания. Разве что некоторые молодые женщины и девушки бросали заинтересованные оценивающие взгляды в сторону видного молодого мужчины….

Через некоторое время Улисс вышел к пруду, заросшему прибрежной растительностью, и примыкающему к нему древнему фортификационному комплексу. С приземистой крепостной стеной, ощетинившейся бойницами амбразур и зубцами. С круглыми и прямоугольными башнями по периметру стены, непривычно глазу Улисса архитектурного вида. С выглядывающими из-за стены позолоченными куполами соборов.

Этот древний комплекс смотрелся завораживающе красиво и, даже фантастично, но времени на его созерцание у Улисса не имелось. Теперь, когда убитых полицейских вероятно уже обнаружили для Улисса каждая секунда играла огромную роль….

Неподалеку от комплекса широкую реку пересекал высокий мост. Это оказалось для беглеца настоящей удачей. С высоты моста можно было спокойно осмотреться и принять верное решение.

Чрез весь мост растянулось огромное полотнище с какой-то надписью. Улисс подошёл поближе, прочёл надпись и почувствовал, как волосы встали дыбом, сделались жёсткими, по лбу и спине обильно заструился пот, дыхание перехватило, перед глазами поплыли круги….

«1989 ГОД. ПЕРЕСТРОЙКА. ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ. УСКОРЕНИЕ. ГЛАСНОСТЬ».

Улисс словно загипнотизированный перечитывал надпись снова и снова…. Вот значит, какую шутку сыграла с ним «дурь». Но разве это возможно?.. Что же с ним произошло?.. А может это только сон?..

Улисс на всякий случай больно, до крови ущипнул себя за руку. Нет, всё верно. Он по-прежнему находится в Москве. Но Москве древней, на пятьсот лет моложе его великого гипермегаполиса….

***

...Улисс не сразу вспомнил, что с ним произошло. Он лежал в густой пыльной траве возле бетонной опоры моста и над ним, по мосту время от времени с чудовищным грохотом проносились механизмы….

Значит это не сон. Улисс встал. Голова шумела, сильно тошнило. По-видимому, действие нейтрализатора, ещё до конца не закончилось….

Он не знал, сколько прошло времени. Впрочем, что значит время в его

теперешнем положении. Символ, не более. Теперь для него время не существует. Его

время осталось там, точнее наступит только через пятьсот лет….

Улисс поймал себя на мысли, что подумал какой-то бред, и впервые за эти несколько часов улыбнулся. Улыбнулся не растерянной и безысходной улыбкой-оскалом загнанного зверя, а улыбкой человека сбросившего какой-то неимоверно тяжёлый груз…. Ну, что же. Раз он не может изменить ситуацию, следует, разобраться в ней. А для этого у него кое-что есть….

Все захваченные у ликвидированных полицейских «трофеи» Улисс разделил на несколько групп.

В первую попали незнакомые ему документы: удостоверения сотрудников милиции – совершенно не знакомой ему силовой структуры – на имя Тимохина Василия Александровича, молодого милиционера; и Коледы Ивана Матвеевича, старшего милиционера. Паспорта «Гражданин Союза Советских Социалистических Республик». Вот значит, что требовали от него полицейские…. Улисс внимательно, страница за страницей изучил паспорта. По сути эти странного вида и примитивного технологического уровня книжицы являлись обычными инд-картам его времени, правда, с минимальным количеством примитивной информации….

Ещё перед Улиссом лежала внушительная стопа разномастных бумажек непонятного назначения принадлежавших Государственному Банку СССР и Соединенным Штатам Америки. Об этих государствах Улисс никогда не слышал. В его времени на планете уже давно не существовало никаких государств. Планета жила единым сообществом, разделённым на континентальные глобальные административные образования, разбитые в свою очередь на регионы, сектора и локальные зоны….

Куда больший интерес для Улисса представляло вероятное оружие полицейских..., милиционеров. Улисс осторожно повертел в руках увесистый предмет странного непривычного вида. Внимательно осмотрел его, но от активного проникновения в механизм предполагаемого оружия отказался. Он слишком хорошо знал, чем может это закончится – сколько его дружков погибло в малолетстве, пытаясь раскодировать боевое армейское оружие.

Древнее оружие оказалось изготовлено из металла, без какого либо намёка на металлопласт или другие оружейные полимеры. Улисс чувствовал, что где-то в глубинах памяти хранится информация о подобном оружии, но извлечь её в своем теперешнем состоянии не мог….

Все трофеи Улисс тщательно спрятал возле опоры моста, оставил на всякий случай только паспорт старшего полицейского и банковские бумаги.

Улисс серьёзно рисковал, оставляя у себя документы убитого полицейского – прямая улика в случае задержания, но ему необходимо иметь при себе хоть какой-то легализующий документ. Пусть и опасный. Документ, без которого в этом времени выжить, вероятнее всего невозможно. Не зря же полицейские так настойчиво требовали у него паспорт. Тем более что на низкокачественном портретном изображении в паспорте полицейский чем-то походил на самого Улисса. Конечно, не идентично, но в отсутствии других вариантов устраивал и этот.

Поколебавшись, Улисс прихватил и «железяку» – привыкший всю свою сознательную жизнь иметь под рукой оружие с этой непонятной древней «железякой» он чувствовал себя спокойнее….

Теперь необходимо было как можно скорее покинуть это опасное место. По металлической ржавой и хлипкой на вид лестнице Улисс взобрался на мост, перешёл на противоположный берег реки. Спустился с моста и двинулся в сторону расположенного неподалёку спортивного комплекса. Следовало раздобыть какой-либо пищи – он давно не ел, и теперь голод давал о себе знать неприятными болевыми ощущениями в области живота….

Спорткомплекс поразил Улисса непривычным людским водоворотом. Казалось, что сюда собрался заниматься спортом весь город. Внимательно понаблюдав за толпой, Улисс сделал вывод, что спортом здесь не занимались. В этом спорткомплексе происходила примитивная меновая торговля. Торговали в основном одеждой, которую обменивали на банковские бумажки, аналогичные конфискованным у убитых полисменов…. Странное дело, Улиссу нигде не встречались даже простые аппараты вирт-оплаты, не говоря уж о слайерах. Люди передавали из рук в руки грязные, потрёпанные бумажки, ничуть не беспокоясь о каких либо мерах стерилизации. Повсюду сновали мужчины и женщины с тележками, сумками и огромными тюками.

Подобный способ торговли был непривычен, выглядел экзотично и потряс Улисса настолько, что он на некоторое время забыл обо всём на свете и даже о смертельной опасности нависшей над ним, поглощённый раскрывающимся каким-то ирреально-первобытным, каким-то диким действом, отдалённо напоминавшим древнее сражение с присущей ему сложностью управления и хаосом, как основой….

На каждом углу предлагалась какая-либо еда. Простояв небольшую очередь, Улисс получил сочную, горячую, аппетитно пахнущую лепёшку называемую «чебурек», за которую продавщица взяла с него одну грязную и потрёпанную бумажку «Госбанка СССР» мелкого достоинства. Взяла голыми без средств защиты сальными руками и этими же руками достала откуда-то из недр лотка дымящуюся лепёшку, завернула её в кусок плотной серой бумаги и протянула Улиссу…. Улисс колебался, раздумывая, есть или нет. Такой антисанитарный способ торговли мог таить опасность. Наверняка в этом времени существуют губительные для Улисса микроорганизмы…. Но голод взял своё и Улисс решился попробовать лепёшку. Лепёшка с начинкой отдалённо напоминающей мясо, оказалась не очень вкусной, низкого качества, но голодный Улисс мигом проглотил её и взял ещё несколько, а заодно и пластиковую ёмкость с питьевой водой.

Насытившись, Улисс двинулся дальше. Он выбрался с торговища и направился за толпой, смешался с ней, стараясь не попадать в поле зрения людей в серой форме полицейских, которых на его пути встречалось немало. Внезапно Улисса кто-то окликнул….

2

Старший следователь районного отдела Западного Административного Округа Москвы Игорь Николаевич Серебров стоял за зоной оцепления, уныло курил и терпеливо ожидал завершение работы коллег. На месте преступления «колдовали» криминалист Петрович и трассолог Оленька. Неподалёку кинолог Валера и его Альма безуспешно пытались взять след убийцы. Само место преступления оцепили вокзальные милиционеры, с трудом сдерживавшие толпу зевак – в основном пассажиров рейсов дальнего следования, для которых эта трагедия стала неким спектаклем посреди томительно-унылого ожидания своего отправления. За зоной оцепления опера, окружённые плотной толпой «отбивались» от кучи псевдосвидетелей. Игорь Николаевич краем уха слушал этих возбужденно тараторящих, галдящих, перебивающих друг друга, дающих самые противоречивые и нелепые показания людей и внутри медленно закипала злость, перерастающая в ярость.

- Шоу, устроили. Уроды. Вы ещё на трупах станцуйте. – Подумал следователь, и брезгливо, с ненавистью посмотрел на толпу. Нервно отбросив окурок «Явы золотой» он подозвал старшего группы оцепления, немолодого капитана и жёстко приказал очистить место преступления. Через несколько минут парк был очищен от толпы. Но народ не расходился, а стоял за линией оцепления и наблюдал за действиями следственной группы.

Минут через десять криминалист закончил и подозвал Игоря Николаевича.

- Ну что, Петрович? - Без всякого энтузиазма спросил следователь.

Старик помолчал, почесал вспотевший лоб тыльной стороной руки в окровавленной латексной перчатке, тяжело вздохнул и грузно опустился на корточки возле первого тела – сержанта Тимохина Василия Александровича, двадцати двух лет от роду.

- Вот смотри Игорь Николаевич, как сломан рука. Кисть буквально висит на мышцах и коже. А голова. Представляешь, какое усилие нужно приложить, что бы её так свернуть у тренированного, физически крепкого человека каковым, судя по развитой мускулатуре, являлся при жизни убиенный сержант Василий Тимохин.

Следователь помог старику подняться, и они перешли к телу старшего лейтенанта Коледы Ивана Матвеевича, двадцати шести лет.

- Ты представляешь, с какой чудовищной силой произведён удар, если он вызвал такое разрушение грудной клетки…. Я, Игорёк, в своей долгой жизни ничего подобного не встречал. И сразу делать какие либо выводы затрудняюсь. Как говорят наши немецкие друзья: das istfantastic…. Если бы вокруг имелись лужи крови, на теле раны рванные, я мог бы предположить что косолапый расстарался или тигр. А, так…. Конечно, в отделе мы покопаем глубже. А теперь покорнейше извини. Ничего конкретного сказать не могу…. Я тут как-то водил в зоопарк внучку. Ты знаешь Игорёк какая на планете самая большая и сильная обезьяна?.. Верно, горилла. Но, это шутка. Шмонал ребят человек и профи. Всё забрал. Все загашники обчистил. Животное так не сможет – мыслительных возможностей маловато….

У Оленьки тоже не оказалось ничего интересного. Даже если и существовали на этой сухой земле и раздолбанном асфальте какие-либо следы их затоптали многочисленные зеваки, побывавшие в парке до приезда милиции.

В это время к месту преступления подъехала прокурорская «Волга», и настроение у Игоря Николаевича совсем испортилось….

3

- Мужчина, развлечься не желаете?

Дорогу Улиссу преградила девушка. Хорошенькая. Прекрасно сложенная. С великолепной фигурой, которую подчеркивало короткое открытое облегающее светлое платье, обнажающее длинные стройные ноги. Лицо девушки – с пропорциональными чертами, высоким лбом, выразительными глазами, легким полуовалом бровей, тонким небольшим носиком, несколько крупноватыми чувственными губами – обрамляли длинные светло-каштановые волосы, ниспадающие слегка вьющимися локонами на красивые плечи, оттеняя лицо, усиливая его очарование.

- Не дорого. Для такого видного мужчины, можно сказать, почти даром.

- Сколько?

- Час червонец. Ночь сто….

В кармане куртки лежала пухлая пачка «конфискованных» у полицейских банкнот, но оссторожный Улисс ничего не ответил. Он не разобрался в незнакомых банковских бумагах. Что могло обозначать червонец, сто? Скорее всего, стоимость сексуальных услуг? Это показалось Улиссу настораживающее странно – на дешёвых жриц любви девчонка совершенно не походила. В его времени секс с такой красивой девушкой: не луниткой, марсианкой или кибом стоил бы серьёзную сумму. Что-то здесь не так….

- …Такой видный мужчина, а жмётесь из-за какой-то паршивой сотни….

Их разговор привлекал внимание прохожих, поэтому Улисс отвёл девушку в сторону. – Сто чего?

Девушка удивлённо уставилась на Улисса. – Бакинских. Не деревянных же. Ты за кого меня принимаешь? За деревянные только с «нюшками» с трёх вокзалов развлекайся.

- А что такое бакинские. Нефть что ли? – Осторожно спросил ничего не понявший Улисс.

Девица долго смотрела на Улисса, потеряв, вероятно, дар речи. А потом звонко и заразительно захохотала. В этот момент она сделалась удивительно как хороша и Улиссу дико захотелось её. Так нестерпимо он никогда не хотел секса ни с одной женщиной…. Девчонка смеялась, смеялась долго.

- А ты приколист. Так и уморить девушку можно. Бакинские это баксы. Ну, доллары, значит.

Улисс достал пачку денег.

- Посмотри. Здесь есть доллары?

Девица ещё более удивлённо взглянула на Улисса, но ничего не сказала, молча, вытащила из пачки стопку невзрачных бумажек.

- Ну что, сделка состоялась? – Спросила она. Улисс утвердительно кивнул. – Куда поедем? К тебе? У тебя хата есть?.. Нет? Приезжий?

Улисс, не вдаваясь в подробности, подтвердил, что прибыл издалека.

- То-то оно и видно…. Хорошо, поедем ко мне. Но за тачку ты башляешь…, ну, платишь…. Ты не знаешь что такое тачка? Никогда не ездил в такси? – Прочитав недоумение на лице Улисса, девица удивилась в третий раз, и как-то странно посмотрела на него….

***

- Снимай куртку. В комнату проходи. Чего в прихожей топтаться. - Приказала девчонка и скрылась в соседнем отсеке помещения. Улисс, поколебался, но куртку не снял, а прямо в ней двинулся за девицей.

- Ты что в куртке в постель полезешь? Не бойся, я её не украду. Мне она ни к чему – размерчик не мой. Можешь расслабиться…. Снимай её немедленно. – Налетела на Улисса девчонка. Ничего не оставалось делать, Улиссу пришлось снять куртку. Девчонка, увидев железяку, ахнула.

- Ну, ты, блин, даёшь…. Ты кто? Из братвы? Вот я дура влипла. Ты убьёшь меня?

- Послушай девочка, я не сделаю тебе ничего плохого. Наш договор остаётся в силе. Я пробуду с тобой оплаченное время, а потом уйду, и больше ты меня никогда не увидишь…. Не бойся. Чего ты боишься? Этой штуковины?.. Слушай, я заплачу тебе ещё, если ты объяснишь мне, что это за устройство и для чего оно предназначено…

Такого удивления Улисс не видел никогда в жизни. И без того большие глаза

девчонки сделались огромными, а брови полезли на лоб. При этом её высокий и

красивый лоб глубокие морщины превратили в перепаханное поле. Девушка впала в ступор….

- …Ты понимаешь, мне не к кому обратиться…. Помоги мне. Для чего нужно это устройство? Это оружие? Верно?

Девчонка успокоилась и, посмотрев пристально на Улисса, сказала.

- Хорошо милый, ты решил приколоться я готова поддержать тебя. Как говориться любой прикол за ваши баксы. Так вот, это, как ты выразился, устройство обыкновенный «Калаш»…. Ты не знаешь что такое «Калаш»? Это знает любой детсадовский ребёнок и это уже становится не смешно. Каждая шутка хороша и интересна только один раз потом она начинает раздражать….

- Послушай, я действительно не знаю что такое «Калаш», но догадываюсь что это оружие. Я не разыгрываю тебя. Если ты знаешь, расскажи. Возьми сколько хочешь этих бумажек…. Денег? Хорошо, денег. Но расскажи мне всё, что ты знаешь об этом оружие.

Девчонка, как-то пронзительно - внимательно взглянула на Улисса.

- Ладно. Будем считать, что ты действительно не знаешь…. Это автомат. Простой автомат, который придумал наш оружейник Калашникова. Мы в школе на уроке начальной военной подготовки проходили.

- Автомат? А для чего он нужен?

Девчонка попросила у Улисса автомат. Взяла его без всякой опаски, и, нажав на какой-то рычажок, отделила его плоскую изогнутую часть, внутри которой Улисс рассмотрел блестящие круглые жёлтые металлические штуковины.

- Вот смотри. Это называется магазин. В нём находятся пули, точнее патроны. Ты, передёргиваешь затвор, досылаешь патрон в патронник, прицеливаешься, потом нажимаешь на вот эту хреновину, называемую спусковым крючком, автомат стреляет и пуля размазывает чьи-то мозги по стене. Если, конечно, ты попадёшь.

Девчонка ловко выщелкнула из магазина патрон и протянула его Улиссу. Он взял его, и с интересом принялся рассматривать, хотя, ничего интересного не увидел – тривиальный металлический предмет сложной цилиндрической форы. Двухсоставной: состоящий из удлинённой цилиндрической и заострённой конической частей, соединённых в единое целое….

Очень скоро Улисс уже разбирался в устройстве автомата….

- Ну, а как он действует? Где можно выстрелить? Ты знаешь поблизости какое-нибудь уединённое место? Можешь меня туда отвести? – В сильном возбуждении нетерпеливо спросил Улисс.

И вот тут девчонка почему-то разозлилась. Лицо её сделалось пунцовым, по скулам пролегли багровые пятна, глаза стали колючие и злые.

- Послушай, приятель я тебе не справочная. Ты, кажется, забыл для чего пришёл сюда. Или эта железяка красивее и желаннее меня. Ты знаешь, сколько мужчин отдали бы многое, чтобы оказаться на твоём месте. Ты скотина. Грубое животное. Можешь меня убить. Вот прямо здесь на мне и попробуй свой автомат. Долговязый дурак.

Девчонка отвернулась от него и нервно закурила. Улисс напрягся. Мышцы сделались жесткими и не пробиваемыми, точно бронепласт. Жгучая волна ярости прошила тело и…, исчезла, ушла, растворилась. Великий воин смотрел на эту маленькую красивую и желанную девчонку…. Улисс, словно зомби подошёл к ней, резко повернул к себе её послушное тело, выбросил в проём распахнутой балконной двери едва начатую сигарету, прижал к себе девчонку и задохнулся в долгом поцелуе. Она отвечала ему горячо и страстно. Улисс подхватил на руки лёгкое тело девушки и отнес её в спальню.

А потом наступил вечер. Его сменила ночь. Настало утро. Но они не замечали этого. Время для них остановилось. Весь макрокосм мира с его планетами, созвездьями, галактиками, вселенными сжался до размеров этой спальни и кровати. И не было в мире ничего важнее их горячих сплетающихся тел, страстных объятий, нежных и диких бесконечных поцелуев и блестящих глаз….

Они лежали, тесно прижавшись, друг к другу, и Улисс рассказывал Пенелопе – так звали девчонку – о себе. О своём мире. Об огромном и прекрасном гипермегаполисе Москва. О своём криминальном, чертовски опасном, доминирующем над всеми другими административными образованиями пятьдесят шестом секторе юго-восточной окраины мегаполиса. О криминальных войнах между группировками и планетарными силовыми структурами. Честно рассказал о появлении здесь, и об убитых им полицейских….

Наступил ещё один день. Они гуляли по Москве, бродили по её древним улицам, и Улисс со смешенным чувством гордости и удивления думал о том, что на месте этих сонных улиц и низких невзрачных строений, в его времени взметнулся ввысь могучий и сказочно красивый мегаполис. Один из красивейших на планете….

Они плыли по Москве-реке на катере. Настоящем аппарате, передвигающемся по водной поверхности. По реке, ещё не скрытой под землей в тоннеле, как в его времени. Они проплывали мимо величественного Кремлёвского комплекса. И Кремль, его башни, соборы и здания ещё не укрытые ажурным прозрачным защитным куполом, выглядели куда выразительней и потрясающей, нежели в его времени. И казалось, что белоснежные пушистые облака цепляются за шпили его высоких башен и куполов. И рядом была Пенелопа. Ослепительно красивая и счастливая. И совсем рядом он видел её глаза. И он тонул в них, как от хорошей дозы. Эта девчонка заполнила собой весь мир. И теперь Улиссу казались второстепенным и не важным всё, что произошло до встречи с ней.

Такого Улисс никогда не испытывал ни с одной женщиной. И если бы кто-либо ещё несколько дней назад рассказал бы ему об этом, Улисс презрительно рассмеялся бы в ответ, а возможно и всадил шутнику заряд из тепловухи. Всадил не на летальное поражение, а так, на лёгкое ранение, чтобы недоумок соображал над кем шутит….

За эти несколько дней что-то произошло с Улиссом. Он не знал что. Возможно, это болезнь, древнее инфекционное заражение. Ведь уничтожила некогда десятки миллионов индейцев неизвестные в их мире болезни, привезённые из Европы жалкой сотней вонючих сифилисных конкистадоров….

***

Волшебница-ночь околдовала город, укрыв его своим бархатным чёрным плащом, расшитым бисером звёзд, созвездий и галактик. Утомлённый дневными заботами и хлопотами город спал. Стояла тишина. Лишь изредка где-то вдалеке, на бульваре проносился одинокий автомобиль. За окном в непроглядном небе среди мириад мерцающих бусинок-звёзд висел зеленовато-охристый величественный и равнодушный лунный диск. Ночной прохладный ветерок приятно бодрил, бесстыдно скользя по их обнажённым телам. Голова Пенелопы лежала на груди Улисса, и её волосы приятно касались его лица….

- Ты уйдёшь со мной…. Если…, когда я найду способ вернуться в своё время?

- Уйти с тобой? В твоё время, в твой мир? Но что там станет со мной? Ул, здесь

мой мир. Какой никакой, но он мой. Здесь я родилась и живу. А твой я не знаю и мне он чужой…. И потом, в твоём времени я стану тебе даже не прабабушка. Ты представляешь, как я буду выглядеть через пятьсот лет? Я превращусь в старую и страшную мумию с серой иссохшей кожей, впалыми глазницами и редкими остатками седых волос. Вот такая я стану через пятьсот лет. Я буду тебе даже не прабабка, а пра- пра- прапрабабка….

- Ты станешь пра- пра- пра- дурочкой. Нет, просто дурочкой. Маленькой красивой дурочкой. – Ответил Улисс, нежно целуя Пенелопу. – Ты нужна мне. Понимаешь, за всю свою жизнь я никогда не был так счастлив. Никогда…. Я имел всё, что многие ассоциируют с понятием счастья…. Представляешь, ещё совсем недавно, каких-то несколько дней назад мне казалось, что это и есть настоящее счастье. Я задумывал и осуществлял задуманное. Я создал огромную империю. Я боролся и побеждал своих врагов. Я шёл к намеченной цели, и никто не мог противостоять мне. Ни конкурирующие группировки, ни всепланетарное правительство…. Но теперь для меня это не важно. Это осталось там…. А здесь есть ты….

- Улисс, любимый у меня теперь есть ты. И кроме тебя мне никто и ничто не нужно. Я готова идти с тобой, куда ты скажешь. В этом мире у меня никого нет, кроме бабы Вари. Завтра я съезжу к девчонкам и скажу, что выхожу из игры….

Пенелопа перевернулась на живот, крепко прижалась к нему своим горячим телом, обняла руками его огромную грудь, нежно и бесконечно долго стала целовать Улисса. И сонный мальчишка Амур усталой ручонкой вытащил из серебреного колчана очередную золотую стрелу любви….

4

- Что? Что эта сука сказала…? Ах, вот как. Ну, я ей выйду. Век, тварь помнить будет.

Лём так долбанул трубку об корпус телефона, что в его недрах что-то жалобно звякнуло. Парни удивлённо и настороженно смотрели на своего вожака.

- Чего таращитесь, – раздражённо процедил Лём, - звонила Настюха. Пенелопа собирается подорвать.

- Подорвать кого? – Спросил один из парней.

- Ты Тарас как в детстве дебилом был, так им и остался. Подорвать, значит выскочить из бизнеса. Усёк? – Зло оборвал парня Лём. – Лучше даун затухни и не раздражай.

- Нет проблем. – Поспешно согласился Тарас.

Лём позвонил Плёсу, своему бригадиру и кратко объяснил ситуацию. Несколько минут из трубки доносился многоэтажный мат, перемежаемый приказами и разъяснениями. Наконец Лём положил трубку, вытер вспотевший лоб, и тоном, не терпящим возражений, объявил. – Сделаем пацаны так. Сейчас выдвигаемся к Пенелопе и поставим её на понятия. Надо дать девкам урок. А то совсем распустились курвы. Страх потерли. Хочу, работаю. Хочу, на вольные хлеба…

- А «стволы» брать? – Спросил Борюсик, самый молодой в звене. Лёма аж передернуло – с какими дебилами работать приходится….

- А то, как же без «стволов». Возьми ещё «калаши», «эрпэгэшку», «муху» и не забудь захватить «Шилку» и «Град». А то с моим «тэтэшником» с этой сукой и её хахалем нам четверым никак не справиться….

***

Улисса разбудило неясное тревожное чувство надвигающейся опасности. Он открыл глаза и увидел незнакомых парней. Пенелопа тоже проснулась. Она испуганно прижалась к Улиссу, из чего он сделал вывод, что парни, её хозяева.

- Ну, наконец-то голубки проснулись. – Весело осклабился высокий крепкий спортивного вида молодой парень, которого Улисс сразу определил в этой четверке главным. В руке у гангстера Улисс заметил пистолет с глушителем звука выстрела. Точно такое оружие с точно таким же приспособлением Улисс уже видел раньше, в полицейском телевизионном сериале. – А то мы уже думали, не дождёмся. Хорошо, а главное крепко спите. Здоровым, праведным сном.

Держа Улисса на прицеле, парень бесцеремонно стащил голую Пенелопу с кровати. – Ты девочка пока погуляй. Иди в порядок себя приведи, а мы с твоим пацаном покалякаем.

Напуганная Пенелопа безропотно скрылась в ванной.

- Ты кто? – Спросил главарь, оставаясь на безопасном расстоянии и не убирая оружие.

- Человек. – Неопределённо ответил Улисс.

- Человек!? Ну, так вот, человек. Ты с нашей биксой гуляешь. Ништяк, нема базара, только ты забыл, что надо башлять. Ты уже сколько с ней кружишь?.. Три дня? Считай, три сотни зелёных ты нагулял. Всё по честняку, по пацански. А если хочешь её забрать, гони брателло конкретные бабки.

- Сколько? – Спросил Улисс.

- Сразу видно делового человека. Сто тонн.

- Сто тонн чего? – Не понял Улисс.

- Сто тысяч баков, или долларей. Не деревянных же.

- Сто тысяч?

- А что, много? За такую ляльку братуха, считай почти даром. Можно сказать от сердца отрываю. А то, смотри, передумаю. – Расхохотался Лём.

- Но у меня теперь нет такой суммы. – Честно признался Улисс.

- Это братан твои проблемы. Даю тебе два дня. Через два дня включаю счётчик.

- Счётчик? Что такое счётчик?

- Да ты пацан, никак и вправду из-за Урала. – Заржал Лём, его смех подхватили остальные парни. – Люблю юмористов. Давай Хазанов. Через два дня увидимся. – Подытожил разговор гангстер, собираясь покинуть помещение.

- Я не найду такую сумму через два дня. Вероятно я не найду её и через неделю. В моём теперешнем положении это очень крупная сумма. – Честно признался Улисс.

Лём остановился, подошёл, молниеносно обнажил оружие и, приставив его к голове Улисса, процедил. - Ты баклан надоел мне. Может тебя пристрелить и все проблемы закончатся? Я с тобой по-человечески, а ты целку корчишь. Могу - не могу. Не хочешь платить? А что же ты хочешь?

- У меня есть другое предложение. Вы отдаёте мне девушку, я отпускаю вас, и мы мирно расстаёмся, навсегда забыв о существовании дуг друга. – Спокойно произнёс Улисс.

Слова Улисса вызвали у бандитов бурю смеха. Парни хохотали от души. Лём ржал, не переставая, впрочем, держать Улисса на прицеле. На какое-то мгновение он повернулся к парням, подмигнул, дескать, вот придурок конченный даёт….

Это стало его ошибкой. Улисс активировал ускоритель, молниеносно вскочил, страшным ударом окаменевшей ладони, словно боевым тесаком, пробил грудную клетку парня, вошёл внутрь, вырвал ещё живое трепещущее сердце, извлёк его наружу, разворотив грудную клетку. Одновременно другой рукой выхватил у гангстера пистолет и тремя выстрелами ликвидировал остальных парней. Потом Улисс отправился в ванную комнату, где «в заточении» томилась Пенелопа, наскоро принял душ, смыл кровь убитого и велел девушке собираться, а сам тщательно удалил все

следы их пребывания в этом доме….

Через полчаса они покинули злополучную квартиру….

5

Фил – Анатолий Иванович Борисов – лидер влиятельной криминальной

столичной группировки сидел в пустынном инвалютном баре на Маяковке, неторопливо пил ароматный зелёный чай, курил и равнодушно смотрел в окно, за которым сплошным потоком ползли автомобили. Время от времени Фил посматривал на циферблат дорогущих крутых котлов Роллекс – пять тонн бакинсках. Не купленных, отобранных по случаю за долги у одного терпилы - кооператора.

Фил ждал своего бригадира Лёху Жаркова, погоняло Плёс. Плёс должен был появиться ещё полчаса назад. Кого другого Фил столько ждать бы не стал – статус не тот – и давно бы уже слинял. Но он хорошо знал своего боевого товарища. Лёха не станет забивать стрелку ради бухого базара. Что-то произошло. Надо ждать, никуда не денешься….

***

Во внешности Анатолия Ивановича Борисова не наблюдалось ничего порочного, бандитского, кровожадного. А скорее даже наоборот. Посторонний человек, не знающий, кем является Борисов, принял бы его за молодого чиновника или преуспевающего коммерсанта, но не как за криминального авторитета. Фил относился к породе мужчин безоговорочно нравящихся женщинам. Тридцатилетний. Высокий. Широкоплечий. Фигура атлетическая. Что отчасти шло от природы, но более являлось следствием многолетних занятий подвижными видами спорта и постоянных тренировок. Крупная голова восседала на крепкой, но не перекаченной шее. Лицо круглое. Детали лица крупноватые, но не чрезмерные и резкие, а соразмерные, и даже приятные. Глаза умные, живые, но холодные и несколько надменные, что портило общее впечатление от портрета.

Одевался Фил не броско, но стильно и человек, разбирающийся в шмотье, сразу бы определил что дорого. Теперь на нём был тонкий летний светлый валютный «балахон» из «Березы». Оттуда же настоящие штатовские джинсы «Ливайсы». Завершали гардероб роскошные и невероятно модные итальянские туфли – «инспектора». Дополняла картину конкретная рыжая цепура – толстая золотая цепочка – на шее….

***

Плёс появился через полчаса. Это был крепкий, двадцатисемилетний парень, горожанин в первом поколении. По внешнему виду «качёк из пролетариев». Филу он составлял полную противоположность. Мощная квадратная фигура Плёса с рельефной грудиной и широченными плечами выглядела столь не пропорциональной, что казалась составленной из двух самостоятельно живущих частей. Верхней – крупной и мощной. С огромными бицепсами, отчего руки Плёса смотрелись неестественно укороченными. Несоразмерно маленькая стриженная «под ноль» голова Плёса с простоватым, грубо слепленное Создателем лицом, на котором выделялись жёсткие бусинки-глаза, восседала на короткой перекаченной «бычьей» шее. Нижняя часть Плёсова тела с короткими «накаченными» тумбами-ногами казалась куцей, словно приплюснутой, сдавленной весом верхней части тела.

В отличие от щеголеватого Фила, одевался Плёс как попало. Теперь на нём был поношенный и грязноватый пёстрый спортивный костюм «Адидас» – кооператорское лепилово под фирму, кроссовки «Найк», того же кооператорского пошиба и видавшая виды короткая джинсовая куртка турецкого происхождения под которой угадывалась пистолетная кобура с толстой пистолетной рукоятью….

Плёс беспрепятственно миновал Филову охрану. Мимолётом поздоровался крепким рукопожатием со старшим охраны Витькой Молотом, почтительно и в то же время по-товарищески с Филом. Плюхнулся в кресло рядом, бесцеремонно отхлебнул из Филовой чашки душистый «Липтон», закурил, глубоко и нервно затянулся, пустил к потолку мерцающую струю сизого дыма, достал из внутреннего кармана джинсовой куртки объёмный «кодаковский» фотопакет и протянул его Филу.

- Пацаны буквально за минуту до мусоров успели сфоткать. – Объяснил Плёс. Фил достал пухлую пачку фотографий и принялся их рассматривать. На всех фотографиях оказались запечатлены жмуры. Одного Фил узнал – Лёма Лёхиного бригадира. Все пацаны были застрелены. Лём же…. Такого фокуса Фил никогда в жизни не видел. Грудина пацана на снимке выглядела развороченной точно взрывом противопехотной гранаты…. Но больше всего поразил Фила один снимок. Рядом с телом Лёма валялось окровавленное сердце. Настоящее человеческое сердце. Скорее всего, сердце самого Лёма.

Ничего себе! Такая шняга. Кто-то взял и вырвал сердце у «безобидного мальчика» Лёма – уличного бойца, боксёра и каратиста. Офигеть! Фил несколько раз просмотрел фотографии, потом спрятал их в конверт и вопросительно взглянул на Плёса.

- В общем Иваныч, «картина Репина Приплыли». Ты знаешь, под Лёмом девки сидят путаны. Недавно одна тварь задумала соскочить. Ну, я велел Лёму её наказать, а заодно и другим девкам на будущее урок преподать. Вчера Лём со своими пацанами выдвинулся к ней на хату…. Сам видишь, чем это закончилось.

- Лёш, ты хочешь сказать, что девчонка перевалила четверых здоровых пацанов, да ещё у одного сердце вырвала? Она кто? Шварценеггер, Сигал?

- Я Иваныч это не говорю. Но кое-что пробил. Девки, которые с этой Пенелопой работали, рассказывают, что в последнее время она с пацаном каким-то крутилась. Пенелопа рассказывала, что собирается завязать и с этим пацаном уехать куда-то далеко. Думаю, пацан этот не местный. Может из периферийной братвы. Мы их ищем. Я всю бригаду «на уши поставил». Мои пацаны круглосуточно дежурят на вокзалах, в аэропортах. Но у меня сил не хватает. Пособи Иваныч. Эта сука за пацанов кровавыми слезами должна умыться.

Фил посмотрел на Плёса пристально изучающе, точно видел впервые….

- Вот что Лёша. Похороны пацанов братва должна взять на себя – дело святое. И семьям помочь надо. Что бы никаких гнилых базаров. Ты меня хорошо понял? Я тебе помогу. Людей дам, бабки. Девку и пацана искать день и ночь. За обнаружение обещай своим хорошую премию. Да не жлобись. Лёша, их надо найти раньше ментов. Это важно. И, самое главное, пацана надо постараться взять живыми. Лёша, надо узнать, чей он. Может быть это «засланный казачок от нашего друга Черкеса». Если твои возьмут его живым, обещай премию от меня лично…. Дашь мне данные девки, я постараюсь через ментов пробить…. Да, и вот что. Предупреди своих, пацан крайне опасен. Пусть не понтуются, молодогвардейцев не корчат. Не тот случай. Не смогут взять живым, пусть валят.

Плёс попрощался и удалился, а Фил тотчас позвонил своему другу и бывшему однокласснику, а ныне «следаку» с Таганки, Петру Леонтьеву и договорился о встрече.

***

Через несколько часов в неприметном кооперативном «пивняке» недалеко от метро «Павелецкое» пили «рассыпное» пиво два человека: Анатолий Иванович Борисов и Пётр Витальевич Леонтьев. Пили пиво они странным манером. Жидкость в бокале Фила вообще оказалась нетронутой, поскольку это горькое и вонючее пойло Фил не любил и практически не употреблял. Он вообще не любил крепкие напитки, от которых теряешь контроль и становишься полным идиотом. Сыскарь же пиво любил и в другое время с удовольствием дерябнул бы бокал, другой. Но теперь он только едва успел пригубить янтарную жидкость и, забыв обо всём на свете, рассматривал Плёсовы фотографии….

***

Анатолий Борисов и Пётр Леонтьев дружили с детства. С первого класса. Дружбу эту пронесли через все школьные годы. Вместе мальчишками ходили сначала в хоккейную секцию, откуда к подающему спортивные надежды Толику Борисову прилипла кличка Фил – в честь великого канадского хоккеиста Фила Эспозито. Затем в секции бокса и каратэ. Сменив хоккей на, казавшиеся подросткам под впечатлением отечественных боевиков о лихих парнях из «десантуры» и спецназа, более мужские виды спорта. В старших классах вместе «тягали железо». Плечом к плечу дрались на танцах. Вместе, приобщаясь ко взрослой жизни втихаря пили дешёвый «портвешок» (за что мать лупила Фила тем что под руку попадётся, а интеллигентная мама Пети плакала, так, что и у самого впечатлительного подростка Петюни становились мокрыми глаза). Курили, но сразу бросили, правда, потом на первом курсе института Петя всё же закурил. Фил же практически не курил. Лишь иногда, для снятия стресса, позволял себе выкурить сигаретку другую….

После школы судьба развела друзей. Папа Пети, профессор с серьёзными связями, «засунул» сынка в университет, на юридический факультет. А Фил, не чувствующий в себе особой тяги к учению, имевший родителей «простых, из пролетариев», не имеющих влиятельных связей, «загремел» в армию. Отдал любимой Родине два года в «десантуре». Отслужил не из-под палки, а по кайфу. Потому как десант, это круто. Это лучшие парни Советской страны. Шпана даже кодлой бздит. Девки на кокан сами прыгают. Хотел Фил после дембеля остаться в родной части на сверхсрочную, да родители отговорили. По возвращению домой погулял Толян, как водится месяц, да и устроился к бате на завод гидравлического оборудования, что на Второй Хуторской улице в инструментальный цех. Там рукастый и башковитый Фил быстро пошёл в гору, и уже через несколько лет стал бригадиром своей первой бригады. Пока ещё только комсомольско-молодёжной. Понемногу налаживался быт, пошли заработки. Фил начал копить на кооперативную квартиру и машину. Сначала на тачку – девок на заднем сидении пялить, потом на хату пялить девок в роскошной холостяцкой постели….

Через несколько лет Толян женился на обалденно красивой девчонке из техотдела. Но семейная жизнь не задалась. Маринка ревновала Толика ко всем мало-мальски привлекательным заводским и сосседским девчонкам. Семейная жизнь Толяна протекавшая в диких сценах и ссорах с каждым днём становилась всё более и более невыносимой. Через несколько лет Толян и Маринка расстались. От этого брака у Фила остались неприятные воспоминания, штампы в паспорте на соответствующих страницах и сын, судьбой которого Фил интересовался мало, но деньги Маринке на воспитание отпрыска «отчинял» регулярно и помогал чем мог….

А потом приканала Перестройка. В стране раковой опухолью разрастался, креп и мужал Его Величество Глобальный Бардак. Великая Советская Социалистическая Империя рушилась на глазах. Умный Фил быстро прокоцал что к чему. Из шпанистых пацанов своего района и заводской секции карате, в которой подрабатывал инструктором, сколотил небольшую криминальную бригаду, ставшую впоследствии костяком его группировки. Группировки, наводившей ужас на всю столицу и приносившей немало хлопот и головной боли доблестным правоохранительным органам в лице родной «совейской ментовки»….

***

- Толян можешь мне поверить, я такого в жизни не видел. Как в американских триллерах. Где, говоришь, это произошло? На Башиловке?! Понятно. Я постараюсь узнать что смогу. Но одно точно скажу – ты серьёзно влип бандюган. На твоём месте я сделал бы вид, что ничего не произошло, и забыл.

- То есть, как забыл? Пит, почему? А за пацанов кто ответит?

- Толик, они сами выбрали свой путь, заканчивающийся, как правило, в конце тоннеля в лучшем случае тюрьмой, в худшем – смертью. Такова их бандитская планида…. Но это ерунда, так сказать лирика. А вот фото преинтересные. Чрезвычайно. Ты сам внимательно посмотри.

Пётр разложил перед Филом фотографии.

- …Внимательно посмотри. Что ты видишь? Ты же десантник. – Фил, не понимающий, куда клонит друг, промолчал. – Три трупа с огнестрелами. Убиты парни попаданием в голову. В голову, заметь, а не в более крупные части тела, что при движении цели стрелку исполнить значительно проще. Ты понимаешь, какого класса стрелок? Я в своей практике редко такое встречал. Убийца либо из спортсменов, либо из силовиков. А если взять четвёртого, с вырванным сердцем…. Тут я даже не знаю что и предположить…. Было бы сердце вырезано, тогда понятно, расстарался отмороженный садист-извращенец с «переклиненной башней». Но, по всей видимости, у парня его просто вырвали. Хладнокровно вырвали, и одновременно убили ещё троих парней…. Не нравится мне это Толян. Очень не нравиться.

Фил пристально посмотрел на друга и промолчал….

6

Электропоезд мерно стучал колёсами, вгоняя в сон. В тускло освещённом полупустом вагоне, возвращающийся с работы измотанный жарой народ дремал, не обращал на них ни какого внимания. И Улисс расслабился, не забывая, впрочем, о стоящем на боевом взводе пистолете за поясом и автомате рядом в спортивной сумке. Улисс таращился слипающими глазами в темноту окна, где время от времени из небытия, словно призраки, возникали едва освещённые унылые полустанки и платформы, на которых электропоезд задерживался на короткое время и снова продолжал свой неутомимый путь в ночь.

Пенелопа, столько пережившая за этот злосчастный день, крепко спала, прижавшись к его могучему плечу. Теперь она удивительно была похожа на ту девочку из далёкого прошлого…..

***

Тогда Улиссу исполнилось четырнадцать лет. И тогда тоже стояло лето. И был ненавистный Колледж. И та девчонка, имени которой Улисс теперь спустя столько лет уже и не помнил.

Та девочка из далёкого детства нравилась ему. Улиссу нравилась её тоненькая стройная фигурка. Фигурка ещё девичья, подростковая, угловатая, но обещавшая в недалеком времени стать обворожительной женской фигурой. Улиссу нравилось её красивое, и в тоже время не кукольное, как у многих других девчонок, а простое и милое лицо, с большими печальными глазами, обрамлёнными длинными ресницами.

Девчонка была старше Улисса на несколько лет, и казалась уже совсем взрослой девушкой. И он, забитый щенок даже не мыслил приблизиться к ней. Он любил её на отдалении. Любил той детской, первой любовью, которая потом в большинстве своём забывается, но след, от которой живёт где-то в памяти души всю жизнь.

Он мог часами исподтишка наблюдать за ней. Улиссу она казалась совершенством. У неё была удивительная улыбка. Улыбка не равнодушная, заученная, механическая как у других девчонок, а какая-то душевная, тёплая, живая. Улисс, не знавший своей матери всегда думал, что, наверное, такая улыбка должна быть у матерей. Улыбка вперемешку с грустью…. Когда девчонка смеялась, с Улиссом что-то происходило. Всё окружающее унылое, серое, тусклое пространство Колледжа, словно по взмаху палочки волшебника преображалось, чудесным образом превращаясь в удивительный, сказочно-прекрасный мир, лишённый беспросветности, жестокости и насилия....

В тот злополучный день он случайно увидел, как старшекурсник ведёт эту девочку на озеро. Улисс знал зачем. На озере ребята занимались любовью…. Девочка шла за этим парнем, покорно, не сопротивляясь. А парень вёл её, не скрываясь, по-хозяйски. Как водят принадлежавшее тебе животное или робота…. В какой-то момент она обернулась, и Улисс увидел её лицо. Отрешённое, чужое, полное боли…. В тот день Улисс впервые убил человека. Убил, и получил свой первый и последний срок…. Тогда из маленького, забитого мальчишки родился великий, могучий, бесстрашный, умный и непобедимый воин Улисс, наводивший ужас на весь так называемый цивилизованный мир.

***

Пенелопа напомнила ту далёкую девочку своей беззащитностью, полным доверием его силе….

...Их наверняка ищут. Точнее ищут Пенелопу. Она сама рассказала, что у гангстеров есть все её координаты…. По логике им теперь оставаться вместе нельзя. Это слишком опасно. Наиболее верно в этой ситуации ликвидировать Пенелопу и уходить. Из своего опыта Улисс знал, что одному выскочить из капкана всегда легче…. Ещё несколько дней назад Улисс не задумываясь, так бы и поступил. Но теперь он даже саму эту мысль не допускал. За эти дни что-то произошло с ним, и он твёрдо знал, что никогда не сможет причинить ничего плохого этой девочке…. Улисс улыбнулся, подумав, как позабавились бы его парни, увидев своего Отца в таком состоянии. Впрочем, теперь ему на это было наплевать. Пусть попробует любой засмеяться ему в лицо…. Улисс почувствовал, как мышцы наливаются могучей, нечеловеческой силой и волна жгучей ненависти на мгновение захлестнула его. Да так, что трудно стало дышать…. Захлестнула и исчезла. Улисс аккуратно, стараясь не разбудить девушку, обнял её хрупкое тёплое тело, и она, не просыпаясь, крепко прижалась к нему….

...Пенелопу ищут. Его тоже ищут. Но это не страшно. На него у силовиков и гангстеров ничего нет. Никаких данных, примет, следов. Вообще ничего, что могло бы привести к нему. Пока время работает на Улисса. Теперь, единственное чего ему не хватает – финансовых средств, чтобы выскочить из-под удара. Но на этот счёт у него имелись кое-какие соображения….

***

Электропоезд остановился на конечном полустанке. Улисс с немалым трудом растолкал крепко спящую Пенелопу, и они вышли на пустынную платформу.

Дневная жара ушла. Ночь принесла свежесть, прохладу и спокойствие. Улисс огляделся. Впереди, метрах в трёхстах располагалось здание ангара электропоездов. Слева – мрачные серые малоэтажные жилые строения городской окраины. Справа в густой зелени деревьев виднелись крыши частных владений. Пенелопа осмотрелась и уверенно двинулась вперёд. Они долго шли по пустынным, плохо освещённым улицам и наконец, остановились у забора одной усадьбы. Пенелопа позвонила, и через несколько минут в глубине сада блеснул яркий луч света – кто-то отворил дверь, послышались старческие шаги.

- Кто там? – Раздался за забором настороженный женский голос.

- Баб Варя, это я, Пенелопа.

- Алинушка, девочка моя, неужели это ты? – Обрадовалась женщина за забором. С металлическим лязгом отворилась дверь, и Улисс увидел маленькую седовласую старушку. – Алинушка, что случилось? А это кто с тобой? – С опаской спросила старушка.

- Баб Варя это Иван. Мой друг. Если можно мы некоторое время поживём у тебя.

- Девочка моя, живи, сколько захочешь. Ты знаешь, тебе я всегда рада…. Да что же мы стоим на улице. В дом идите детки. Я чайку организую….

***

- …Не обидишься Ваня, если я тебя по-стариковски прямо спрошу. У тебя с Алинушкой как, по-современному или по-людски? - Спросила Варвара Петровна, строго и внимательно смотря Улиссу в глаза.

Они вдвоём сидели за столом на веранде, и пили, какую уже по счёту чашку душистого горьковатого чая. Уставшая Пенелопа крепко спала в соседней комнате. Не разбирающийся в речевых оборотах старинного языка Улисс не нашёл что ответить. Старушка восприняла молчание по-своему.

- Я тебе парень вот что скажу. Эта девочка золото. Истинное золото. Ты её не обижай. Она и так в жизни нахлебалась. А к тебе она привязалась. Я это вижу. Алинушка не из тех с кем можно поиграть и бросить. Если ты такое с ней задумал – лучше уйди. Уйди теперь. Она потоскует, поболеет и забудет. А чем дальше ты с ней останешься…. Ты разорвёшь её сердце. Так что если ты мужик решай теперь. Я тебе дам несколько дней. А потом, не обессудь….

Улисс посмотрел бабе Варе в глаза и твёрдо ответил. – Я остаюсь….

***

Была уже глубокая ночь. Пенелопа спала, крепко прижавшись к нему. Улисс не спал. Лежал с открытыми глазами и размышлял.

Кто организовал его перемещение? Очень дорогостоящее перемещение. Активация временного портала – это колоссальная, гигантская энергия. В принципе, врагов у Улисса, как выражается Пенелопа «до утопа» но никому из них в одиночку не по силам грандиозное финансирование его перемещения. Операцию такого уровня может подготовить либо всепланетарное правительство, либо объединённая группа его конкурентов и врагов. Кто входит в эту группу?.. Вопрос сложный. Проблема в том, что у Улисса слишком много конкурентов, соперников, врагов. Настолько много, что даже просто перечислить их сложно. Не говоря о том, чтобы точно определить инициаторов этого перемещения….

Ладно, оставим этот вопрос открытым. Но как удалось похитителям вытащить его из Клуба? Вот это основной и самый важный вопрос. В нём вся разгадка. Комплекс Клуба настолько сверхзащищённое сооружение, что из него просто невозможно совершить похищение…. Невозможно? Но похищение состоялось. И состоялось, скорее всего, не без помощи самых близких Улиссу людей. А самые близкие Улиссу люди, как не крути, Ахилл и Трапп….

Нет, этого не может быть. Улисс не хотел допускать даже гипотетически подобную мысль.

А, собственно почему? Потому что они выросли и сдружились в Колледже? Потому что он вытащил Ахилла и Траппа со дна и сделал их влиятельными людьми Семьи? Траппа генеральным управляющим марсианской колонии, а Ахилла Управляющим финансами Семьи здесь на Земле…. Ну и что? Всё это ерунда. В последнее время слишком часто они не могут найти общий язык. Слишком часто у них возникают конфликты и трения….

Хорошо, допустим, что похищение дело их рук. Но Ахилл и Трапп не смогли бы осуществить задуманное без поддержки большинства наиболее влиятельных членов Семьи. А это уже заговор….

Улисс осторожно, стараясь не разбудить Пенелопу, встал и вышел на террасу. Над миром царила тишина. Всё вокруг погрузилось в сон. Неслышно было даже птиц. Только разбуженные лёгким неугомонным ветерком спящие деревья что-то недовольно бормотали со сна своими сонными кронами. Да откуда-то издалека, со стороны депо доносились приглушённые расстояниям короткие пересвисты готовящихся в утренний рейс электропоездов. И над всем этим ночным покоем, разрывая тьму ночи холодным надменным зеленовато-охристым светом, величественно сиял диск Луны. Его, Улисса, Луны.

…Похищение не могло состояться без серьёзной подготовки….

Он вдруг подумал о том, как вовремя Трапп оказался на Земле, в Клубе именно в тот день…. Правительство отвлекло внимание Улисса, приковав его на несколько месяцев к Луне. Этих месяцев хватило Траппу, чтобы благополучно добраться до Земли. И время проведения своей акции заговорщики рассчитали точно – именно в это время Марс максимально приближён к Земле….

Чёрт возьми! Почему это раньше не пришло ему в голову. Отвлекающий манёвр позволил заговорщикам выиграть время и накопить энергию для активации временного портала….

А ведь Улисс уже давно чувствовал, что надвигается нечто. Чувствовал, и не придавал этому значение. Точнее, втянутый в лунный конфликт он просто не имел времени всё правильно просчитать….

Обида захлестнула Улисса. Сколько он сделал для Семьи. Сколько конкурентов разгромил и сколько выиграл малых и больших войн. Сколько совершил побед. Он за короткое время, всего несколько лет после гибели Гая Непобедимого, колоссально увеличил финансовое могущество Семьи и поднял её статус до всепланетарного масштаба. Он значительно расширил территорию подконтрольную Семье. Особенно на Марсе и Луне. Увеличив крошечный лунный сектор, доставшийся ему в наследство от Гая Непобедимого и превратив его, по сути, в могучую цитадель. Аналогично обстоят дела и с Марсом.… И что же? Как говорит Пенелопа: «мавр сделал дело, мавр может удалиться»?

Хорошо, дорогие «братья и партнёры», Улисс умеет ждать. Умение ждать, это одно из составляющих искусства войны и Улисс в совершенстве владеет этим искусством. Улисс будет ждать столько, сколько потребуется, чтобы нанести ответный удар. Удар, который он планировал нанести. Удар, который изменит многое на старушке-Земле….

А теперь необходимо адаптироваться и выжить в этом чужом ему мире…. Почему чужом? Это мир его Пенелопы. И в этом мире у него есть Пенелопа….

7

Не успел Игорь Николаевич Серебров появиться в отделе и выпить чашку чая, как его вызвал к себе шеф – полковник Фёдор Васильевич Колосов….

***

С начальником Игорю повезло. Многие коллеги из других районных отделов откровенно завидуют Игорю. Фёдор Васильевич служил в МУРе. Даже там, среди цвета столичных сыщиков считался авторитетом и легендой. Следователь Колосов за свою жизнь только громких преступление раскрыл столько, что их с лихвой хватило бы десятку следователей на долгую, до пенсии службу. В райотдел начальником следственного отдела Фёдора Васильевича перевели год назад, сразу по присвоении ему полковничьего звания. Перевели формально с повышением, а реально отправили в райотдел в своеобразную ссылку – от начальственных глаз и ушей подальше, поскольку прямодушный и честный следователь не мог спокойно видеть, что твориться в последнее время в его родном «МУРе», которому он отдал всю жизнь и благоразумно, как другие, язык за зубами не держал….

***

- Вот что Игорь Николаевич, вчера на Башиловке обнаружены четыре трупа. – Сказал полковник, поздоровавшись со следователем.

- Васильич, Башиловка не наша земля….

- Не спеши Игорёк поперёд батьки в пекло. Земля не наша, верно. А дело…. Слушай внимательно. Три трупа обычные, с огнестрелами…. Хотя, не совсем обычные. «Убиты с расстояния четыре, шесть метров попаданием в головы». В головы Игорёк. Смекаешь? А вот четвёртый. У четвёртого «вырвано сердце, путём проникновения внутрь грудной клетки инородного предмета, предположительно руки убийцы, с извлечением из тела погибшего, его сердца». – Прочитал полковник выдержку из городской сводки. Глаза Игоря от удивления, как говориться полезли на лоб…. Как это, проникновение внутрь тела руки убийцы?.. Не металлического предмета, ножа, например, зэковской заточки, а обыкновенной человеческой руки!? Фантастика!?.. – А, как тебе? Ничего не напоминает? Ты Игорь Николаевич свяжись с районными ребятами. Подъехай к ним. Сам знаешь твоё дело на высоком контроле. Надо не ударить в грязь лицом…. Глядишь, может в башиловском чего интересного, и найдёшь…. И не возражай. Считай это приказом.

Ничего не поделаешь, Игорь позвонил в башиловский райотдел и узнал, что ведёт расследование убийства капитан Прохоров. Но в данный момент капитана отсутствовал. Дежурный подсказал, что к вечеру Прохоров обязательно должен появиться.

***

В райотдел Игорь приехал к шести вечера и застал капитана Александра Борисовича Прохорова на месте. Небольшая комната следственного отдела оказалась забита следователями и оперативниками. Капитан проводил совещание. Офицеры наскоро познакомились, капитан представил Игоря своим коллегам и предложил ему присутствовать на совещании.

Чем больше Игорь слушал коллег, вникал в материалы их расследования, тем отчётливей понимал, что приехал сюда не зря. Старый сыщик, как всегда оказался прав. И хотя внешне его киевское и это башиловское дела казались, совершенно разными, общее в них, несомненно, присутствовало. И этим общим являлся сам неизвестный пока убийца. Его чудовищная сила и фантастическая подготовка….

По завершении совещания, когда сотрудники разошлись, и офицеры остались одни Игорь изложил капитану суть своего дела.

- Да, Игорь Николаевич, чувствую, что мы с тобой влипли конкретно. Мне конечно легче твоего. У меня завалили борисовских отморозков крышевавших путан, а не сотрудников правоохранительных органов. Дело на контроль верхами не взято. Но это пока. Стоит появиться третьему эпизоду с неизвестным убийцей, и начнут долбить нас обоих. Посему, предлагаю сработать на опережение – консолидировать совместные действия.

Игорь не возражал. Он и сам отлично понимал необходимость объединения по этим двум непростым делам….

***

Побеседовав ещё некоторое время, наметив план совместных мероприятий и действий, договорившись об оперативном обмене информацией, офицеры распрощались. Игорь вернулся к себе в отдел и застал младшего лейтенанта Андрея Нестерова пребывающего в крайнем возбуждении.

- Товарищ майор. Заждался я вас. Дело такое, я нашёл свидетеля по вокзальному расстрелу.

- Молодец Андрюха. Где он? – Обрадовался Игорь.

- Так это…, в «обезьяннике». Пьян слегка. Пришлось, как говориться, поработать со свидетелем. Без «горючего» наотрез сотрудничать отказывался, косил на амнезию…. Вот я и проявил инициативу. – Виновато объяснил Нестеров. – Но зато теперь у нас есть описание преступника. А когда свидетель в себя придёт, сможем составить фоторобот.

Игорь прочитал составленное младшим лейтенантом описание. «Высокий, крупный, молодой, лет тридцати, атлетического телосложения…». Ерунда. Под такое описание может пол Москвы и области подойти.

- В общем, Андрюха, как хочешь, но приводи своего свидетеля в чувства и тащи сюда. – Распорядился Игорь, и знающий характер шефа молодой сыщик «мухой полетел» выполнять приказ.

Скоро перед Игорем восседал неопределённого возраста, бомжеватый, изрядно поддатый мужичок, сбивчиво, постоянно отступая от темы и похлёбывая крепчайший чай, заваренный для него в качестве антиалкогольного лекарства Андреем Нестеровым, рассказавший следующее.

В тот день он, Андрюха…, Андрей Петрович Коробкин собирал в парке, на своей территории, бутылки, когда заметил вокзальных ментов, тащивших кого-то. На всякий случай «от греха подальше» он спрятался в кустах неподалёку, видел и слышал весь разговор милиционеров с мужиком….

Но вот здесь воспоминания Коробкина обрывались, как Игорь с ним не бился. Пришлось доставать из «заначки» бутылку водки. Мужик выпил «губастый» – полный с горкой стакан водки, закусил кусочком хлеба с колбасой и заметно приободрился….

-…Менты вокзальные, миль пардон, мельтоны бугаю говорят, давай, мол, паспорт. А бугай этот, нету у меня паспорта. Хоть убейте. Менты, мельтоны ему. Как так, нету паспорта? У каждого совейского человека должон быть паспорт. Значит ты, мил человек, не совейский, не наш, а наоборот шпиён американский и приканал к нам, что бы чегось натворить. И как вмажет шпиёну в рожу. И второй его начал дубинкой охаживать…. А этот бугай как вскочит, и замочил обоих.

Закончил бомж. И вопросительно посмотрел на Игоря Николаевича, ожидая разрешения допить бутылку. Игорь великодушно разрешил.

- Вот что Андрей Петрович, если поможешь составить фоторобот того бугая, считай ещё один премиальный «пузырь» заработал. – Пообещал Игорь.

- «Будь спок» начальник. Я завсегда готов. Сделаем в лучшем виде. Андрюха Коробкин ещё ни кого не подводил. Можешь на меня положиться «стопудово». – Чуть и не запрыгал от возбуждения и в предвкушении заветного «приза» бомж….

Составить фоторобота оказалось не так просто. Технари бились и так, и сяк, но у них ничего не получалось. Коробкин, потея и искренне пытаясь помочь, давал настолько противоречивые показания, что скоро Игорю стало понятно, лицо убийцы тот толком не разглядел. Фоторобот получался столь неопределённым, что Игорь пожалел, что так доверчиво отдал бомжу дефицитную бутылку…. А вот сносный рисунок внешнего облика преступника художник сумел нарисовать. Но и здесь не оказалось ничего интересного. Мужик как мужик. Правда, очень уж высокий и накаченный он получился у художника со слов Коробкина. Вылитый Шварценеггер. Но, по такой картинке, даже столь приметного человека найти практически не возможно. Теперь полстраны качается. Единственная деталь, которую помнил Коробкин – преступник был в высоких сапогах. Летом в сапогах. Необычно и странно. Но сапоги не примета – снял их, и нет приметы….

Но, всё же, в показаниях Коробкина присутствовала интересная и очень важная деталь. В них прозвучало то, что могло объяснить многое. Возможно, убийца действительно являлся иностранным разведчиком. По крайней мере, это косвенно объясняло его феноменальную подготовку. Игорь записал показания Андрюхи Коробкина и опустил, дав, как и обещал «призовой пузырь», а сам отправился с докладом к полковнику.

***

- …Да Игорь Николаевич, такие, брат, дела. Нам только на нашу голову шпиона не хватает. – Задумчиво произнёс полковник, выслушав сыщика. – Но делать нечего, надо докладывать наверх и на Лубянку позвонить. А ты готовься, жди визита товарищей из «гэбэ». Проштудируй труды Владимира Ильича, Маркса, не возражаю и против Энгельса, заодно материалы двадцать седьмого съезда, октябрьского пленума, девятнадцатой партконференции, январского и всех прочих пленумов. В общем, иди, работай.

Привыкший к своеобразному юмору шефа, Игорь пропустил мимо ушей «командирский приказ» на счёт классиков марксизма-ленинизма и отправился к себе в отдел, работать.

8

Этот банк Улисс зафиксировал несколько дней назад, во время их с Пенелопой прогулки по городу. В тот день они сидели в кафе напротив. Улисс обратил внимание на роскошно оформленный камнем и полированным металлом фасад учреждения, своим кричащим великолепием резко контрастировавший с унылыми неприглядными фасадами соседних зданий. На недоумённый вопрос Улисса, Пенелопа объяснила, что это финансовое учреждение банк. Принадлежит он, скорее всего, какому-нибудь криминальному сообществу.

- «Братва, наверное, банк держит. Деньги отмывает и обналичивает крупные суммы под дикие проценты. Теперь многие банки этим занимаются».

Объяснение Пенелопы чрезвычайно удивило Улисса, и он спросил для чего нужно мыть купюры. Не проще ли напечатать новые. Его вопрос так рассмешил девчонку, что она едва, не подавилась мороженым, и долго не могла успокоиться. Отсмеявшись, Пенелопа разъяснила, что никто деньги в прямом смысле слова не моет. Что под отмыванием подразумеваются финансовые операции по легализации криминальных денег. Это Улиссу оказалось понятно. В его мире давно уже не существовало примитивных бумажных денежных знаков, но необходимость легализации криминальных финансовых потоков осталась. Он с удивлением подумал о том, что за пятьсот лет ничего не изменилось на старушке-Земле….

Улисс сидел, пил сок, наблюдал за банком и читал прессу.

Если бы здесь теперь оказался кто-либо, видевший Улисса возле Киевского вокзала, он бы наверняка не узнал того «странно одетого молодого человека в сапогах». Приметная куртка и сапоги исчезли. Теперь на Улиссе была белоснежная тенниска с короткими рукавами, скрывавшая пистолет за поясом, светлая безрукавка с кучей карманов, голубые «варёные» джинсы и светлые летние спортивные ботинки – кроссовки.

Местных газет оказалось на удивление много. Улисс скупил в соседнем киоске все периодические издания и теперь просматривал их, обращая особое внимание на криминальную хронику.

Чем больше Улисс читал, тем больше его охватывало чувство изумления. Газетные сообщения напоминали фронтовые сводки о боестолкновениях местного значения. Одна криминальная группировка устроила засаду на другую, в результате перестрелки с обеих сторон погибло столько боевиков…. На окраине столицы произошло боестолкновение с применением огнестрельного оружия. Имеются многочисленные убитые и раненные…. Возле собственного дома, киллером застрелен такой-то. По сведениям убитый являлся активным членом такой-то группировки…. В таком-то районе произошла перестрелка между враждующими группировками, предположительно связанная с переделом сфер влияния…. Неизвестными бандитами сожжён коммерческий магазин, принадлежавший такой-то преступной группировке…. В таком-то районе столицы взорван кооперативный магазин. И тому подобные репортажи и корреспонденции….

Очень скоро Улисс нашёл то, что искал – заметку о расстреле на Башиловской улице четырёх членов борисовской группировки по данным милиции крышевавших путан. Борисовских гангстеров упоминала и Пенелопа. Ну что же, надо запомнить эту группировку.

Группировкой следовало заняться позже, а теперь для Улисса самым важным оставался банк…

...Для того чтобы выдавать наличные их надо иметь в банке, следовательно, они должны регулярно поступать туда. И поступать в большом количестве. Сами собой деньги в банке не появляются, их откуда-то привозят. И, скорее всего, в специализированных машинах. Несколько подобных аппаратов Улисс зафиксировал въезжавшими в ворота банка. Их сопровождали несколько легковых автомобилей с охраной….

В принципе у Улисса уже созрел план операции. Оставалось продумать детали, тщательно подготовиться, и можно приступать….

***

- Что ты задумал? Расскажи. Я должна знать. Ул я чувствую, что надвигается беда. Ты не хочешь рассказать? Не надо. Но ты плохо знаешь наш мир и можешь совершить непоправимую ошибку…. Любимый, расскажи мне всё.

Девушка посмотрел ему в глаза, и Улисс прочёл в её глазах печаль и страх. И крошеные слезинки дрожали в краешках её красивых глаз…. Улисс подумал, что имеет смысл раскрыть Пенелопе свой план. Всё равно без надёжного помощника ему не обойтись. Так пусть этим помощником станет она. Хотя Улиссу очень не хотелось втягивать Пенелопу в это опасное предприятие….

- …У меня нет другого выхода. Нас с тобой ищут. Ищут и твои гангстеры

и полиция. Я совершил несколько ошибок, за которые теперь приходится расплачиваться. И сейчас, чтобы их исправить, нам с тобой нужны финансовые средства. Нужны чтобы выжить. Чтобы уйти из-под удара. Нам надо, как можно быстрее убираться отсюда, из этого города, из этой страны. Думаю, на планете ещё остались места, где никто не станет интересоваться нами…. Маленькая моя, поверь мне, я знаю что говорю. Вся моя жизнь постоянное преодоление опасностей…. Нам надо взять один крупный куш. Только один. Но очень крупный, который позволит решить все финансовые проблемы…. Наверное, я не имею права вовлекать тебя во всё это, но у меня никого нет ближе тебя…. Не знаю, как это получилось, но ты для меня стала всем. Я не хочу потерять тебя. Я хочу всегда видеть твоё лицо. Хочу слышать твой счастливый голос, смех. Хочу любить тебя и быть любимым тобой…. Я не знаю, что станет с нами дальше. Я никогда не загадываю на перспективу – в моём времени это невозможно. Слишком много хантеров бродит вокруг. Особенно, если твоя голова стоит не дёшево…. Но сейчас я хочу это. И я сделаю всё возможное, что бы оно осуществилось….

Улисс замолчал и посмотрел в глаза девушке. Теперь глаза Пенелопы светились любовью и счастьем. Она прижалась к Улиссу, нежно обняла и поцеловала его долгим страстным поцелуем….

9

- Знакомься Игорь Николаевич. Майор Анисимов Роман Юрьевич, следователь Комитета государственной безопасности. Представил шеф совершенно не похожего на «гэбиста» высокого худощавого интеллигентного сорокалетнего мужчину с умным открытым лицом и искренней располагающей улыбкой. Облик майора Анисимова показался следователю настолько далёким от плакатного образа могучего и сурового борца с иностранным шпионским спрутом, опутавшим своими мерзкими щупальцами Великую Советскую Социалистическую Родину, что Игорь невольно улыбнулся…. Анисимов Роман Юрьевич Игорю Николаевичу понравился. Офицеры крепко пожали руки.

- Ты Игорь Николаевич отведи товарища к себе. Познакомь с материалами дела. – Распорядился полковник….

Майор Анисимов внимательно прочитал показания Коробкина. Как-то бегло, поверхностно и даже равнодушно просмотрел материалы киевского дела и вернул папку Игорю. Игорь недоумённо и вопросительно взглянул на «гэбиста.

- Игорь Николаевич, за сигнал спасибо. Только это дело не нашего ведомства.

- Как!? – Удивился сыщик.

- Видишь ли, манера поведения неизвестного убийцы однозначно исключает его принадлежность к разведке.

Да!? Что ты говоришь!? – Игорь так не считал. Всем известно о спецподготовке разведчиков и шпионов….

- Ну, посуди сам, слишком несуразно и нагло ведёт себя ваш убийца. Разведчик, особенно нелегал в чужой стране старается не привлекать к себе внимания. А этот…. Ходит без паспорта, хотя сам по себе этот факт не считается преступлением. Убийца его мог дома забыть. Паспорт могли у него банально украсть. Не мне тебя учить, сам знаешь. А наши ретивые блюстители порядка сразу в шпионы человека определяют. Де ещё, по показаниям Коробкина и избивают…. Не спорь Игорь Николаевич, такой грешок за некоторыми вашими сотрудниками водится. Чуть что – «в рыло». Но даже в такой ситуации разведчик постарался бы конфликт погасить. Способов куча. А что делает наш неизвестный? Просто убивает милиционеров. Да ещё такими зверским, привлекающим внимания способом, отлично понимая, что за убийство сотрудников правоохранительных органов его станут искать особенно тщательно…. А если и на Башиловке он поработал – тогда вообще полный «пер де монокль»…. Нет, это однозначно «не наш контингент». Но нам он, возможно, окажется интересен. Для банального убийцы он слишком необычен. Понимаешь, какой бы не был сильный человек, его сила ограничена естественными свойствами и возможностями конструкции человеческого тела, силой мышц. А здесь чудовищная сила. Нечеловеческая….. Как в американских «страшилках» про Кинг-Конгов всяких, или инопланетян….. Но из показаний твоего свидетеля я делаю однозначный вывод, что убийца обычный человек, хотя и не с совсем обычными способностями…. Давай Игорь Николаевич договоримся вот о чем. Ты это дело веди, как и прежде вёл, а я тебе по нашим каналам, чем смогу помогу. Попробую пробить спецназовский контингент, бывших афганцев…. Кстати, клиентов психиатров тоже не надо упускать из поля зрения. Мы несколько лет назад брали одного такого. Возле американцев тёрся, предлагал им государственные секреты. Правда, на поверку секреты эти «мыльным пузырем» оказались…. Так вот, его четверо наших тренированных ребят с трудом скрутить смогли. А на вид «задохлик задохликом» псих этот был…. Игорь Николаевич, когда возьмёшь убийцу, дай мне знать….

10

Утро только начиналось, и в гостинице стояла зыбкая тишина. Короткая предрассветная тишина, незримо связывающая день прошедший и день наступающий. Совсем скоро гостиница проснётся, наполнится голосами, суетой, движением, жизнью. А теперь в пустынном гостиничном холе за стойкой администратора дремала вахтерша тётя Галя. Пожилая старушка, работающая уборщицей и, по совместительству «ночным директором». Тётя Галя встрепенулась, когда за окном взвизгнули тормоза, и перед входной дверью остановилось такси.

- Кого ещё чёрт принёс в такую рань? – Недовольно подумала старушка и направилась открывать дверь. Она увидела, как из багажника машины пожилой водитель достаёт объёмную сумку и передаёт её пассажиру – молодому, здоровенному мужику. Мужик расплатился с таксистом и машина, рванув с места, исчезла. А мужик легко подхватил тяжёлую на вид сумку и уверенно двинулся к входу….

- …Да как же милок я тебя поселю. Я это не могу сделать. У меня на это полномочиев нету. Вот в девять прейдут девки, они тебя и поселят, если у них места есть. А если местов нету, не обессудь, мил человек, другую гостиницу придётся искать.

Мужик ничего не ответил старушке, отошёл от стойки, присел в видавшее виды кожаное кресло и вроде бы задремал. Старушка последовала его примеру….

Мало-помалу гостиница просыпалась. Попрощавшись с тётей Галей, двинулись в путь водители-дальнобойщики. За ними потянулись торговцы с рынка, рабочие-строители. Позже – командировочные. Скоро появились старший администратор Елена Дмитриевна и её помощница, молодая девчонка Татьяна. Мужчина подошёл к стойке и протянул паспорт.

- Мне нужен одноместный номер.

Елена Дмитриевна мельком оценивающе взглянула на мужчину. Холёный. Одет не броско, но дорогой заграничный костюм явно из «Березки». Чувствуется что мужик из больших начальников, хотя и молод. Сам из себя видный. Лицо приятное, можно даже сказать красивое, умное, волевое, запоминающееся.

Елена Дмитриевна была в своём деле человеком опытным – в гостиничном производстве считай всю сознательную жизнь. Если бы теперь пред ней оказался кто-либо другой, она без труда «раскрутила бы его на четвертную бумажку», мотивируя тем, что мест в гостинице нет, но для такого интересного мужчины можно постараться…. Но взглянув в холодные глаза мужчины, осеклась….

- Есть номер, но дорогой, депутатский. Оформлять?

Мужчина утвердительно кивнул. Елена Дмитриевна открыла паспорт в шикарной кожаной заграничной обложке…. Власов Николай Иванович…. Год рождения…. Проживающий….

- Цель прибытия в столицу? – Механически поинтересовалась Елена Дмитриевна.

- Поиск невесты. – Совершенно серьёзно ответил Николай Иванович. Елена Дмитриевна сначала удивилась, с интересом посмотрела на мужчину, потом заглянула на соответствующую страницу паспорта и насторожилась.

- Это как же Николай Иванович вас понимать. Вы некоторым образом женаты. Вот и отметка в паспорте имеется.

- А я, дражайшая, Елена Дмитриевна имею намерение мусульманство принять. А по законам ислама многожёнство вещь не только допустимая, но и приветствуемая Аллахом. Одна жена у меня уже есть. Так что для полного соответствия мусульманской традиции ещё двух, трёх не хватает. Может, присватаете кого?

- Будете вести себя хорошо, может и присватаю.

- Дорогая Елена Дмитриевна…, Леночка. Обещаю вести себя хорошо. Очень-очень хорошо. Номер не громить, постояльцев не стрелять, девиц не насиловать. Аминь. – Власов театрально низко поклонился и настороженность у Елены Дмитриевны пропала. Хороший мужик, подумала она. Юморист. И сам из себя очень даже ничего….

Елена Дмитриевна оформила карту проживания. Оказалось, что Николай Иванович прибыл в командировку в Министерство текстильной промышленности, расположенное совсем рядом с гостиницей на Профсоюзной улице возле метро. Елена Дмитриевна велела помощнице отвести постояльца в номер.

Девушка, пожелав Николаю Ивановичу приятного отдыха, ушла. Мужчина бросил сумку в кресло, снял и повесил в платяной шкаф костюм и завалился на кровать.

Он лежал, и перед глазами проносились картины, лица, события….

Вот он в окружении группы людей….

- …Мы сделали всё возможное, что бы упростить выполнение твоей миссии. Улисс выведен в древнее временное поле. Он лишён оружия, охраны, своей гвардии, этого чёртового «Дракона», финансовых средств. Он один в незнакомом чужом мире. Чтобы выжить Ул станет действовать. А ты отлично представляешь, как именно станет действовать этот быстрый безмозглый самодовольный вояка Улисс. Конечно же, привычными для него методами и способами. Ты понимаешь, какой кровавый шлейф протянется там, где пройдёт этот «великий воин». Мой мальчик, этот даун без сомнения оставит множество следов и наделает кучу ошибок….

Неожиданно Весельчак Курт закашлялся. Дикий кашель, следствие многих лет

проведённых в ужасной лунной тюрьме «Эдем» сотрясал его маленькую тщедушную фигуру и в этот момент Весельчак Курт показался Заку несчастным безобидным Арлекином. Но Зак слишком хорошо знал кто перед ним, что бы расслабиться….

Кашель прекратился так же внезапно, как и начался. И теперь страшное хищное животное сверлило Зака своим неподвижным холодным жутким взглядом, стараясь проникнуть в сознание, завладеть им. Но Зак вовремя успел поставить силовую защиту и выдержал, не отведя своего взгляда этот ужасный взгляд…. И снова перед Заком был прежний добродушно улыбающийся Весельчак Курт.

- … Твоя задача, мой мальчик, проста: найди Улисса по этим следам и ликвидируй…. И, самое главное сынок, привези мне его голову…. Не виртограмму. Привези голову Улисса. Надеюсь, ты не считаешь мою просьбу капризом? Согласись, что для хантера твоего уровня это работа не особенно сложная. Мой мальчик, я верю в тебя. Если исполнишь задание, ты отомстишь за отца и полностью выполнишь обязательства перед Семьёй…. И ещё. Ты станешь богатым человеком. Богатым настолько, что сможешь осуществить свою мечту и открыть свой собственный университет на каком-нибудь тёплом острове в океане. Заметь, не в марсианском, а в настоящем земном океане. На твоём собственном острове, мой мальчик.…

Весельчак Курт говорил так, словно читал мысли Зака. И это Зака разозлило.

- Я справлюсь. – Ледяным голосом ответил Зак и сжал хрустальный бокал с такой силой, что он рассыпался на множество осколков. И эти осколки, смешавшись с кровью с тихим мелодичным, каким-то неуместно весёлым звоном посыпались на пол. – Я справлюсь. Не сомневайся Отец. Я не подведу.

- Я знаю, мой мальчик. Ты лучший….

Да, подумал Зак, я, действительно один из лучших на планете и если теперь сделать всё правильно Улисс ответит за смерть отца, за его, Зака исковерканную судьбу….

Первое, с чего следует начать – отыскать следы Улисса. Плохо, что в этом времени нет глобальной информационной сети. Это усложняет задачу. Придётся довольствоваться печатными изданиями и телевидением. На это уйдёт драгоценное время. Но делать нечего. Такова специфика работы в древнем, не технологичном времени….

Через час, приняв душ и переодевшись, Зак спустился в холл. Оставил Елене Дмитриевне ключи от номера. Развлёк скучающую даму парой смешных анекдотов, услышанных от подвозившего его к гостинице разговорчивого таксиста. Мимоходом договорился с очарованной им женщиной об ужине вечером. Узнал адрес ближайшей библиотеки, объяснив, что должен подготовиться к министерскому докладу. И отправился в библиотеку.

Библиотека располагалась в квартале от гостиницы, на соседней улице. Скоро Зак сидел в читальном зале и, обложившись подшивками газет, изучал криминальную хронику. Первый след Улисса обнаружился в сообщение о «зверском убийстве сотрудников линейного отдела милиции Киевского вокзала». Сообщение подробно смаковало детали, не вызывающие сомнения, что это работа Улисса. Репортаж об убийстве четырёх гангстеров на Башиловской улице дал ему ещё один след….

Сегодня для Зака сложился удачный день. Его день. Даже не верилось, что Улисс обнаружился так быстро…. Теперь Улисса оставалось разыскать в многомиллионном городе. Это являлось только вопросом времени. Зак хорошо знал, Улисс обязательно должен совершить ещё одну ошибку. А тогда появиться третий след, последний, который приведёт Зака к нему. Но даже сейчас Зак располагал достаточной информации, чтобы начать действовать….

11

Пенелопа помогала в саду бабе Варе. Улисс сидел в доме, невидящим взглядом уставившись в экран телевизора, и снова прокручивал в голове план предстоящей операции….

Препятствием для осуществления плана являлся один неприятный, но важный момент. С оставшимися у них средствами операцию не осуществить. Надо что-то срочно предпринимать…. Но что?..

Если честно, в его арсенале имелось не так много способов быстро раздобыть необходимые средства. Легальные способы Улисс отверг сразу. Что он, воин, умеет делать в обычной жизни? Ничего…. Криминальных способов, учитывая, что он может рассчитывать только на себя оставалось не много.

Во-первых, банальный грабеж состоятельного человека…. Но этот способ не бесспорный. У жертвы в момент ограбления при себе может не оказаться крупной суммы наличных и тогда бессмысленный ничем не оправданный риск, полный провал, и надо начинать всё сначала. А это смертельно опасно – каждое преступление, дополнительная нить полиции к нему и Пенелопе….

Можно ограбить коммерческую структуру, или, как здесь её называют кооператив. Но подобное ограбление требует времени на подготовку и разведку, а вот времени у Улисса в сложившейся ситуации не имелось.

Наиболее простой способ получить необходимые средства – совершить налёт на финансовое учреждение, связанное с ежедневным обращением крупных денежных масс. Таким учреждением, например, может стать государственный банк…. Хотя это не лучший вариант. Преступление против государственного имущества в этом времени и государстве карается особенно жестоко, и расследовать полиция его станет особо тщательно. А Улиссу когда он и так совершил несколько ошибок, это ни к чему и чрезвычайно опасно….

Стоп…. А обменные пункты волюты? Как Улисс мог забыть о них. Ведь Пенелопа несколько раз обменивала в них доллары…. Точно, обменные пункты валюты. Они, как правило, принадлежат не государству, а частным лицам, либо гангстерским сообществам. Обменные пункты охраняются слабо. По крайней мере, те, в которых они с Пенелопой были, охранялись одним охранником, нейтрализовать которого Улиссу труда не составит…. Остаётся только найти подходящий объект….

Впрочем, один такой обменный пункт Улисс знал. Правда, находится он в многолюдном месте, возле железнодорожной платформы, автостанции пригородного сообщения, и станции метро. Сюда они с Пенелопой на днях приезжали для обмена последних оставшихся у них долларов. Конечно, это не лучший вариант. Но времени у Улисса теперь нет….

***

- …Нет, мужик, меньше чем за «штатовский полтинник» не повезу. Ты представляешь, каково теперь в Москву добраться по пробкам. Считай, до обеда ползти придётся. Нет, нет, и не уговаривай. Если согласен, садись. Не согласен, как говориться отходи в сторону не мешай другим.

Таксист излагал категорично. Выбора у Улисса не оставалось – в таком наряде и с таким ростом на электричке или рейсовом автобусе передвигаться смертельно опасно….

- …Значит Ваня ты массовик-затейник. Типа, клоун? Детишек развлекаешь…. Понятно. То-то я смотрю у тебя такой видок…. Опаздываешь?.. Понимаю. Не волнуйся, домчим с ветерком…. Ты, Ваня не думай что я крохобор какой-то. Ты меня пойми. Сам видишь, какая теперь жизнь настала. За смену с трудом на хлеб с маслом набиваешь. Пашешь целыми днями без выходных и проходных.

Худощавый нервный усталый таксист Валерий говорил с явным извинением, и Улиссу стало его жалко. В сущности пятьдесят долларов не такая уже огромная сумма. И скоро, если всё получится, у Улисса может оказаться не одна тысяча этих зелёных невзрачных банкнот.

- Ты представь, каково теперь в Москву пробиться. Сколько машин развелось. Весь металлолом с Запада тащат к нам. А как ездить стали. Что бандиты на дорогах вытворяют. Едут, как им вздумается. А чуть что, не по ихнему: битой по голове, или машину заберут. Соседа моего зимой такие вот гады остановили на Таганке. Показалось этим уродам, что Санька своим «Зилком» подрезал их иномарку. Вышли четыре амбала и так Саньку отоварили, что парень два месяца в больнице провалялся…. Слухи ходят, что теперь целые шайки этим занимаются. И называется это теперь подстава. Вот так-то, брат. Едешь, и молишься, чтобы самому также не попасться….

Но молитва, по-видимому, таксисту не помогла. На перекрестке, когда загорелся зелёный сигнал светофора, Валерий ушёл влево. Но не успел он проехать и сотни метров, как его обогнала и прижала к обочине потрёпанная иномарка. Из машины неспешно, по-хозяйски вылезли трое крепких стриженных молодых парней и направились в сторону таксиста. Улисс заметил, как побледнел Валерий. Парни приказали таксисту выйти. Тот безропотно подчинился.

- Ты что же козлина делаешь? Ты кого подрезаешь падла? – Зло спросил у Валерия один из парней, вероятно вожак гангстеров. Испуганный Валерий принялся оправдываться, что никого не подрезал, сохранял положенную дистанцию, но гангстер зло оборвал его.

- Следи за метлой, фраер. Я по-твоему гоню порожняк?

Гангстер резко воткнул таксисту короткий удар в живот. Валерий переломился пополам. Улисс понял, что придётся вмешаться – время поджимало.

- Ребята, за что вы человека? Надо спокойно разобраться.

Гангстеры оставили Виталия, который сразу же присел на корточки возле машины, и уставились на Улисса.

- Пацаны, смотрите какая образина! – Загоготал один.

- Чистый горилла. Я такого в зоопарке видел.

- А ну-ка урод, выползай на свет. Посмотрим что ты за фрукт. – Приказал главарь. Улисс нехотя подчинился. – Ты баклан на кого базлаешь? Может быть, тебе перо в задницу воткнуть, чтобы ты совсем на гамадрила стал похож? – Зло спросил парень и вытащил нож. У другого Улисс заметил кастет. Ситуация становилась опасной.

На нейтрализацию парней ушло несколько секунд. Ликвидировать недоумков Улисс не стал. Он только сломал им ноги. Сломал так, что ходить без костылей они больше не смогут никогда. И никому причинить вред в своей жизни больше уже не смогут. Старшему бандиту, угрожавшему ножом, Улисс не удержался и располосовал ножом задницу. Улисс помог Валерию сесть в машину, и они спешно покинули опасный перекрёсток.

Весь остаток пути Валерий молчал, изредка посматривая в сторону Улисса, и уже почти в самом конце пути сказал.

- Спасибо тебе Робин Гуд. Если бы не ты я теперь уже без машины и сменной выручки остался. Ты не опасайся. Я тебя ментам не сдам. Никогда тебя не видел и икуда не возил…. И вот ещё что. Ты береги себя Робин Гуд.

Через несколько минут Валерий высадил Улисса на многолюдной площади возле автовокзала. Попрощался. Лихо развернулся и исчез, затерявшись среди людского и автомобильного водоворота.

***

- Люд, может закроем? Вроде уже пора. Всё равно клиентов нет?

Охранник Тимоха, болеющий со вчерашнего вечера естественной для любого нормального советского мужика болезнью под названием «бодун», она же «отходняк», она же похмелье, томился, вожделенно мечтая о бутылочке, другой холодного «пивца», робко озвучил предложение и просительно заглянул в окошко выдачи денег. Но каменное лицо кассира не предвещало ничего хорошего. Людмила Сергеевна посмотрела на Тимоху из-за стекол очков. Поморщилась, почувствовав перегар. И строго произнесла:

- До перерыва ещё пятнадцать минут. Успеешь. Что, «клапана горят», пивка хочешь? Ты у меня Тимофей смотри. Что-то в последнее время совсем распустился. Второй раз на службу подшофе приходишь. Гляди, всё Тофику Рамзановичу расскажу.
- Да ладно, Сергеевна, не шуми. Я не специально, так получилось. Брательник у себя на Москвиче машину наконец-таки получил. Вчера её обмывали, как положено…. Не сердись Сергеевна, исправлюсь. Ты меня знаешь…. И чего ты сегодня такая злая.

- Будешь злой. Народ с утра, как ополоумевший прёт. Можно подумать, что весь город решил «баксы» на «деревянные» сменять. У меня в кассе долларов почти не осталось, зато рубли девать некуда. Придётся после обеда табличку вешать, что долларов нет….

Но повесить табличку кассиру Людмиле Сергеевне не пришлось.

Неожиданно над дверью звякнул звонок предупреждения. Охранник Тимофей поспешно занял своё место возле двери, за пуленепробиваемой стойкой с окошечком-амбразурой посредине. Людмила Сергеевна нажала кнопку разблокировки электрозамка….

Но в помещение никто не вошёл.

Людмила Сергеевна посмотрела на экран наружного наблюдения. Возле дверей топтался какой-то горбатый, волосатый и вроде как «бухой» мужик.

Снова звякнул звонок. Людмила Сергеевна снова разблокировала замок.

Но, снова никто не вошёл, хотя попытки открыть дверь предпринимались. Правда, дверь толкали внутрь, а надо было открывать наружу.

- Тимош, открой. Крестьянин, гад, ломится. Наполучают «доллари» деревенщина, а даже дверь открыть не научились. – Презрительно констатировала кассирша.

Тимофей нехотя встал, и в нарушении инструкции подошёл к двери. Для него ничего необычного в том, что кто-то не может открыть диковинную заграничную дверь, не было. С этим он встречался каждый день по многу раз. Что делать, если в могучей стране, носительнице передовых космических технологий и обладательнице самого лучшего в мире оружия многие никогда в жизни слыхом не слыхивали и видом не видели такое обыденное во всём остальном мире приспособление, как простой

дверной доводчик….

Тимоха открыл дверь. Выглянул наружу…. И, пятясь, вошёл обратно, подчиняясь приставленному к голове «стволу» с глушителем в руках у огромного горбатого мужика с рыжей разбойничьей бородищей и копной длинных рыжих «хипповских» волос….

***

Кассирша Людмила Сергеевна не успела ничего понять, как в зале с шумом грохнулось тело, и в окошке появился ствол пистолета с глушителем.

- Деньги. Живо. – Приказал не громкий властный голос. В окошко просунулась огромная ручища и на калении Людмиле Сергеевне плюхнулась потрёпанная спортивная сумка. – Будешь вести себя правильно, останешься в живых.

Людмила Сергеевна проклиная себя за беспечность, дрожащими руками отперла сейф и стала складывать в сумку разномастные банкноты, одновременно коленкой пытаясь нажать тревожную кнопку, расположенную снизу столешницы рабочего стола. Но от волнения, а более от неудобной, в пол-оборота позы, ей это удалось не сразу. А когда удалось, всё было кончено. Грабитель забрал сумку, открыл дверь и выскочил из «обменника».

***

Улисс засунул на пояс под куртку пистолет, рывком открыл дверь, сбив ненароком подошедшего в этот момент клиента, выскочил на улицу…, и увидел бежавшую к обменному пункту, из находящегося неподалеку линейного отделения милиции вооружённую группу.

Милиционеры заметили выходящего из «обменника» нелепую волосатую, рыжебородую и горбатую фигуру Улисса и открыли огонь. Как назло в эту минуту между Улиссом и милиционерами не оказалось никого, поэтому милиционеры вели прицельный огонь на поражение, не опасаясь задеть случайных прохожих….

Конечно, Улисс мог воспользоваться ускорителем и уйти с линии огня. Но делать это не стал. Он не хотел обнаруживать свои сверхспособности, а, следовательно, раскрывать своё участие в этом налёте и давать лишний повод силовикам связать это ограбление с предыдущими преступлениями….

Пули, разрывая обшивку стены, защёлкали совсем рядом. Одна больно обожгла левый бок и ушла навылет. Улисс не обратил на ранение внимания – микророботы залатают – мгновенно достал пистолет и открыл ответный огонь, стреляя не в головы, а по корпусам и конечностям нападавших. Один милиционер ойкнув, упал, схватившись за ногу. Тотчас рядом свалился второй, с ранением в плечо. Остальные поспешно укрылись, прекратив на короткое время прицельный огонь. Улисс со всех сил рванул в сторону автостанции, где среди многолюдной толпы у него появлялся шанс уйти.

Улисс, рассекая толпу, нёсся вперёд, разбрасывая точно кегли попавшихся на пути людей. Пролетел мимо автостанции. Влетел на какую-то улицу, и помчался по ней. Через некоторое время он активировал ускоритель и скоро оказался далеко от места преступления….

Остановившись, первым делом избавился от парика, бороды и горба, которые могли привлечь внимание силовиков. Наверняка описывая в дальнейшем следователю облик нападавшего, и кассир, и охранник, и участвовавшие в перестрелке милиционеры отметят его рыжие длинные волосы, бороду и огромный уродливый горб. Заодно избавился и от окровавленной майки и остался в куртке на голое тело. Правда, сзади в куртке имелось окровавленное выходное отверстие. Но его врядли кто-то мог бы заметить…. На рану Улисс соорудил из чистых кусков майки повязку. Закончив с раной, переложил деньги из сумки в прочный целлофановый пакет, выбросил в мусорный контейнер сумку и двинулся дальше. В тени огромных старых тополей Улисс посидел некоторое время, давая возможность микророботам слегка затянуть рану и остановить кровь. Превозмогая слабость и головокружение, побрёл к стоянке такси возле какого-то кишащего людской толпой универмага, нанял машину и двинулся на восток. Поменяв для страховки машину, доехал до Реутова. Там нанял такси в Железнодорожный, и оттуда вернулся в Раменское.

Когда Пенелопа увидела раненного, едва живого Улисса, она чуть не грохнулась в обморок. Пенелопа целый вечер не разговаривала с ним. Она сидела в беседке, курила и плакала. Сердце Улисса разрывалось. Но что он мог сделать. Так получилось. Боестолкновение всегда риск. От случайного ранения не застрахован никто. Да и можно назвать это ранением. Ерунда. Царапина. Ему в жизни приходилось получать такие ранения, что доведись Пенелопе их увидеть, с ней случился бы разрыв сердца. А эта рана пустяковая. Скоро исчезнет. Микророботы не оставят от неё и следа. Зато теперь у него есть средства подготовить главную операцию, без которой им не выжить в мире, где против них столько врагов....

Сейчас Пенелопе тяжело. Очень тяжело. Но она девочка умная и всё поймёт. Она поймёт, что пошёл на этот налёт Улисс ради неё, ради их будущего….

***

Сообщение об ограблении обменного пункта возле станции метро «Выхино», бывшее «Ждановское», попалось на глаза Игорю Николаевичу Сереброву в городской вечерней сводке среди прочих преступлений. Но внимание на него он не обратил. В этот день аналогичных ограблений в Москве произошло несколько десятков. Теперь подобные преступления, к сожалению, становятся нормой жизни, и в этом нет ничего особенного. Да и подчерк, внешние приметы горбатого, волосатого, рыжебородого налётчика совершенно не походил на подчерк и приметы разыскиваемого вокзального и Башиловского убийцы. Улисс переиграл сыщика….

12

Пётр Леонтьев с раннего утра названивал Анатолию Борисову, но по всем известным ему телефонам разыскать Фила не удавалось. Толян объявился сам – позвонил Петру на службу. Открыто разговаривать по служебному телефону Пётр не мог, и друзья договорились встретиться на «нейтральной территории».

***

Нейтральной территорией у друзей считался двор детства где на месте детского городка с некогда расположенной здесь пионерской беседкой, в которой они мальчишками проводили свободное после школы время за нехитрыми детскими играми, а пацанами тайком от родителей пробовали пиво, забористый «портвешок», покуривали, играли в карты и целовались с продвинутыми в любви соседскими девчонками несколько лет назад выросло кафе со стандартно-романтическим названием «Встреча». Кафе формально принадлежало дальнему родственнику Борисова, а фактически ему самому.

Юридически Фил не обладал «серьёзной недвижкой». Прописан, то есть считался проживающим Толян по-прежнему в старой, убогих метражей, родительской квартире – «хрущобе». Но это так, для отмазки. Дабы мусоров да свою пехоту не распалять.

Ещё официально Филу принадлежал чахлый столярный заводик в Берюлёво по изготовлению незатейливых копеечных оконных и дверных блоков, приносивший больше убытков, нежели прибыли.

Реально же через подставных лиц Фил владел сетью кооперативных магазинов в столице и близлежащих областях, рынками и заправками в Москве и Подмосковье, десятками элитных квартир в центре столицы, сдаваемых внаём за бешенные деньги богатеньким коммерсам как местного российского «разлива» так и хлынувшим в

Москву западным бизнесменам, несколькими охранными кооперативами.

Но об этом, разумеется, знал только узкий круг приближённых к Филу высших руководителей группировки. Пехоте об этом знать не полагалось. Умный и осторожный Фил отлично понимал, что самое страшное в его опасном и не простом бизнесе людская зависть, способная развалить любое крепкое дело. Для жадной до чужого, голодной пехоты Фил являлся почти что бессеребряником, с весьма скромной долей в криминальном бизнесе группировки.…

На этом этапе действовать по-другому было нельзя. Слишком неустойчивым пока являлось положение группировки, не обладавшей ещё необходимой непотопляемостью. Слишком много врагов крутилось вокруг. Бизнес требовал колоссальных вложений. Немало стоило оружие, необходимое с каждым днем всё в большем количестве. Автотранспорт: братву уже не устраивали тачки, абы какие. Требовались быстроходные, мощные, приёмистые иномарки, способные легко уйти от погони, и также легко настигнуть преследуемого. Немало средств сжирало и содержание огромной армии пехоты, без которой группировка не обладала бы теперешней мощью и авторитетом. Недёшево обходился Филу и подогрев нужных людей во власти и в силовых структурах. На это дальновидный и умный Фил не скупился. Зато он вовремя владел бесценной информацией о готовящихся силовиками против его группировки акциях и успевал без серьёзных потерь выйти из-под удара….

***

- Я тебя Толян предупреждал, чтобы ты в это дело не лез. И как выясняется не зря. Убийство твоих людей на контроле Лубянки. Сам понимаешь, чем это пахнет. Конечно, теперь «Кагэбэ» не то что раньше, но поверь мне, сила у них по-прежнему осталась…. Но это ещё не всё. Тот, кто убил твоих парней, несколько дней назад оставил след в другом месте. Слушал об убийстве милиционеров на Киевском вокзале?

Но Фил о «вокзальном мочилове» ничего не знал. Пётр изложил товарищу суть дела.

- Есть предположение о связи этих двух дел. Понимаешь куда твои парни вляпались, а паровозом и ты с ними. На твоём месте Толян я бы на время убрался из города, пока всё не уладиться и наши убийцу не возьмут.

- О чём ты говоришь. У меня сейчас рамсы с Черкесом. Не хватало, чтобы чурбаны подумали, что я их застремался. Ты представляешь, Пит как эти козлопасы хвосты поднимут, а с ними ихние воры в законе. Ты же знаешь, как они меня любят….

- А за что Толик им тебя любить? За твой оголтелый расизм? Извини, ты сам свой имидж создал. Я вообще Толян не могу понять как при таких душевных родителях как тётя Валя и дядя Женя ты вырос таким задвинутым расистом….

- Какой расизм!? Причём здесь расизм!? – Взвился Фил. – Дело не в том, что они чурбаны а я русак. Это мой город. И я в нём хозяин. И такие же пацаны, как я и ты. И не важно, по какую сторону баррикады мы с тобой оказались в силу жизненных обстоятельств. Между собой мы всегда общий язык найдём, потому, что по большему счёту мы с тобой не враги. И, по крайней мере, уважаем друг друга…. А когда эти джигиты со своих гор спускаются, где кроме овцы ни одной приличной девки не трахали, да начинают меня в стойло ставить, жизни учить и поперёк дороги становиться. Извини Пит, но я не из терпил.

- Ладно, проехали. Мальчик ты взрослый, тебе жить. Но одно скажу как рофессионал, выражаясь твоим языком – ты в конкретном попадалове. Неизвестный убийца отлично понимает, что вы начнёте его разыскивать. Точнее, девушку и его…. Что, убийца, по-твоему, станет делать?

- Думаю когти рвать из Москвы. Какой бы он не был «крутой», против братвы он ничто. Как нас учили в школе – коллектив это сила.

- А я уверен, что убийца станет работать на опережение. Заметь, что пока он так и действовал – быстро, дерзко, беспощадно. Ты Толян отлично понимаешь, что, не разобравшись до конца с тобой, он остаётся в смертельной опасности.… Именно с тобой Толян. Его твоя пехота не интересует. Убийце важно ликвидировать человека, у которого о нём есть информация и кто принимает генеральное решение. А это ты Толян. Как не крути…. Я не прав? Поставь себя на его место….

- Но откуда этому отмороженному стрелку знать, кого искать?

- Толян, в сообщениях по Башиловскому эпизоду прозвучала твоя группировка. Газеты надо читать, да новости «по ящику» иногда посматривать, а не только с девицами по саунам таскаться….

13

Город просыпался и приступал к своим каждодневным обязанностям, заботам и хлопотам.

Пригородные электрички выбрасывали на платформы толпы спешащих на работу людей. С автобусных и троллейбусных остановок переполненные машины, надсадно скрипя просевшими рессорами, уползали по маршрутам, увозя порции счастливчиков, коим удалось втиснуться в раскалённые наэлектризованные салоны. Разинутая «пасть» метро поглощала спускающуюся в подземку бесконечную людскую толпу-змею. По дорогам, навстречу друг другу по начинающимся «пробкам» медленно ползли потоки машин….

Всё двигалось, шумело, бурлило. И только четверо крепких спортивного вида молодых парней у входа на кооперативный рынок рядом с метро «Царицыно» никуда не спешили, неторопливо пили квас, и вяло без азарта шлёпали потрёпанными картами по обшарпанной столешнице лотка с выгоревшей надписью «ОВОЩИ» и полинялым изображением пузатого полосатого надрезанного арбуза на козырьке крыши….

Ребята являлись охранниками рынка. Рынок держала Борисовская группировка. И охранники принадлежали к группировке. Задача охранников заключалась не столько в наведении порядка и охране коммерсов от залётных бандитов, сколько в контроле за деятельность администрации рынка и её директора Рафика Саркисовича. Работа не пыльная, а пятьсот бакинских на нос ежемесячно как с куста – поди фигово.

Рынок едва начинал работу. Продавцы только начинали вытаскивать из складов и раскладывать на лотках свой товар. Бухая со вчерашнего уборщица Ксюха – дебёлая, неопределённого возраста бабёнка – без энтузиазма махала метлой, поднимая густую прохладную пыль, матеря, на чём свет стоит снующих под ногами продавцов….

В это время работа охранников по существу ещё не начиналась и парни, чтобы как-то скоротать время играли в карты. Ребята настолько увлеклись, что не сразу заметили высокого, круто прикинутого мужика, стоящего поодаль и пристально наблюдающего за ними.

- Есть вопросы, уважаемый? – Настороженно спросил старший охранников Артём.

- Да вот ищу человека, но не знаю где найти. – Ответил мужчина. – За помощь обещаю серьёзное вознаграждение.

Парни проворно отложили карты.

- А кого ищем?

- На рынке торгует?

- Как зовут?

Мужчина подошёл к охранникам, положил на обшарпанную столешницу шикарный кожаный импортный портфель-дипломат. Раскрыл его. Достал бутылку настоящего французского коньяка, иностранную закусь в ярких целлофановых упаковках….

- Парни, предлагаю отметить знакомство, а заодно и обсудим проблему.

Предложение было принято с энтузиазмом – после ночного «гульбария» с девчонками в сауне на Кутузовском, молодым организмам явно требовалось серьёзное восстановление в виде рюмки, другой тонизирующего крепкого напитка….

- Пойдёмте в наш офис. Не стоит здесь рисоваться. – Предложил Артём, и компания направилась вглубь рынка. Офис оказался обыкновенным двухкомнатным строительным вагончиком, одну из комнат которого охранники приспособили под «дежурку», вторую использовала рыночная администрация – забив её всяким ненужным хламом. Парни «мухой» организовали стаканы. Быстро разлили коньяк, выпили «за знакомство». Потом «между первой и второй перерывчик небольшой»….

- Дело у меня такое ребята. Вы наверняка слышали, про убийство на Башиловской улице четырёх парней из Борисовской группировки?

Охранники насторожились. Конечно, они знали про мочилово на Башиловке, про убийство Лёма и его ребят…. Но мужик этот…. Кто он? По шиковому прикиду на мусора не похож….

- Ребята, я не из милиции. Не волнуйтесь. Я пришел к вам как друг и без оружия. Я знаю, кто ликвидировал ваших парней. Этот человек мой враг и я готов помочь в его розыске…. Думаю, есть люди, которых моя информация заинтересует. Вы ни чем не рискуете. Сообщите о моём предложении вашему руководству. Гарантирую, что вы в накладе не останетесь….

И в подтверждении своих слов мужик достал из бумажника внушительную пачку «четвертных». Артёма долго уговаривать не пришлось. Он велел ребятам «развлекать гостя», а сам выскочил из вагончика и помчался звонить бригадиру Крюку.

Через несколько минут о таинственном мужике уже знал Фил. Через час возле рынка остановилось полдюжины разномастных автомобилей, среди которых выделялся шикарный чёрный «мерин» Фила….

***

.Фил впился взглядом в странный экран, возникший непонятно откуда прямо в воздухе, на котором демонстрировались сюжеты чужой невероятной жизни. Жизни, которая наступит только через пятьсот лет. Фил смотрел и чувство чего-то ирреального, фантастического охватило его. Фил слушал Зака и не мог поверить, что прямо перед ним сидит человек из будущего! Из времени, которое наступит только через пятьсот лет!.. Наступит только через пол тысячелетия! Офигеть!.. И это не сон, не киношный бред, а самая реальная реальность! Живой, настоящий человек из времени, которого ещё нет. А другой такой же пришелец из будущего бродит где-то совсем рядом и мочит его парней….

- …Одному тебе Улисс не по зубам. Ты не знаешь его. Ты не представляешь, сколько серьёзных и могущественных людей пытались его ликвидировать. Останки большинства из них теперь тлеют в земле или разбросаны по закоулкам космоса…. Несколько лет назад Улисс выдержал большую войну. Войну против конкурирующих группировок и силовых структур всепланетарного сообщества, и вышел из неё победителем. Ещё более сильным и опасным. Он захватил и удерживает с боями огромный лунный сектор, где на заводах день и ночь создаётся лучшее на планете оружие, полчища совершенных роботов и киберсолдат. Под ним значительная часть марсианской колонии с его туристическим, развлекательным и наркобизнесом. Он создал свою империю за несколько лет. Он гений нашего криминального мира. Он самый лучший, хитрый, умный, удачливый и непобедимый. Я в своём деле тоже лучший и в одиночку могу ликвидировать его. Но на это у меня уйдёт много времени. Улисс успеет приспособиться к вашему времени, обрасти мускулами и тогда мне его не достать. Подниматься из грязи наверх Улиссу не привыкать. Такое он уже когда-то давно проделал. А теперь у него за плечами колоссальный опыт. И теперь Улиссу не понадобятся годы. Всё произойдёт значительно быстрее…. Нам необходимо объединить усилия. Ты ни чего не теряешь. Наоборот, с моей помощью ты избавишься от смертельно опасного врага.

- Хорошо Зак, допустим, что всё именно так, как ты рассказал. Но в чём твой интерес? Что ты хочешь? Бабки, в смысле, деньги? Сколько? – Осторожно спросил Фил.

- Нет. Всё что мне нужно, голова Улисса отделённая от его тела. По контракту я должен вернуться к заказчику с головой Улисса.

- Что!? С настоящей, то есть дохлой головой!? Ну, Зак, ты блин, конкретный отморозок! Наша братва отдыхает. На кой хрен тебе его голова? – Фил казался потрясённым до глубины души.

- В моём времени можно регенерировать любой орган. Понимаешь? – Фил растерянно помотал головой. – Любой человеческий орган, как и самого человека можно регенерировать, или для удобства твоего понимания, оживить. Точнее, воспроизвести заново, или, создать его идентичную копию. Это возможно, конечно, если человек не аннигилирован. Но отсутствующий орган, как ты понимаешь, регенерировать невозможно. Как и невозможно регенерировать человека без самого главного органа – головы, и, наиболее важное, его мозга. Поэтому я обязан доставить заказчику голову Улла. В противном случае контракт станет считаться не выполненным. А не выполненный контракт для хантэра означает приговор…. Голова Улисса, это все мои условия Фил. Так что решай. Вот моя рука.

И Зак протянул гангстеру свою сильную руку. Фил, не секунды не колеблясь, сжал её своей крепкой рукой….

14

...И так. Машины появляются в банке не раньше полудня. Это и понятно. Им необходимо время, что бы утром забрать где-то деньги и добраться по пробкам до банка…. В микроавтобусе два человека – водитель и охранник. Машин сопровождения, как правило, две. Одна впереди, другая сзади. В них по три, четыре вооружённых автоматами охранника, считая и водителей, занятых управлением автомобилем. Итого девять, двенадцать стрелков, рассредоточенных по трём огневым точкам…. В принципе работа не сложная. Учитывая фактор внезапности и действие ускорителя….

Конечно, если бы в его распоряжении имелось нормальное оружие, а не эти древние монстры, способные отказать в самый неподходящий момент, задача вообще никакой сложности не представляла. А теперь приходится напрягаться и рисковать….

Ладно, охрану он нейтрализует, но что делать с автомобилем, набитым деньгами? Как его незаметно увести из зоны нападения? Он, Улисс управлять механическим аппаратом не умеет, а бортовой пилот в этих примитивных механизмах

не существует. Придётся подключать Пенелопу….

***

- …Почему тебя назвали таким странным именем? Я уже много знаю о твоём времени, но никогда это имя мне не встречалось.

Пенелопа нежно поцеловала Улисса и крепко прижалась к нему.

- Вообще-то, ты знаешь, меня зовут по-другому, Алина. Но я не люблю это

имя…. Когда-то, в детстве, папа читал мне древнюю поэму Гомера о Пенелопе, ждавшей много лет своего Одиссея…. Я очень люблю эти поэмы, вот и взяла себе это имя.

- А кто такие Одиссей, Пенелопа? И почему о них сложили поэму?

- Послушай Ул, этот миф знает любой школьник. Неужели ты не заешь его? Ты никогда не учился в школе? У вас, что нет школ?

- Я провёл всё детство в чёртовом Колледже, где нас не загружали ненужной информацией. Тем более какими-то мифами древних, давно исчезнувших народов. Я из низшего социального класса. Моя инд-карта имеет двенадцать порядков, а не десять, одиннадцать, как у большинства людей. Двенадцать порядков, ты понимаешь, девочка моя, больше в нашем мире только у кибов и роботов. Меня готовили к служению Планетарному Сообществу. Мой удел силовая защита Сообщества. От меня требовалось совершенное владение оружием, знание стратегии и тактики войны, а не чтение каких-то бесполезных воину мифов….

Пенелопа ласково провела ладошкой по его носу, губам, подбородку, как-то по-матерински посмотрела ему в глаза, нежно поцеловала и начала рассказ.

- Одиссей считался у древних греков самым великим, умным и хитрым царём и воином. Он жил, если верить историкам, почти за три тысячи триста лет до нашего времени. А до твоего…, за три тысячи восемьсот. Ты представляешь, как давно это было. А люди помнят его и теперь.

- И почему же его помнят? Насколько я знаю, в истории планеты остались имена куда более великих воинов и выдающихся полководцев. – Недоверчиво спросил Улисс. – Ты ничего не путаешь?

Пенелопа весело улыбнулась. Ткнула Улисса губами в щёку и сказала.

- Слушай и не перебивай. Ты сам поймёшь, почему человечество помнит Одиссея и Пенелопу…. Сын Троянского царя Парис, страстно влюбился в жену царя Спарты Менелая прекрасную Елену, самую красивую женщину древнего мира. С помощью богини Афродиты он выкрал её и увёз к себе в Трою. За это ахейцы под предводительством микенского царя Агамемнона пошли на Трою войной. Тысячи кораблей обложили Трою. Десять лет длилась война. Её исход решил многомудрый и хитроумный царь Итаки Одиссей…. Одиссей очень не хотел уходить на войну от своей любимой жены Пенелопы и недавно родившегося сына Телемаха. Но долг воина и царя заставил его повиноваться коллективному решению ахейских царей, несмотря на то, что прорицатель оракул Галиферс предсказал, что Одиссей увидит жену и сына только через двадцать лет. Десять долгих лет Одиссей вынужден находится в военном лагере вдалеке от своей любимой Пенелопы…. Но Одиссей не был бы Одиссеем, если бы не нашёл способ решить проблему. Он построил огромного деревянного коня, в котором спрятался со своей дружиной. Повинуясь его замыслу, ахейские корабли отошли от города. Троянцы решили, что конь подарок богов за снятие осады и притащили его в город, сделав пролом в стене. Ночью Одиссей и его воины вылезли из чрева коня, и уничтожили пьяную стражу, охраняющую вход в город. А ахейские корабли вернулись….. Так пала Великая Троя….. А потом боги, в наказание за гибель Трои заставили Одиссея еще десять лет плавать по морям, преодолевая невзгоды, соблазны и опасности пока, наконец, не вернулся к своей Пенелопе и сыну Телемаху. И все эти долгие двадцать лет Пенелопа верно ждала своего Одиссея. Ждала, несмотря ни на что. На искушения, которыми её соблазняли боги, несмотря на многочисленных женихов добивавшихся её руки…. С того далёкого времени Пенелопа во всём мире считается символом супружеской верности.

- Да, этот Одиссей действительно великий воин. И я, кажется, понимаю, почему его и Пенелопу помнят…. Слушай, а где можно прочитать про Одиссея?

- Ул, ты это серьёзно? – Удивилась Пенелопа.

- Да.

- Ели хочешь, завтра мы можем сходить в городскую библиотеку. Там наверняка есть поэмы Гомера.

- Завра не получится. Завтра у нас будет трудный день….

15

Старший следователь районного отдела Западного Административного Округа города Москвы Серебров Игорь Николаевич сидел на лавочке, на бульваре возле Киевского вокзала закрыв глаза, подставив лицо под горячее, но не обжигающее ласковое утреннее солнце. В сознание прорывались беззаботные голоса детей, разговоры пассажиров, гул проезжающих автомашин, шаги прохожих…. Наверное, он задремал, потому что не услышал, как рядом на лавку присел мужик. Лет пятидесяти. Худощавый. Невысокий. До черноты загорелый. С помятой рожей, выдающей основной порок мужика – чрезмерно рьяное служение Бахусу, сиречь Дионису. На мужике была светлая застиранная майка с вытканной надписью «POLO» и изображением всадника на коне; сильно поношенные чёрные «бананы - варёнки» явно не своего размера; и старые, потрескавшиеся, некогда белые, а теперь неопределённого цвета кроссовки.

Мужик несколько минут сидел, настороженно посматривая на Игоря, потом не выдержал, аккуратно и почтительно потребил его за рукав. Игорь мгновенно проснулся и увидел обеспокоенную рожу информатора Степаныча.

- Ну, Николаич, ты даёшь. Сидишь не движешься. Я уже подумал что ты, не дай Бог конечно, зажмурился.

- Не дождётесь…. Чего вызывал?

- Да, это…. Тут такое дело Николаич…. Не знаю, как и сказать.

- А ты говори по-русски. Я другими языками не владею. – Нетерпеливо оборвал информатора сыщик.

- Дело такое. Мой кореш Сеня Назаров работает грузчиком на рынке в Царицыно. Так вот, вчера утром туда куча машин наехала. Борисовская брава. И с ними сам Фил….

- Ну и что? Толик Борисов решил «джинсы-варёнки на халяву срубить», а ты волну поднимаешь….

- Зря ёрничаешь Николаич. Стал бы я тебя по пустякам вызывать. Тут всё серьёзно. Разве ты меня не заешь?

- Извини Степаныч. Не высыпаюсь хронически, отсюда и сарказм.

- Так вот, Сеня в соседней комнате, что у охранников складом служит, от вчерашнего «гульбария» отходил, и нечаянно интересный разговор подслушал Фила с одним мужиком, которого Заком зовут. Речь шла о мочилове на Башиловской улице. Мужик, ну, Зак этот, утверждал что знает, кто это сделал…. Но это не самое главное. Этот Зак сказал Филу, что появился, дескать, из будущего! И пацан, что на Башиловской поработал оттуда. Мужик тот даже Филу имя назвал пацана – Улисс, так Одиссея по-другому звали….

- Всё Степаныч. – Рассердился сыщик. – Мне твои хохмы надоели. А Сене своему передай, что бы он хорошенько проспался. А лучше специалисту показался. Психиатру. И вообще, пьянство до «белочки» доводит. Прекращали бы вы «бухать» ребята. Ты Степаныч мужик не плохой, рукастый, надо тебе за ум браться….

- Зря Николаич. Я тоже Сене сначала не поверил…. Но ты понимаешь, какая

штука, Фил мужику поверил. А Фил далеко не дурак. И уж дурачить себя никому бы не позволил. Значит это неспроста. Ты подумай над этим Николаич. Фил с мужиком, Заком этим договорились вместе ловить этого Улисса.…. А ещё Фил обещал, когда они Улисса кокнут, отдать Заку голову Улисса. Ты представляешь! Зак, дескать, сказал Филу, что это его главное условие. Без головы этого Улисса ему в своё время никак возвращаться нельзя. Прикидываешь, Николаич.

Информатор замолчал и выжидательно - вопросительно уставился на озадаченного и даже несколько растерявшегося сыщика.

- Ладно Степаныч, пойдём в отделение, запишем твои показания. А заодно и премию получишь за бдительность и помощь родной милиции….

***

- …Ну, что ты Роман Юрьевич об этом думаешь?

Осторожно спросил Игорь. Но «гэбист» ничего не ответил. Он сидел, подперев ладонями голову, и неподвижно смотрел на поверхность столешницы, словно увидел там нечто интересное. Так он сидел несколько минут. Потом оторвал взгляд от матовой, обшарпанной и потёртой, некогда лакированной поверхности и задумчиво посмотрел на Игоря.

- Не знаю. Всё это напоминает фантастику, а больше бред…. Пришельцы из будущего. Машины времени.…. Скажу, Игорь честно, я во всё это не верю. И тема эта мне лично не интересна. Нет в ней ничего реального, овеществлённого. Одна болтовня, фантазии. Да и времени у меня на всё это нет. Реальной работы невпроворот…. Впрочем, в последнее время, как пел Владимир Семёнович Высоцкий: «то нас тарелками пугают, то руины говорят». А в суровой действительности у нас с тобой существует конкретный убийца. И в любом случае этого убийцу надо искать.

- Мы его ищем. На месте не сидим. – Несколько раздражённо заметил следователь.

- Вот, вот. Когда его возьмём, посмотрим что это за фрукт…. Хотя, если принять во внимание показания твоего агента…. Поставь себя на место убийцы. Вспомни, в первом эпизоде на Киевском вокзале у него не оказалось документов, а судя по способу убийства и оружия. Но уже в Башиловском расстреле оно появляется. О чём это говорит? Совершенно определённо о том, что в первом эпизоде наш убийца оказался технически не подготовлен, поэтому и работал голыми руками…. Возможно, твой информатор прав и стрелок Улисс попал к нам из другого мира…. Предположим из будущего. Как версия, за отсутствием иной, сгодится…. Из показаний свидетеля Коробкина, убийца не имел никакого представления об обычном паспорте….

- Верно Рома. Хотя, что такое паспорт знает любой ребёнок…. На иностранного разведчика, ты сам говоришь, он тоже не похож. Но если убийца не разведчик. И если принять как версию, что он из будущего. Что, в таком случае пришелец должен делать в чужом, незнакомом ему мире? Или приспособится к нему, и затеряться, или попасть в руки правоохранительных органов, каким бы крутым суперменом он не являлся…. А то, что он крут, ясно показывают его преступления. Завалить без оружия таким зверским и необычным способом подготовленных, тренированных и вооружённых сотрудников милиции, потом Борисовских бандюганов…. Теперь у пришельца есть оружие, и, судя по всему, сообщница – путана снимавшая квартиру. Если он и её не

замочил так же, как и остальных.

- Кстати, вы девчонку пробили?

- Ищем. Квартирная хозяйка документы у девицы не спрашивала. Знает только что зовут её Алина. Вроде бы учится или училась где-то. Квартиру снимала не девица, а один из убитых бандитов по кличке Лём. Ты сам отлично понимаешь, что по таким скудным данным девчонку до пенсии можно искать. Единственное, что мы знаем определённо – девчонка занималась проституцией под крышей Борисовской группировки. Убитые на съёмной квартире тоже принадлежали к Борисовским…. Второй неизвестный по имени Зак встречался в Царицыно с Филом. Скорее всего братва убийцу Улисса уже ищет…. Капитан Прохоров, что башиловское дело ведёт, пытается девицу через Борисовских пробить – у него там есть свой источник. Но вот какое дело. От рядовых членов банды полная информация тщательно скрывается. К поиску девчонки и убийцы подключены только самые близкие люд Фила. Пехота используется втёмную, им фотографии девчонки выдали, но за что конкретно её разыскивают, не сказали. Ты понимаешь Рома, какой уровень конспирации. Почти как у вас в «конторе». Но одно Прохоров узнал наверняка, про пришельцев из будущего не знает вообще никто из низовых руководителей и даже руководителей средней руки, так называемых бригадиров. А про Улисса у пехоты вообще информация минимальна. Дескать пацан из провинциальной братвы, чрезвычайно опасен, при возможности брать живым. Вот такие Рома на сегодняшний день пироги….

- Да, не густо. И самое важное, второстепенной информации много, но нет главной. У нас практически нет информации о стрелке…, Улиссе. А время идёт. Поставь себя на его место. Что бы ты стал делать?

- Я бы постарался выйти из-под удара и убраться в своё время…. Ладно, представим, что это сделать по каким-то причинам нельзя. Скажем, сломалась либо отсутствует машина времени. Хорошо…. В этом случае я срубил бы бабла по лёгкому, пару миллионов долларов. Думаю ему это раз плюнуть. Взял бы классную девчонку, и на Канары. Подальше от места, где наследил. – Уверенно ответил сыщик.

- Верно. Пришелец из будущего примерно так и должен поступить. И, скорее всего, в самое ближайшее время. С одним уточнением – девчонка у него, по всей видимости, уже есть. Остаётся раздобыть миллионы. И боюсь, с его прытью они у него скоро окажутся.

16

«Рафик» с эмблемой банка появился в начале двенадцатого. Он двигался по бульвару в сторону банка под охраной двух автомобилей. Всё, как и рассчитывал Улисс. До банка оставался квартал….

Улисс увидел, как вдалеке Пенелопа взмахнула свёрнутой газетой. Газета означала сигнал к началу операции. Он в свою очередь тоже высоко поднял свернутую газету и помахал ею, точно заметил кого-то знакомого на противоположной стороне улицы. Оттуда ему моргнула фарами потрёпанная «копейка». Улисс расстегнул спортивную сумку и передёрнул затвор автомата.

***

- ….А этот говорит, пацану, мол: «гони чувак бабосы, а то твоего братана мы пришьём». А он, прикинь Димон, достаёт вот такую огромную «пушку», не то, что у нас. И бац, бац, бац. Всех замочил. А тут ещё море пацанов набежало. Ну, пацан и давай шмалять, только мебель в щепы, и стены в дыры. Полный «атас»….

Дмитрий Астахов, погоняло Мон, старший в инкассаторской бригаде слушал водителя Миху в пол уха. Миха, большой поклонник заграничного кино, и в частности боевиков, мог часами рассказывать о киноновинках, видимых им накануне. Своего «видака» у Михи не было – пока не заработал, и всё свободное время Миха проводил в видеосалонах, за вечер умудрялся просмотреть по несколько картин кряду...

...Мон, в пол уха слушал Миху, а сам думал о своём.

На днях пацаны пригнали из Германии три «Бэхи». Естественно, такие крутые тачилы предназначались не для пехоты. Одну тачку Паша предложил ему. Мону очень хотелось взять «Бэху». В его маленьком подмосковном рабочем городке такая тачка одна – у крутого коммерса Шурика Филимонова….

Димон уже представлял, как подкатит к Наташкиному подъезду на блестящей, сверкающей полированным лаком, роскошной тачиле. Какие глаз будут у Натахи….

Но на машину у Димона есть только часть суммы, а Паша, сука, жлоб помойный говорит: «гони бабки все сразу, охотников на бэхи и без тебя море»…

Тут такие деньжищи, блин, каждый день возишь за какие-то «грёбанные» пять сотен баксов в месяц. Рискуешь…. Хотя, признаться честно, это лучше чем махаться стенка на стенку с пацанами из конкурирующих группировок, как это приходиться делать другим ребятам. Постоянно рискуя получить в брюхо удар сажалом, или битой по башке, а то и пулю. Паша, гнида, сам на «джиппере» рассекает. Всё под себя гребёт. И нужно всего-то ещё три косаря гринов…. Ладно. Приедем в банк, попрошу в долг у президента Александра Ивановича. Наверняка не откажет. Он не Паша, из-за каких-то трёх тысяч жлобиться не станет….

Но, доехать до банка, Мону было не суждено. Неожиданно дорогу микроавтобусу перерезала «копейка». Завизжали тормоза. Мона бросило вперёд и сильно долбануло об стекло. Он попытался выпрямиться. Услышал звуки выстрелов. За раскрытым окном «Рафика» мелькнула какая-то тёмная тень. Угасающее сознание заполнила яркая вспышка. И для старшего инкассаторской бригады Мона всё кончилось….

***

...Улисс стоял на белой черте разделяющей движущиеся навстречу друг другу потоки. Со стороны это выглядело, буднично, человек переходит улицу и пропускает встречный транспорт.

До инкассаторского кортежа оставалось шестьдесят…, пятьдесят…, сорок метров.

Внезапно из переулка на противоположной стороне улицы вылетела «копейка», и воткнулась слева в переднюю часть инкассаторского микроавтобуса.

Арсений молодец. Сделал всё ювелирно и точно….

...Машин охраны летела на него. Улисс активизировал ускоритель.

Машина медленно плыла, и Улисс чётко фиксировал четыре цели: водителя, сидевшего рядом с ним молодого круглолицего, загорелого охранника, и двоих охранников на заднем сиденье.

Улисс поднял автомат на линию огня. Зафиксировал первую цель и плавно нажал на спусковой крючок. Мощная автоматная пуля, пробив стекло, существенно не отклонившись от траектории полёта, чётко ушла в цель и прошила голову охранника на заднем сиденье. Автомат отбросило назад. Ствол повело снизу вверх, вправо. Из автомата вылетела стреляная гильза, и, сверкнув на солнце, описав дугу, вышла из поля зрения….

Улисс скорректировал направление огня и посла следующую пулю в голову второго охранника сзади.

И снова автомат отбросило назад, вверх и вправо. И снова из него вылетела

гильза. И снова скорректировав траекторию выстрела, Улисс послал пулю в охранника рядом с водителем. Четвертым он ликвидировал самого водителя.

Спустя несколько секунд первая огневая точка оказалась подавленна. Неуправляемая машина проплыла мимо него и с грохотом врезалась во что-то где-то сзади, вне поля зрения. Но Улиссу некогда было отвлекаться на «результаты своего труда»….

Ликвидировав мимоходом охранника и водителя в микроавтобусе, Улисс перешёл к третьей огневой точке и зачистил её.

Меньше чем через минуту набитый деньгами микроавтобус рванул вперёд, оставив на месте операции инкассаторские машины с кучей трупов и угнанную пустую разбитую «копейку»…

***

- Вот что парни деньгами не сорить. Сами понимаете, силовики или гангстеры вас найдут сразу. Действуйте, как договорились. Чтобы сию же минуту вас в городе не было.

- Ул, мы сейчас же рвём когти. Заедим в Смоленск. Заберём загранпаспорта у Кости Бури, и сразу уходим «за бугор». Чего нам здесь высиживать? Ждать пока менты повяжут?

- Нет, ребята из Москвы нужно уходить немедленно, но область, тем более страну покидать не спешите. Переждите неделю другую, пока всё уляжется. И только потом можете спокойно двигаться. Легализуетесь за границей, и живите тихо. Этих денег вам на всю жизнь хватит. Если, конечно распоряжаться ими разумно. В криминал не лезьте. Осмотритесь. Займитесь легальным и надёжным бизнесом. Не рискуйте. И последнее…. Мои возможности вы видели. Я не пугаю, но…. От вас зависит моя безопасность и безопасность этой девочки…. Арсений, ты парень умный отлично понимаешь, что я без труда могу сейчас вас ликвидировать. Но я хочу дать вам шанс…. Сегодня я убил десять ваших ровесников. Ничего личного, просто они встали на моём пути. Но этих десять человек кто-то любил, кому-то они приносили радость….. Вы понимаете меня? Если вы пойдёте и дальше по криминальному пути, наверняка вас ожидает такая же судьба….

- Улисс, не беспокойся. Мы с братом не идиоты, нам очень жить хочется. Правда, Серёга? Особенно теперь, когда у нас столько бабок…. Всё сделаем, как договорились. У меня в Ступино живёт одна старая любовь. Думаю, она поможет снять неприметную гостиницу в окрестностях города. Перекантуемся неделю. Всё будет «нормалёк».

Арсений повернулся, и собрался было уходить…, но остановился. Снова подошёл к Улиссу и протянул руку.

- Спасибо тебе брат, ты великий мужик. Улисс, я ни когда не забуду тебя. Не сомневайся, мы тебя не подведём…..

Улисс стоял, обняв Пенелопу, смотрел вслед удаляющейся машине, увозящей братьев с четырьмя миллионами, и на душе сделалось тревожно.

Ну что же, теперь и им нужно быстро убираться отсюда. Надо уйти как можно дальше от Москвы, пока полиция не пришла в себя и не начала охоту на них. Пенелопа села за руль «Москвича», Улисс кое-как втиснулся на переднее сиденье….

Неужели всё кончилось. Нет, пока ещё не кончилось. Теперь надо выскочить из кольца, которое может вот-вот захлопнуться. И подальше от этого города….

***

А всё же Улиссу определенно везёт. Попасть в чужой, незнакомый мир, и встретить Пенелопу. Через Пенелопу познакомиться с братьями Беляевыми.

Братья «таксовали» в столице и Пенелопа пользовалась их услугами, в качестве почти, что личных водителей. За это время она успела хорошо узнать ребят. Она знала, что братья своей работой недовольны. Приехав в Москву из Архангельска, они рассчитывали быстро срубить по лёгкому бабла в жирной столице и рвануть «за бугор», благо, что в наше время сделать это не труднее, чем съездить в тот же Архангельск. Но «Блицкриг» не получился. Проходили годы. Работа в такси приносила неплохой и стабильный доход. Но это всё не то. С такими деньгами относительно благополучно можно чувствовать себя в этой нищей стране, но никак в какой-либо Ницце или на Канарах. Да и к тому же, с каждым днём деревянные всё больше обесценивались, инфляция набирала обороты. Братья вкалывали как проклятые, работали на износ по шестнадцать, восемнадцать часов в день, а вожделенный достаток оставался всё более несбыточной мечтой…. Пенелопа не раз слышала от братьев, что ради хороших бабок они готовы пойти на любое стояще дело. Даже криминальное….

Сначала Улисс и слышать не хотел о привлечении к такой серьёзной операции посторонних, не проверенных незнакомых ему людей. Но под натиском аргументов Пенелопы сдался. И, как оказалось не напрасно….

Правильно ли он сделал, что не ликвидировал, отпустил братьев…? Правильно. С этими деньгами они смогут начать новую жизнь. Обзаведутся семьями. Возможно, будут счастливы….

Но какое-то тревожное чувство не покидало Улисса….

17

- Ты что не видишь, здесь идёт расследование. Куда прёшься? Объезжай через дворы. Да живее.

Молодой сержант перегородил дорогу роскошной «тридцать первой Волге». Чувствовалось, что мальчишке доставляет удовольствие показать свою власть и вот так запросто поставить в стойло крутого чинуху. А что перед ним важный начальник, сержант ни на минуту не сомневался. На таких «тачанках» рассекают только слуги народа, а народ провожает глазами их шикарные, сверкающие отполированной краской авто из окон битком набитого общественного транспорта.

Из машины неспешно и уверенно вылез мужик, подошёл к сержанту и раскрыл перед его лицом удостоверение Комитета Государственной Безопасности.

Анисимов Роман Юрьевич…. Майор. Сержант вытянулся по струнке, в душе проклиная себя за борзость.

Не успел Анисимов докурить сигарету, как возле его «Волги» остановилась видавшая виды «шоха», из которой выбрался крепкий, молодой мужик, по виду из «ментовских», и поздоровался с «гэбистом».

- Ну что Рома, как тут? – Спросил мужик у «гэбиста».

- Пока не знаю, не выдвигался, тебя ждал. Это ты Игорёк у нас сыщик, а мы так, при тебе.

- Ладно, хорош прибедняться. - Дружелюбно усмехнулся мужик из «шохи», мимоходом показал сержанту ментовскую ксиву, в которой тот успел прочитать фамилию владельца – Серебров Игорь Николаевич…. Кажется тоже майор. И два майора прошествовали к месту преступления.

- Кто такие? Какого хрена посторонние на площадке? – Нервный молодой

следователь, проворно подскочил к майорам. – Немедленно покиньте место

преступления, здесь вам не кино. Кто пропустил?

Офицеры протянули следователю свои удостоверения.

- Я ни кого не вызывал. Сами справимся. Это наша земля. Понаедут всякие. Начальников из себя корчат. А тут кровищи море, без говна, скользко.

- Ты пацан слюни подбери. – Тихо, но жёстко произнёс Игорь. – А то я тебя так огорчу, что век помнить будешь. Перед тобой старшие по званию офицеры, изволь доложить по форме.

- Сейчас. Разбежался. У меня своё начальство….

Игорь улыбнулся следователю. И вдруг, резко и незаметно воткнул ему короткий удар в солнечное сплетение. Парень рухнул, по-рыбьи тараща глаза и смешно хватая воздух перекошенным ртом. Но Игорь упасть ему не дал, проворно подхватил беспомощное тело и прислонил к стоящей рядом машине скорой помощи….

- Но что, будем говорить. Или как?

- Я напишу раппорт. – Задыхаясь, с трудом выдавливая слова, пролепетал парень.

- Валяй, это твоё право. Только, думаю, ты недолго в органах прослужишь. – Заверил «гэбист». – Я об этом позабочусь. От такого дерьма как ты, силовые структуры должны избавляться самым тщательным образом. Таких, как ты щенок нельзя держать при власти, и оружии. Ты же всех вокруг презираешь. А людей, юноша, надо уважать. Мы ради их безопасности и спокойствия работаем. Ты об этом никогда не задумывался?..

А тем более, уважать своих коллег, которые прибыли сюда не ради развлечения. И, конечно же, не на тебя добра молодца посмотреть. Ты ещё только начинаешь службу, а уже так по-хамски ведёшь себя. А что с тобой будет, если ты, не дай Господь, станешь крупным начальником. Твои подчиненные от тебя вешаться пачками станут….

Пацан вдруг испугался и чуть ли не плача, оправдываясь, затараторил. – Товарищ майор, извините. Ошибочки вышла. Лукавый попутал. Целый день на ногах…. А тут ещё такая картина. Десять трупняков, кровищи море. Товарищи, простите. Исправлюсь.

- Ты лейтенант не блажи, не на поминках, а докладывай обстоятельно и точно.– Зло осёк пацана Игорь. – А лучше покажи всё на месте. Выводы мы и без тебя уж как-нибудь сделаем….

Такой бойни Игорь никогда в своей жизни не видел. Десять трупов и десять дырок в головах. И не просто в головах. Все входные отверстия располагались в центре лиц убитых в районе глаз и переносиц…. Но не это поразило следователя больше всего. По первичному заключению экспертов стрелок произвёл всего десть выстрелов. По крайней мере, именно столько стреляных гильз удалось найти на месте преступления. Все гильзы от «калаша». Попасть при движении транспорта из «Калашникова» в головы находящихся в салоне инкассаторов. Фантастика…. Как на Башиловке….

Свидетели преступления: случайные прохожие, водитель и его пассажирка, ехавшие сзади расстрелянного кортежа, в один голос утверждали, что заметили четверых нападавших. Стрелка – здоровенного молодого мужик. Второго парня из «копейки», пересевшего за руль микроавтобуса. И ещё одного, выбросившего труп инкассатора с пассажирского сиденья «Рафика». Одна из свидетельниц – большая поклонница детективного жанра – показала, что недалеко от места преступления заметила девушку, подававшую скрученной газетой кому-то впереди, несомненно, своим подельникам, знак. Конечно, однозначно дама это утверждать не могла, но, по её словам, уж очень жест девушки походил на сигнал, используемый уголовниками или шпионами в детективных фильмах…. А через несколько минут всё и произошло….

- Ты видишь, Игорь Николаевич, у нашего «пришельца» появились помощники. Быстро гад в чужом мире адаптируется.

- Слушай, Роман Юрьевич, а может он не один прибыл, а с бригадой?

- Ты меня Игорь не пугай. Представляешь, что эти сверхчеловеки в нашем мире наворотить смогут. Да и потом твой информатор показал только об одном пришельце Улиссе….

- Не волнуйся Рома. Это я так. В качестве версии. Пришелец Улисс нашёл помощников у нас. Ты посмотри, как второй участник налёта машину водит. Как ловко бочину «копейки» подставил. Весь удар на «жигуль» пришёлся. Думаю, что у «Рафика» не одной царапины…. Когда машина отыщется, попомни мои слова. Нет, «водила» наш. Определённо наш. И «водила» не любитель, а профи. Возможно из таксистов или водителей спецконтингента.

Чекист подозвал угрюмо стоявшего поодаль лейтенанта и криминалиста, симпатичную молодую женщину, Любовь Егоровну, Любу.

- Люба, у меня к вам просьба. «Копейку» исследуйте самым тщательным образом. Особенно водительское место. Материалы экспертизы, пожалуйста, подготовьте и для нас. Сами понимаете, наши возможности намного серьёзней…. А тебя, лейтенант, а лучше начальника твоего отдела, попрошу о ходе расследования, особенно о конкретных результатах докладывать мне немедленно и в любое время.

Роман раздал визитки лейтенанту и криминалисту Любе, и майоры двинулись к своим машинам.

***

- ...Вот этого Рома я и боялся. Теперь нам его не достать. С такими деньжищами Улисс уйдёт за границу и пиши-прощай…. Сколько «летёха» сказал? Пять миллионов. Это всё туфта. Банк темнит. Пять миллионов, нет смысла в «Рафике» перевозить. Их можно в обычной легковушке перевезти. Риска меньше, потому как вычислить машину сложнее. Денег было больше, намного больше. Ты бы Рома занялся банком. Надо срочно установить реальную сумму похищенного. Нам они не скажут, а перед вашей «конторой», возможно, темнить не рискнут.

- Банком Игорь мы займёмся. Не волнуйся. Меня больше теперь другое интересует. Куда пришелец «со товарищами» рвануть может? По логике, с такими деньгами в стране он оставаться не станет. Будет уходить за границу. А у нас, сам понимаешь, страна огромная, «протечек» на границе много. За хорошие деньги организовать переход границы – раз плюнуть. Просчитать место перехода практически невозможно. Это может оказаться и север, и западная граница, и Средняя Азия, и Дальний Восток…. Ладно, надо работать. Я поехал к себе в «контору докладывать руководству. Придётся срочно «закрывать» вокзалы и аэропорты….

Офицеры распрощались и покинули место преступления.

18

Улисс и Пенелопа обедали в небольшом частном кооперативном ресторанчике на границе Московской и Смоленской областей. Ресторан входил в гостиничный комплекс, который в духе моды высокопарно именовался мотель. С десяток одно-, двух-, четырёхкомнатных срубов-гостиниц; сруб администрации, решённый в псевдорусском стиле, похожий на сказочный дом Берендея, перенасыщенный декоративными элементами: барабанчиками, луковицами, пузатыми резными колоннами, прорезными наличниками; ресторан с кафешкой, превращающийся вечером в ночное увеселительное заведение районного масштаба – излюбленное место сборища окрестной деревенской молодёжи, дальнобойщиков и лихих девчонок, жриц продажной любви. Да автомобильная стоянка. Вот и весь комплекс мотеля «Пальмира».

Улисс и Пенелопа проживали здесь уже неделю. Хозяин гостиницы Карэн моралистом не являлся. В дела молодых людей не лез. Его устраивало, что пара заплатила за два номера, как, якобы проживающие раздельно. Заплатила сразу за месяц, хотя и предупредила Карена, что пробудет здесь всего неделю. Следовательно, заплатила даже не двойной, а десятерной тариф. Пустующий номер хозяин через несколько дней сдал и в накладе не остался….

Сидеть бесцельно в этой дыре казалось невыносимо. Но другого выбора у них не было. Улисс отлично понимал, после такого громкого преступления вся полиция московской и прилегающих к ней областей будет поднята на розыск дерзких налётчиков и если теперь попытаться двигаться, им конец. В отличие от братьев Беляевых, которых силовики не знают, на них с Пенелопой ведётся настоящая охота. В сложившейся ситуации необходимо переждать бурю. Но сколько? Всё, хорошенько взвесив, Улисс решил, что недели окажется достаточно. Он исходил из соображений, что в первые дни ажиотаж и напряжение поиска будут пиковыми и все дороги силовики перекроют наглухо. Через несколько дней азарт поиска спадёт. Но полиция по-прежнему останется на чеку. А потом…. А потом поиск сойдёт на нет. Полиция решит, что грабители выскочили из кольца. И тогда они с Пенелопой смогут относительно спокойно двигаться, не опасаясь тщательных проверок, перекрытых дорог, обысков….

И вот сегодня настал восьмой день их добровольного заточения в этой дыре. Они собирались уезжать и заскочили в ресторан пообедать перед дальней дорогой.

Улисс и Пенелопа сидели в пустом ресторане, обедали и смотрели блок подмосковных новостей. За барной стойкой клевал носом бармен и по совместительству хозяин заведения Саркис, дядя хозяина мотеля Карена. За стеной, на кухне хлопотали у плиты повара – жена и дочь Саркиса.

Улисс и Пенелопа заканчивали обед и теперь ожидали десерт – мороженное, сложный рецепт, которого Пенелопа обсудила перед обедом с женой хозяина.

Пенелопа курила и смотрела телевизор. Улисс расслабленно отдыхал. Внезапно Пенелопа вскочила и, подлетев к висевшему на стене телевизору, сделала звук громче….

«…Убитые братья Беляевы несколько лет назад приехали в столицу из Архангельска и занимались частным извозом. При погибших обнаружена незначительная сумма денег в иностранной волюте. По предположительной версии следственных органов убитые замешаны в недавнем громком ограблении и расстреле инкассаторского кортежа…».

Улисс и Пенелопа впились в экран, на котором мелькали кадры с места преступления. Забитая оперативниками комната, тела убитых ребят. Убитых зверски. Не оставалось никакого сомнения, что это дело рук Борисовских гангстеров. И, скорее всего, Борисову теперь известны их с Пенелопой планы….

Улисс порывисто вскочил, бросил на стол крупную купюру, и, схватив девушку за руку, буквально вытащил её на улицу. Молодые люди запрыгнули в «Жигуль», и машина резко развернувшись, рванула с места в сторону Москвы. Проехав несколько километров, они остановились на пустынной парковочной площадке.

- Он здесь. Понимаешь он здесь! – Возбуждённо произнёс Улисс. – Значит, они прислали его. Теперь всё меняется….

- Любимый, кто здесь? Кто кого прислал? Что меняется? Я ничего не понимаю.

- Девочка моя, помнишь, я рассказывал тебе о своём времени, о хантэрах – охотниках за головами. Так вот, один из них, а возможно и их группа здесь. Хантэр пришёл за мной…. Те, кто спланировал и осуществил мою переброску, рассчитали всё верно. Они забросили меня сюда без оружия, финансовых средств для того, чтобы дать возможность хантэру безопасно и наверняка выполнить свою работу. Они лишили меня всего. Понимаешь, они знали, что я, оказавшись в незнакомом мире и не

разобравшись в ситуации, начну действовать и совершу ошибки, оставив следы по которым хантэр выйдет на меня.

- Улисс, но зачем твоим врагам понадобилось городить такой огород? Тратить огромные средства на твою переброску. Не проще ли было расправиться с тобой в вашем времени?

- Малышка, там мою ликвидацию невозможно стало бы скрыть. Всегда остаётся риск утечки информации. Мои соратники, партнёры, а их у меня не мало, не остались бы равнодушными – с моей ликвидацией они лишаются колоссальной прибыли. А это никто из них моим убийцам не простил бы. Будь это хоть Всепланетарное правительство. Началась бы война. А ты даже не представляешь что такое в нашем мире война. В арсенале преданных мне людей оружие всех степеней уничтожения. А это не ваши примитивные автоматы и ракеты. Нет, моим похитителям безопасней было забросить меня на пятьсот лет в прошлое и послать хантэра чтобы он спокойно выполнил свою работу…. И, потом, думаю, им доставляет немалое удовольствие знать, что я одиноко бесславно и безызвестно подох в чужом мире. Думаю, это самое главное ради чего они затеяли моё перемещение.

- Но почему ты решил, что охотник находится здесь? Фил мог найти братьев и сам.

- Понимаешь, я уже давно почувствовал присутствие хантэра. У меня чудовищная интуиция. Отчасти природная, отчасти развитая специальными тренировками. Маленькая моя, поверь мне на слово хантэр уже здесь.

- Но что нам теперь делать? Любимый, я боюсь. Что с нами будет? Я не хочу потерять тебя. Без тебя мне ничего не нужно. Никакие деньги. Ул, давай скорее уедем. За границей мы сможем исчезнуть, и нас не найдут. Планета большая.

Пенелопа обняла Улисса и зарыдала.

- Малышка. Всё будет хорошо. Я обещаю. Но бегать от хантэров, ваших гангстеров и силовиков всю жизнь мы не сможем. Рано или поздно они нас найдут и ликвидируют. Ты сама видела, как быстро они вышли на братьев…. Мы вот что сделаем. Я теперь возвращаюсь в Москву, а ты станешь действовать, как мы договаривались. Мне нужно всего несколько недель. А потом я вернусь и больше никогда не покину тебя. Это будет моя последняя война. Я клянусь тебе в этом….

Через несколько часов «Жигуль» с Пенелопой покинул стоянку, развернулся и направился в сторону Смоленской области. А Улисс нанял попутную машину и отправился в Можайск.

19

- …Зак, он что дурачок? Прикинь, у него двадцать лимонов долларей. Да с такими бабками он теперь спокойно рвёт когти «за бугор», если уже не там.

- Улисса ищет вся ваша милиция. Ты же сам видишь, что твориться на постах. Все мало-мальски серьёзные дороги перекрыты. Поголовно осматриваются все машины. Проверяются документы пассажиров….

- Ха, ха-ха. – От души расхохотался Фил над дремучестью Зака. – Ну, ты братан даёшь. Какие посты? Какой шмон? Да ты понимаешь, что у нас за сто тысяч баков, его мусора до канадской границы проводят. Да ещё с почётным эскортом, с мигалками. Зак, уверяю тебя, что Улисс с тёлкой своей сидят теперь где-нибудь на Елисейских полях, любуются видом на Эйфелеву башню, и «шампусик Клико» лакают. А ты мне по ушам трёшь что Улисс скоро появиться. В твоём времени, что, все на голову больные? Какого чёрта ему возвращаться. Он кто, декабрист?.. Покорнейше позвольте, месье Зак вызвать вас на дуэль…. Не верю. Улисс обычный бандюган как и мы. Ты спроси у любого из моих пацанов, стали бы они возвращаться, что бы посмотреть на твою рожу, имея при себе двадцать лимонов гринов. Не верю, братан. Хоть убей, не верю. С такими крутыми бабками Улисса можно всю жизнь искать по всему земному шарику….

Фил говорил нервно, его лицо раскраснелось, что указывало на крайнюю степень раздражения. Знавшие своего босса охранники напряглись, ожидая приказа на ликвидацию пацана. Зак же оставался совершенно спокоен. Он, молча, выслушал «партнёра», поднялся из кресла, беспрепятственно миновал внушительное оцепление охраны, подошёл к барной стойке, заказал у бармена сок и вернулся с фужером к столику.

- Послушай, брат, ты рассуждаешь логично. Но логика твоих рассуждений базируется на опыте и поведенческих мотивациях свойственных твоему времени. А Улисс мыслит и действует по-другому. Теперь он знает наверняка, что за ним отправлен хантэр, или группа охотников. И пока он не решит проблему с ними, он никогда и нигде не останется в безопасности. Даже с двадцатью миллионами. Улисс должен вернуться и найти охотника, то есть меня. О должен сделать это хотя бы для того, чтобы узнать, кто меня послал и как ему вернуться в наше время. У вас ещё не практикуются перемещения во времени, а я уверен, что теперь возвращение в наше время для него главная цель. Ты не знаешь Ула брат. Я представляю, как он теперь жаждет мщения…. Недавно всепланетарное правительство предложило Улиссу в обмен на захваченные им сектора лунной и марсианской колоний звание Великого Деятеля Всепланетарного Сообщества. Это очень почётное звание Фил. Оно даёт кучу привилегий, важнейшая из которых личная безопасность и неприкосновенность, и соизмеримо, разве что с древним королевским титулом. Ты не представляешь сколько влиятельных и баснословно богатых людей отдали бы значительную часть своего состояния, чтобы получить это звание, которого на всём всепланетарном пространстве удостоены считанные единицы выдающихся людей…. Ты знаешь как ответил Ул? Он прислал Всепланетарному совету подарок…. Огромную дохлую крысу со старинным и чудовищно дорогим стилетом в заднице. Так Улисс ответил обществу, которое некогда презирало его. Чтобы влепить такую пощёчину надо быть Улиссом. И надо быть могущественным человеком…. Я думаю, Улисс всё отдаст для того чтобы оказаться снова там, где он могущественен и чертовски богат. Фил, ты даже не представляешь, насколько он могущественен и богат в моём времени. Что для него какие-то двадцать миллионов по сравнению с его финансовым состоянием в нашем времени – капля в океане…. Нам надо ждать его. И ждать очень скоро. Собирай всех своих людей. Поднимай все дружественные тебе группировки. Готовь оружие. Предстоит большая война. Я знаю что говорю.

Фил ничего не ответил и только как-то растерянно посмотрел на Зака….

20

Город ещё спал, и зыбкая предрассветная тишина всецело властвовала над ним. Та специфическая, присущая большим городам тишина зарождающегося нового дня с её тихими, робкими, сонными звуками. Вот где-то в подворотне тявкнула на докучливых блох дворняга. Ей без энтузиазма, а так, для проформы ответили товарки. И снова на какое-то время всё смолкло. Вот где-то прогрохотал первый трамвай. Прогрохотал, и снова стало тихо. Одинокое такси пролетело по Театральному проспекту в сторону Охотного ряда, и исчезло, оставив за собой ещё долго не стихающее «крутиться волчок, ок…, ок…, ок…, ок….» Небольшая группа первых «ранних птах» – дачников замерла в дрёме пред закрытыми створами метро….

Возле станции метро «Лубянская» пожилая дворничиха готовилась к

«выполнению своих служебных обязанностей». Неспешно и заспано доставала из

подсобки мётлы и лопаты….

Неожиданно внимание старушки привлекла настораживающая картина. Возле подъезда «Большого дома» на Лубянской площади одна за другой парковались разномастные машины, из которых спешно вылезали мужики в штацком и военные, и исчезали за массивными дубовыми дверями….

- Чегось случилась. – Подумала старушка. – Неужто война? Господи, спаси и сохрани!.. Да нет, Михал Сергеич не допустит. Он теперь с американцами большие друзья….

***

Совещанию, на которое собрались руководители и следователи следственной группы комитета госбезопасности, милицейских следственных бригад и руководители других силовых ведомств предшествовали события, оставшиеся неизвестными для большинства собравшихся в этот утренний час.

Всё началось накануне днём с доклада генерал-майора Трегубова Председателю Комитета государственной безопасности. Генерал кратко изложил суть киевского, башиловского дел и дела о расстреле инкассаторов. Связав эти, казалось бы, чисто уголовные дела воедино и подробно остановился на личности основного фигуранта этих дел – предположительно пришельце из будущего гангстере Улиссе. Лев Александрович доложил и о втором пришельце – ликвидаторе Заке.

Шеф выслушал доклад, и как показалось Льву Александровичу, нисколько не удивился появлению людей из будущего. Он только уточнил источник информации. Задал несколько вопросов. Шеф распорядился создать сводную оперативно-следственную группу под его, Льва Александровича Трегубова руководством из следователей «кагэбэ» и милицейских следователей, работающих по «убойным» делам, поскольку информация о пришельцах из будущего дошла до ушей «ментов» и их в создавшейся ситуации целесообразно держать под близким наблюдением. Всю информацию о пришельцах с этой минуты засекретить самым тщательным образом. В средства массовой информации не должно просочиться ни полуслова. Эту задачу Председатель Комитета государственной безопасности обозначил как первостепенную. Из неё напрямую вытекали следующие задачи. Обнаружение и арест пришельцев в максимально короткий срок, и, как следствие, изъятие и возвращение в казну государства награбленных двадцати пяти миллионов долларов. Параллельно следовало организовать ликвидацию одиозного националиста Анатолия Борисова, толкающего московский криминал к серьёзной межнациональной войне, что для огромного многонационального города не просто опасно, а непредсказуемо опасно. Тем более в такое нестабильное и смутное время.

Председатель Комитета госбезопасности распорядился подключить к работе сводной группы силовиков всех направлений. Не раскрывая главного, а используя их «втёмную», для выполнения конкретных задач, на тех стадиях операции, когда без

спецов данных подразделений обойтись, окажется невозможно….

Вечером майор Серебров, капитаны Прохоров и майор Кораблёв, занимающийся расстрелом инкассаторов, получили от своих руководителей приказ к семи ноль-ноль прибыть на Лубянскую площадь….

***

Майор Анисимов встретил сыщиков в холе и проводил по лабиринтам своей «конторы» в зал совещания.

Генерал Трегубов кратко обрисовал ситуацию, не раскрывая впрочем, перед армейскими силовиками и спецназом кто именно «является виновником торжества». У него как-то ловко получалось, что в столице появился опасный преступник, которого необходимо задержать или, в случае невозможности задержания, ликвидировать. Для этого руководством Комитета государственной безопасности создаётся оперативно-следственная группа, куда входят следователи всех силовых ведомств. Созданная группа наделяется самыми широкими полномочиями государственного статуса. В виду государственной значимости расследования, общее руководство группой поручается лично ему, генералу Трегубову. Генерал попросил сыщиков изложить материалы своих расследований….

21

- …А я тебе сынок вот что скажу. Вся эта Перестройка дерьмо. А Мишка Горбачь гад и предатель. Куда страна катится. На кой хрен нам его Перестройка сдалась. Жили мы как люди. Буржуи нас боялись. Работы на всех хватало, хоть отбавляй. В магазинах на прилавках может и не лежало ничего, зато дома у каждого в холодильниках всего завались…. А теперь что? Магазины пустые и холодильники пустые. Жрать нечего, цены растут как на дрожжах, заводы закрываются, бандитьё повылезло из всех щелей. Стреляют и друг дружку и невинных людей. На улицу выйти вечером страшно….

Старик неспешно вёл старенькую «двадцать первую Волгу» и выкладывал случайному попутчику наболевшее….

Улисс в пол уха слушал старика и размышлял о своём.

И так, хантэр уже здесь. Для того что бы найти Улисса он должен отыскать его следы. Первый след, это Киевский вокзал, где Улисс так неосторожно ликвидировал полицейских, милиционеров. Второй – квартира Пенелопы на Башиловской улице. Оба эти дела широко освещались в средствах массовой информации. В этом случае хантэру известно и о Пенелопе. Точнее, он знает официальную версию следствия – неизвестный убийца расстрелял на квартире проститутки четырёх членов Борисовской группировки…. Хантэр, как и Улисс попал в чужой мир. Конечно, он несравнимо лучше, нежели Улисс адаптирован к этому миру и подготовлен к выполнению своей миссии. Но и ему в любом случае понадобится помощь. Хантэр не воин. Против Улисса в одиночку ему не справиться, поэтому он вышел на Борисовских гангстеров….. Ну что же. Значит и Улиссу в создавшейся обстановке следует начать с них….

***

В Можайске старик высадил Улисса возле железнодорожного вокзала. Выждав некоторое время, зафиксировав отсутствие слежки, Улисс нанял такси в Москву.

Чрез несколько часов машина с Улиссом остановилась на пересечении Минского шоссе и МКАДа. Улисс отпустил такси, а сам, поймал другую машину и направился в район Царицыно, который выбрал неслучайно. Этот район он знал – здесь снимали квартиру братья Беляевы, и здесь Улисс бывал неоднократно. От братьев Улисс слышал, что в подобных местах всегда можно снять в наём частное жильё. Так и получилось. Он безошибочно определил в группе никуда не спешащих старушек «свой контингент» и подошёл к ним.

- Нужна квартира сынок?

- Командировочный?

- На месяц?

Старушки плотным кольцом обступили Улисса, наперебой расхваливая свой «товар». И только одна старушка одиноко, и как показалось Улиссу печально, стояла поодаль, не влезая в общий галдёж. Почему-то Улисс выбрал её и подошёл.

- Сдаю сынок. Только квартира у меня не очень. Тебе, небось, и не подойдёт.

- Да почему же бабушка, не подойдёт?

- Мала, миленький, очень. А ты вон какой большой. Чай, и не поместишься в ей.

- А посмотреть можно?

- Да смотри, коли есть охота. Только это далеко отсюда, аж на Кавказском бульваре. А ноги у меня теперь плохо ходют.

- А мы бабушка машину возьмём….

Квартира и сдаваемая внаём комната действительно оказалась крошечная. Но Улисса она устроила. Улисс и сам не знал почему. С имеющимися в его распоряжении деньгами и при ценах на недвижимость он мог легко купить весь дом. Но эта жалкая квартира почему-то тронула его.

- Ты сынок поснедай с дороги. Небось, в столицу долго добирался из свого Смоленску, проголодался.

- Да я в магазин схожу….

- Ты Ваня это прекращай. Не обижай старого человека. Я сёдни, как чувствовала, борщеца сварганила. Сама-то я этим не занимаюсь. На кой мне одной…. Ан, видишь, как хорошо получилось….

- ...А это мой Николаша, Николай Терентьич. Почитай, перед самой отправкой на фронт мы с ним сымались. В сорок четвёртом, перед Пасхой. Я, тогда Клавдию носила, а Андрейке уже два годика исполнилось. – Объяснила старушка, заметив, что Улисс рассматривает фотографии на стене. – У Николаши «бронь» была, ну освобождение от воинской службы, потому как считался он специалист незаменимый на нашем заводе. Только он с первых дней войны на фронт рвался. А Исаак Соломонович – директор нашего завода, ни в какую. Ты, говорит, Николай Тереньтьич здеся нужон. Кто, говорит, оружие Красной армии делать без тебя станет? Девки да робята? А Коленька ему, отпусти товарищ Эвельсон, и вся недолга. Не отпустишь, сам уйду. А Соломоныч мужик упертай был как скала, ему и говорит. Я, мол, уполномочен Государственным Комитетом Обороны и если надо на цепь тебя привяжу в цеху. Вот твоя Валентина обрадуется…. Так мой Николаша с Соломонычем и бились до сорок четвёртого, как Давид с Голиафом. А в сорок четвёртом, осилил-таки Николаша Соломоныча. Отпустил Исаак Соломоныч его на фронт…. В первом же бою Коленька мой и сгинул. Ребята из роты его мне потом письмецо отписали, рассказали, что прикрывал Коленька отход роты своим пулемётом. В Белоруссии это случилось…. Ты не смотри Ваня, что Николаша в очках. Он пулемёт наш, как свои пять пальцев знал, и стрелял как бог…. Ребята написали, что немало фашистов он на той высотке положил. Его потом, после боя, всем полком как великого героя похоронили. Мы с детками к нему на могилку ездили часто…. Селяне ему памятник справили. Хороший памятник. Воинский. Со звёздочкой…. А шесть лет назад, когда Андрюша дома в отпуске после госпиталя афганского находился. Он у меня танкист, полковник. Ездил он к отцу на могилку, новый памятник поставил. Большой. Из камня. Красивый. С крестом, как положено. И я ездила. Только теперь, наверное, уже и не съезжу…. Время такое идёт не радостное….

- Бабушка, а зачем ваш муж на войну пошёл? У него, сами говорите, имелось освобождение от воинской службы.

- Да как же, милай, он смотрел бы опосля войны в глаза мужиков, что вернулись с фронту. – Искренне удивилась старушка. – Вы, дескать, Родину, землю нашу от лютого ворога защищали, кровь свою проливали, а я за Уралом с мальцами и девками вам оружием пособлял…. Нет мой Николаша не из таковских был. Коммунист настоящий. Не то, что нынешние….

Этого Улисс понять не мог. Нет, война – здесь всё ясно. Он и сам всю жизнь воюет. И, говоря честно, даже не представляет свою жизнь без войны. Понятна и война за свою территорию. И у него не раз пытались отнять его сектор, лунную и марсианскую колонии…. Но старушка, определённо говорила о другом. Ни какой финансовой выгоды её муж от этой войны не получал…. Родина?.. А что для Улисса родина? Место, где он родился. Но он точно этого не знал. Да и не интересовался никогда. Колледж – не дай бог. Сколько раз в детстве ему хотелось уничтожить Колледж, стереть с лица земли саму память о нём…. Его пятьдесят шестой сектор. Ну, это вообще ерунда. Достался он Улиссу случайно, после гибели Гая Непобедимого. Этим сектором мог стать любой периферийный сектор мегаполиса, любое место на планете….

Нет, у этих древних людей существуют какие-то другие, неизвестные Улиссу представления и ценности, и в этом надо разобраться….

***

Внезапно Улисс охватило какое-то ранее незнакомое чувство. Он вдруг подумал, а смог бы он вот так как Николаша, в одиночку, без прикрытия «Дракона», крейсеров, гвардии, болидов огневой поддержки, кибов и роботов принять свой первый и последний в жизни бой с превосходящим по численности противником. По сути, бой бессмысленный, потому что одна огневая точка с таким несовершенным оружием способна остановить наступление противника всего на несколько минут…. Подумал, и не ответил. Конечно, никто не мог обвинить Улисса в трусости. Бесстрашие и отвагу Улисса не оспаривают даже враги…. Но здесь другое. Улисс воин. Война, и связанные с нею риск и опасность, его привычное ремесло к которому его готовили с детских лет…. А этот Николаша. Простой человек, промышленный рабочий.…

Улисс, вдруг ясно до самых мельчайших деталей увидел одинокую худощавую фигурку человека с пулемётом, сотрясаемую отдачей и бесчисленное количество врагов впереди….

Почему-то сдавило горло. Стало трудно дышать…. Это оказалось какое-то незнакомое раньше состояние. Улиссу захотелось, что бы оно исчезло, прошло, не тревожило его….

Но одинокая фигура всё продолжала стрелять из своего пулемёта. И враги падали на землю. А в сторону человека с пулемётом уже летела его пуля. Маленький, круглый, вращающийся в полёте кусок горячего металла….

22

- Бог помощь, Васильич.

Участковый, капитан Пётр Николаевич Матвеенко был немолод, а точнее человек предпенсионного возраста. Оттого не быстр, в меру, по обстоятельствам подвижен. Образ жизни вёл в основном кабинетный. С того времени, как в прошлом году преставилась его хозяйка, в опустевшем доме (взрослые дети давно выпорхнули из отчего гнезда и разлетелись по разным городам необъятной страны) участковый появлялся редко. Предпочитая пустому дому свой просторный, наполненный жизнью кабинет при сельсовете, куда люди шли как на демонстрацию, каждый со своими проблемами, порой и горем. У кого-то пацаны подожгли сдуру стожок сена. Кто-то «по пьяни накернил» кому-то в морду на танцульках в клубе. У кого-то мужик «загудел»…. Обстоятельный и душевный участковый не отказывал в помощи никому, умудряясь «разруливать ситуацию не отходя от кассы», то есть на своем рабочем месте, которое покидал крайне редко, только в экстренных случаях. Например, когда начальство вызывало в Вязьму.

И вот теперь оказался именно такой случай. Дело в том, что накануне

вечером к нему в кабинет завалилась Юлька Знаменкова, молодая сельсоветская бухгалтерша, и рассказала дядь Пете, что Борька её «кабель безрогий клеится к девке городской, что у Пановых пристройку снимает. Второй день домой ночью появляется. С этой гадюкой, небось, шашни водит».

- Ели что, дядь Петя, так и знай, уведёт паскуда у меня Борьку, я и её лярву, и этого кобеля безрогого топориком тюкну…. А ещё интеллигенция. Книжки строчит….

Участковый, нрав Юльки знал, поди, с самого её детства. Помнил, как намаялись с ней Захар да Антонина пока не выдали за Борьку Орлова. Знал, и не на шутку встревожился.

Вот почему, на след день ни свет, ни заря отправился к Шурке Панову, с которым был погодками и друзьями….

Александр Васильевич Панов, возившийся во дворе с какой-то железякой, обернулся и приветливо махнул другу грязной, в масле и ржавчине рукой.

- Заходь. Чего на улице торчишь. Али забыл, где у калитки ручка?

Участковый прошёл во двор и грузно опустился на лавочку под старой высокой раскидистой яблоней.

- Я Шура к тебе по делу.

- Вестимо, по делу. Тебя без дела из твоей сельсоветской берлоги и чёрт вилами не выкурит. – Съязвил Панов.

- Да ты не ёрничай. Дело серьёзное. У тебя кто пристройку снимает?

- А что? – Насторожился Панов. – Али Светушка чего натворила по вашей части?

- Тут Шура такое дело. Юлька Знаменкова, которая Орлова, ко мне вчерась приходила. Говорит Борька её с твоей постоялицей «шашни крутит». Грозилась, коль чего топором их «порешить». А ты Юльку знаешь. Кабы Шура у нас в деревне чего не произошло.

- Вот сука. Бабье семя. Сподобил же Господь такую уродину на свет произвесть…. Борька её и в правду вечерами бывает здеся…. Только он ко мне приходит. Понимаешь Петро, ко мне. Я мотор его лодочный ремонтирую. Вот он и приходит после работы и мне пособляет. А змеиные бабьи языки ужо и разнесли на всю округу. Так Юльке скаженной и передай. Пусть не бесится. Её Борюсика ничего окромя рыбалки, бреденька, да рыбы не интересует. А у баб, если ещё не забыл, хвоста нету, а есть ноги и всё, что к ним прилагается по Господнему созданию….

- Ну и хорошо Васильич. Прямо камень с души снял. Мне только убийства под пенсию не хватает…. Слушай, а что это за девка?

- Девка как девка. Всё при ей. Сама собой гожа. Могу сосватать, коли «пузырёк» поставишь. Вот наши бабки умрут от зависти. Такого гарного жениха молодуха из-под носа увела. – Засмеялся старик Панов.

- Э,- э, старый кобель. К земле близко, а всё о бабах. – Осерчал участковый. – Я тебя как лицо официальное спрашиваю. Недосуг мне с тобой тары-бары разводить. Докладывай, как положено, а то к себе в участок вызову.

- Да ты Петро не обижайся. Шучу я. – Пошёл на мировую старик Панов. – А живёт у меня «историчка» из Ленинграда. Про Грибоеда интересуется. Говорит, хочет о нём книгу написать. Вот нынче с Митькой Гореловым поехала в Хмелиту, в усадьбу Грибоедовскую. Девчонка она хорошая. Душевная. И скромная. На танцульки не бегает. Всё сидит, книжки читает, да пишет. А то на реку купаться ходит, или в колхозный сад. Говорит, что там хорошо думается…. Конечно. А то, как же. Я на всякий случай паспорт её списал. Если надо, бумажку сейчас принесу.

Старик поковылял в дом, откуда появился через несколько минут с ученическим в клеточку листком, на котором крупным стариковским почерком было написано: «Рыжова Светлана Владимировна. Тысяча девятьсот шестьдесят четвёртого года рождения. Уроженка Ленинградской области…. Место прописки город Ленинград, улица…., дом…, квартира…. Семейное положение – не замужем. Участковый вернул листок товарищу.

- Спрячь покамест. Мне она ни к чему….. А когда, говоришь «историчка» из Хмелит вернуться должна…? Ну и хорошо. Сделаем так. Я часиков в девять, когда жара спадёт, к тебе загляну, со Светланой Владимировной и познакомлюсь. Сам понимаешь, это моя работа. Должен же я знать, отчего она в нашей древне, а не в Вязьме, или в Хмелитовской усадьбе остановилась.

- Так это и я тебе скажу. Светушка поближе к Вязьме расположиться захотела. Сама говорила, что ей в вяземских архивах много работать придётся. А от нас, на рейсовом автобусе до города добраться: раз плюнуть…. А то, что в деревне, говорит, город ей и дома надоел. А в деревне тишина, ничего не отвлекает, пишется легко.

- Лады. Убедил. Только я вечерком всё одно загляну.

- Загляни Петро, загляни. Только «пузырёк» не забудь.

Пётр Николаевич на подковырку друга внимания не обратил, грузно поднялся со скамейки и потопал разыскивать скаженную Юльку Знаменкову, которая Орлова….

***

- Не понимаю я вас интеллигенцию. Хоть убей, не понимаю. Ну чего Светлана Владимировна в истории интересного? Фараоны, императоры. По мне лучше современное. Ещё про войну, ладно. Там фашисту хребет ломали. А здесь что? Чего интересного в этом Грибоеде…. Читала нам в школе «училка» «Горе от ума». «Туфта» всё это. Барчуки до революции с жиру бесились. Поди, заставь их, как наших мужиков в страду по шестнадцать часов «попахать», враз дурь свою забыли бы.

Митька Горелов вёл машину и философствовал. Было видно, что ему очень хочется произвести впечатление на такую красивую и такую важную девчонку. Это надо, моложе его, а уже книжки пишет, которые, потом кто-то читать станет и узнает об ихней смоленской земле, и об этом барчуке-писателе.

Люди, подобные этой «историчке», казались деревенскому парню, чуть ли не пришельцами с другой планеты…..

Пенелопа возвращалась из музея-усадьбы Грибоедова в прекрасном настроении. Всё прошло гладко. Ей удалось, как выражается Улисс, «легализоваться» на все сто процентов. Музейщики Пенелопу не только не «раскусили», но наоборот, её поведение и легенда не вызвали у них ни тени сомнения. Встретили её тепло, обещали подготовить интересные и редкие материалы, на прощание приглашали запросто приезжать в любое время. Впрочем, по-другому и быть не могло. Три курса историко-архивного института что-нибудь значат…. Теперь, даже если у кого-то возникнет интерес к ней, всё станет выглядеть правдоподобно – писательница из Ленинграда собирает материалы для книги о Грибоедове…. А через несколько дней можно в Вязьму наведаться в городской архив. И тоже со свидетелем вроде Митьки Горелова. Пусть в деревне знают, что «историчка» делом занята. Так неделя и пройдёт. На следующей неделе можно повторить. А там должен вернуться Улисс….

У Пенелопы вдруг сжалось сердце…. Где теперь Улисс? Что с ним? Ей нестерпимо захотелось сейчас оказаться рядом. Чтобы видеть его глаза. Ощущать его могучее тело….

23

- Почем грибы…? А с корзиной? Хорошо. Беру. Дедушка, у меня к вам просьба. Может, плащ ваш продадите? Я не шучу. Я хорошо заплачу. Старик недоверчиво посмотрел на здоровенного молодого мужика. Но тот, вроде действительно не шутил. Дед взглянул на жену. Та одобрительно кивнула. Дед осторожно назвал цену. Цена за такой поношенный плащ оказалась явно завышена, за эту сумму легко можно было купить новый, да ещё и осталось бы обмыть обновку, но мужик согласился не торгуясь, и тотчас отсчитал деньги. Мелких купюр у мужика не оказалось, поэтому он забрал «товар» со значительной переплатой. Старики были довольны безмерно и искренне пожелали здоровья и счастья чудаковатому мужику….

***

Этих четырёх парней Улисс зафиксировал уже несколько раз. В поле зрении они попали не случайно. Крепкие, спортивные ребята периодически через каждые несколько часов появлялись возле стихийного торговища у метро, недалеко от рынка, и, по всей видимости, собирали с торгующих здесь дань. Если кто-то отказывался платить, его тотчас изгоняли, а то и с изрядной порцией оплеух. Спорить с наглыми беспощадными парнями никто из торгующих стариков и старух не решался.

До Улисса донеслось: «борисовские беспредельничают». Этого оказалось достаточно, чтобы Улисс заинтересовался парнями….

Борисовские контролёры обошли уже практически всю подконтрольную территорию, когда заметили притулившегося в конце торговища молодого здоровенного мужика в грязном, поношенном плаще-дождевике, продававшего грибы, разложенные кучками на ящиках. Этого мужика несколько часов назад они не вдели. Значит новый. И предвкушая куш парни направились к нему.

- Продаёшь? – Спросил у мужика старший группы Тимоха.

- Купишь, продам. – Ответил мужик.

- Да нет, братан нам они ни к чему. Ты торгуешь на нашей территории. Так что гони за место бабки.

- Да я пока ничего не успел продать. – Признался мужик.

- Нам это по барабану. Ты что, не вкуриваешь? Раз место занимаешь, плати.

- У меня денег нет. Только из леса.

- Ну, тогда собирай своё барахло и проваливай. Минута на сборы. Время пошло.

Но мужик и не думал собираться.

- Ты что глухой? Может тебе фуцан коцанный по-другому объясни….

Бандит осёкся, увидев направленный на него из-под плаща пистолетный ствол.

- Стойте и не дёргайтесь. Убью всех. Оружие на ящик. И без глупостей.

Старший достал видавший виды «Тэтэ» и положил его на ящик между грибами. Мужик быстро спрятал пистолет в карман плаща.

- Ну, а вам, что, особое приглашения из пистолета выдать? – Зло спросил мужик у остальных бандитов.

- У нас нет. – Поспешно ответили парни.

- Вот и отлично. Медленно пошли к своей машине. И без глупостей. Кто станет вести себя не корректно, получит пулю в голову. У меня к вам господа гангстеры множество вопросов. И мы с вами сейчас проведём короткое интервью.

Возле машины Улисс молниеносно нейтрализовал двоих парней, оставив старшего группы и второго, за водителя. Заставил их погрузить своих товарищей на заднее сидение «Волги». Бандитов посадил на передние – одного за руль, старшего рядом. Сам сел сзади. И машина рванула по Каспийской улице. Поднялась на мост, проехала его, и, свернув в сторону чахлой лесопосадки возле озера, остановилась.

Улисс приказал бандитам выйти из машины и привести в чувство своих товарищей.

- Ну что же господа гангстеры, давайте знакомиться. Вы из какой группировки? Кто лидер? Где базируетесь? Структура группировки? Количество бойцов? Высшее руководство? В общем, господа гангстеры всё, и в полном объёме. Меня интересуют самые незначительные и мелкие подробности. И хочу вас предупредить сразу, чтобы между нами не было недопонимания, многое о вашей группировке, о Филе я и сам знаю многое. Кого поймаю на обмане, убью без всякого сожаления.

Напуганные парни видели по холодному, безжалостному взгляду мужика, что он именно так и поступит….

Скоро Улисс знал о Борисовском преступном сообществе, пожалуй, больше, чем признанная бороться с ним милиция. Гангстеров Улисс ликвидировал. Ему пришлось это сделать – они могли дать своим гангстерам или полиции описание его внешности.

На сегодня Улисс программу выполнил. Он пешком вернулся к метро и нанял такси.

Проехал в сторону центра до расположенной рядом с излучиной Москвы-реки станции метро. Поменял машину. Потом ещё раз. И уже не опасаясь слежки, вернулся на Кавказский бульвар.

24

- …Что касается неизвестной пока, - это слово Игорь Николаевич подчеркнул, - по имени Алина, установлено, что на сегодняшний день в институтах столицы учатся, и училось в ближайшие три года сотни Алин. Ориентировочный портрет разыскиваемой нами Алины, её примерный возраст, внешние данные, позволили сузить круг потенциальных подозреваемых до нескольких десятков девушек. Сейчас мои коллеги проверяют их…. Но сами понимаете товарищ генерал, дело это трудоёмкое. Кто-то из девушек закончил учёбу и уехал из Москвы, кого-то отчислили из институтов, но из столицы не уехал, а проживает в городе без всякой регистрации….

- Я вас Игорь Николаевич понимаю. – Генерал Трегубов поднялся из своего «командного» кресла и подошёл к окну, за которым кипела и бурлила страстями очередей Лубянская площадь. – Хорошо бы найти, так сказать, «коллег» этой девицы – проституток, с которыми она работала. И найти максимально быстро. Возможно, девицы что-либо знаю об этом стрелке. Вероятно, что-то слышали. Что-то видели.

- Товарищ генерал, мы активно занимаемся их поиском. Но это отвлекает значительные силы и требует времени, которого у нас нет. При этом неизвестен результат. Возможно, никто из проституток ничего про стрелка не знает. Поэтому я предлагаю выделить на это направление несколько сотрудников, а все остальные силы сосредоточить на определённых ранее направлениях.

- Игорь Николаевич, действуйте, как считаете целесообразным. Давить на вас я не собираюсь. Хочу лишь подчеркнуть важность обнаружения и задержания фигурантки Алины. Она на сегодня единственный выход к стрелку. Неспроста она всё время рядом с ним. Неспроста. И в налёте на инкассаторский кортеж, возможно, именно её видели свидетели. Она очень нужна стрелку. У него в нашем мире никого нет. И то, что она до сих пор рядом с ним, не сбежала, хотя подобная возможность ей наверняка представлялась, и даже участвовала в преступлении, говорит об их определённых отношениях. Отношениях, вероятно, близких. Если мы найдём Алину Тропинину, найдём и стрелка….

- Товарищ генерал. Разрешите. – Попросил слова капитан Кораблёв, бригада которого расследовала дело о расстреле инкассаторов. – Из свидетельских показаний работников расположенного рядом с банком кооперативного кафе установлено с высокой долей вероятности, что разыскиваемый нами мужчина и девушка несколько дней назад посещали кафе. Официант и бармен обратили на них внимание. Почему? Объяснили, что пара приметная была. Говорят очень яркая, запоминающаяся пара…. А буквально за несколько дней до преступления мужчина снова появлялся в кафе. Появлялся один. Долго сидел в кафе, читал прессу…. С помощью работников кафе нам удалось составить фотороботы подозреваемых. Я сразу же передал «картинку» майору Сереброву….

- Что же вы Игорь Николаевич не доложили? – С укором спросил генерал.

- Не успел, товарищ генерал….

- Ну, извините Игорь Николаевич, я вас перебил. У вас ещё есть информация?

У Игоря информации больше не было. Он только уточнил, что в настоящий момент оперативники его отдела с фотороботами работают в институтах, где учились и учатся подозреваемые девушки.

А вот у майора Анисимова информация, точнее, предложение имелось.

- Товарищ генерал, Лев Александрович, предлагаю выйти на контакт со вторым пришельцем Заком…. Нет, нет, не задерживать. Задерживать его не за что. Он ничего противоправного не совершил и легализован, скорее всего, основательно. Начнём его легенду проверять, драгоценное время потеряем. Предлагаю, пока только познакомится. Мои соображения следующие. Убийца нужен и нам, нужен он и Анатолию Борисову и Заку. Мы можем объединить усилия.… Да, я понимаю товарищ генерал, что Анатолий Борисов бандит. Но в данной ситуации, считаю, что моё предложение правильно. Мы знаем со слов источника план Зака по ликвидации убийцы Улисса. Но дальнейшие планы Зака нам не известны….

- Убедительно Роман Юрьевич, но почему ты думаешь, что Борисов и Зак пойдут с нами на контакт.

- Потому что мы им нужны не меньше, чем они нам. Борисов, человек умный и отлично понимает, что без государственного силового аппарата убийцу за границей, например, не найти. Да и в нашей необъятной стране сделать это достаточно затруднительно.

- Хорошо, согласен. Роман Юрьевич готовь план. Обсудим….

25

Фил и Зак в сопровождении внушительного кортежа охраны возвращались из Ступино, где оказались случайно обнаружены братья-таксисты, участвовавшие вместе с Улиссом в ограблении инкассаторов. Пацаны попались по-глупому. Такой удачи Фил ни как не ожидал. Братья засветились на обмене награбленных долларей. Их срисовала девчонка-кассирша, работающая на местных бандюганов. Незнакомые парни с кучей долларов показались девчонке подозрительными, и она сообщила о них своим хозяевам. Местная братва не облажалась и таксистов взяла. Фил и Зак участвовали в допросе братьев и узнали много интересного. Во-первых, не оставалось сомнения, что это именно Улисс замочил Лёмма и его парней. Но самое важное, стали известны планы Улисса. Если таксисты не соврали – а соврать под прессом Жорика Фашиста, большого специалиста в «пытошном деле» они не могли ни как – теперь «сладкая парочка канает за бугор. Уходить они планируют через Белоруссию и Польшу. Если это так, то шанс есть. И в Белоруссии и в Польше по братве у Фила имелись серьёзные подвязки, позволяющие беглецов перехватить…

Партнёры обсуждали план захвата. Фил предлагал отправить в Белоруссию группу своих наиболее подготовленных бойцов. Зак требовал, чтобы Фил отправил на поиск Улисса весь имеющийся в его распоряжении личный состав группировки и выдвигался сам. Но Фил покидать столицу в теперешней ситуации с Черкесом не хотел. Не мог он, и оголять тылы, бросив на поиски Улисса всю бригаду. В конце концов, партнёры сошлись на том, что Зак с группой наиболее подготовленных бойцов сам отправится на поиски, а Фил со своей стороны обеспечит помощь белорусской и польской братвы….

***

Кортеж уже свернул с Симферопольского шоссе на Варшавку когда, неожиданно заработала рация. Сквозь рёв, писк и свист волн Фил всё же смог узнать голос Крюка – бригадира одной из бригад.

- Иваныч, моих пацанов завалили! – Кричал Крюк. – На Липецкой. Если можешь, приезжай. Дело серьёзное. Тебя касается….

Поляну – место преступления оцепила милиция. За оцеплением расположилось несколько ментовских машин и карет Скорой помощи. Вокруг собралась толпа зевак, среди которых Фил разыскал Крюка.

-…Мне час назад пацанчик один из районной ментовки позвонил. Я сразу сюда. Завалили Тимоху и его парней, что возле метро с торгашей бабки собирают. – Возбуждённо доложил Крюк.

- Ну, а я причём? – Искренне удивился Фил. – Это Серёга твои проблемы. Пацанов конечно жалко, но у меня своих забот «выше крыши».

- Иваныч, тут дело такое, пойдём, взглянешь. – Как-то растерянно озабоченно произнёс Крюк. Фил, Зак и Крюк подошли поближе к месту преступления, к самой линии оцепления. Вокруг суетились менты, медики. Накрытые плёнкой тела убитых лежали рядком возле «Волги». На тёмной «бочине» машины выделялась какая-то надпись. Фил пригляделся, прочитал её, и холодок пробежал по спине. «До скорой встречи Фил». Было нацарапано чем-то красным похожим на кровь.

- Ну, вот брат война и началась. – Спокойно и бесстрастно констатировал Зак.

26

Пётр Витальевич Леонтьев вышел из районного управления, подставил лицо под вечернее солнце, закурил, и хотел, уж было повернуть в сторону метро, как его кто-то окликнул. Возле припаркованной недалеко «Волги» он увидел незнакомого мужчину, приветливо махнувшего ему рукой. Следователь сразу определил, что незнакомец из «органов». Но не «мент». Коллеги на таких «крутых тачках» не разъезжают. Значит из «конторы». Заинтригованный сыщик подошёл к мужчине.

- Здравствуйте Пётр Витальевич, меня зовут Анисимов Роман Юрьевич. Я майор Комитета государственной безопасности. Пожалуйста, не удивляйтесь. Впрочем, предлагаю «не светиться» перед окнами вашего учреждения…. Может, пройдёмся? Вам, кажется в сторону метро? – Мужчины неспешно двинулись вперед.– Пётр Витальевич. Дело, заставившее мня обратиться к вам, государственной важности. Речь идёт о ряде преступлений уголовного характера, произошедших за последнее время в столице. Думаю, вы слышали о них, поэтому долго объяснять не стану, скажу лишь, что речь идёт о двойном убийстве сотрудников милиции Киевского вокзала, убийстве членов Борисовского преступного сообщества на Башиловской улице, и недавнем нашумевшем ограблении и убийстве инкассаторов.

- Конечно, слышал. – Согласился следователь. – Только не пойму, причём тут я. Эти дела не нашего района….

- Не спешите Пётр Витальевич. – Мягко перебил «кагэбист». – У нас к вам просьба. Передайте Анатолию Ивановичу Борисову вот этот конверт…. Нет, нет. Вы можете быть совершенно спокойны, он не отравлен, в нём нет взрывчатки. А заклеен конверт для проформы. Так положено. Надеюсь, вы меня понимаете. – Поспешно объяснил «гэбист», прочитав на лице сыщика растерянность и сомнение. – В письме предложение о встрече. Пётр Витальевич, поверьте, что это в интересах самого Борисова. Передав наше письмо, вы нисколько не навредите своему знакомому, а поможете ему. С Филом ли, без него мы рано или поздно выйдем на интересующих нас объектов.…

Кагэбист попрощался, сел в машину и уехал, а Пётр после некоторых раздумий вернулся к себе в отдел, разыскал по телефону Фила и договорился о встрече….

***

- …И что, он так тебе прямо и сказал?

- Толик, не хочешь, не читай. Это твоё дело. Я тебе конверт передал. Делай с ним что хочешь. Можешь в унитаз спустить. Но на твоём месте я бы прочёл.

Друзья седели в уже знакомом кафе «Встреча». Пётр пил пиво. Перед Филом стоял фужер минералки. Фил впился глазами в конверт. Простой учрежденческий конверт без марки, и какой либо надписи. Фил размышляя, как ему поступить. Он не раз слышал о приёмчиках «конторы» и рисковать не хотел….

- Толян, если бы «гэбисты» захотели тебя убрать, они бы сделали это куда прозаичней. Ты уж мне поверь. Хороший выстрел снайпера, и в твоей голове на одну дырку больше, чем Создатель наделил человека…. Если хочешь, давай я распечатаю конверт.

Фил посмотрел на друга, распечатал конверт, достал из него сложенный листок писчей бумаги, развернул и прочитал.

«Анатолий Иванович, я майор комитета государственной Безопасности Анисимов Роман Юрьевич. У меня к вам предложение. Предлагаю встретиться, чтобы обсудить возможное сотрудничество по известному вам делу государственной важности, в котором замешен пришелец по имени Улисс. Гарантирую полную безопасность. Для собственной страховки вы сами можете назначить место и время встречи через вашего знакомого П.Л.. Обещаю явиться один. Впрочем, у нашего учреждения нет интереса к вашей персоне. Нас интересует только пришелец Улисс, которого вы разыскиваете. Вы наверняка понимаете, что возможности моего ведомства безгранично обширнее, нежели ваши, даже учитывая, что с вами второй пришелец по имени Зак.

Прошу согласится на встречу. Это в наших общих интересах».

Фил дочитал письмо и передал его другу. Пётр прочитал и уверенно произнёс.

- Толян, нечего и думать. Смотри, «гэбисты» уже знают про Улисса и Зака. Понимаешь, как быстро работают. Если тебе дорога шкура, надо принимать предложение майора.

Зачем! Пит, нахрена мне этот гиммор? Я что без чекистов этого урода не возьму.

У меня на уши пол Союза поднято. Куда он денется с подводной лодки.

- Толик, поверь мне как профессионалу, ты самостоятельно такого опытного спеца не возьмёшь…. Хорошо, положим, у тебя получится. С помощью Зака вы его схватите или убьёте…. Но, ты понимаешь, что в этом случае попадаешь между двух огней. С одной стороны тебя начнет прессовать родное «Кагэбэ» за отказ сотрудничать в деле государственной важности. С другой…. С другой стороны, Толян, ты окажешься один на один со вторым пришельцем. Ты не знаешь, как поведёт себя Зак. Что ты вообще знаешь о нём? Ничего. Ты понимаешь Толян насколько это «тёмная лошадка». Ты ничего не знаешь о его мире. Ты не знаешь систему его ценностей, моральных и нравственных норм…. Да, да, бандюган. Моральных и нравственных норм. Чему ты удивляешься? Моральные и нравственные критерии и нормы в той или иной форме присущи любому организованному человеческому сообществу. И у вас они есть, называются понятия…. Так, вот. Ты знаком с этим Заком всего несколько дней. Нельзя исключать, что следующим за Улиссом не окажешься ты. Ты многое знаешь, а таких свидетелей не оставляют…. Соглашайся на предложение «гэбиста» пока не поздно. Не строй из себя «Клару Целкин».

- Хорошо, звони майору. Пусть приезжает через три часа на улицу Подольских курсантов к платформе «Покровская» Курского направления. Если не окажется «хвоста», мы встретимся. И скажи ему Пит, что я гарантирую безопасность, пусть не менжуется….

***

- Ну что же, давайте знакомиться. Я Анисимов Рома Юрьевич, майор Комитета Государственной Безопасности. Вас Анатолий Иванович я заочно знаю. А вы, по всей видимости, пришелец из будущего Зак. Хочу поблагодарить вас, что согласились на встречу. Как вы понимаете мы все заинтересованные лица. Для начала я хотел бы объяснить – в первую очередь господину Заку, поскольку он не достаточно знаком с нашим миром – некоторые важные моменты. Дело нашего общего приятеля убийцы Улисса взято на контроль моим ведомством. Это и понятно Улисс не просто бандит, а пришелец из другого времени. Для нас эта обстоятельство чрезвычайное. Мы видели, на что он способен. Улисс совершил ряд тягчайших преступлений, в том числе и государственного значения. Перед моей группой поставлена задача по розыску и аресту вашего приятеля. Мы знаем о том, что и вы разыскиваете его. Поэтому, моё руководство предлагает вам сотрудничество. Мы можем объединить усилия в обнаружении и поимке Улисса. Со своей стороны гарантирую техническую и силовую поддержку…. Что, господа вы ответите на мое предложение?

Зак не возражал.

- Я, собственно, тоже не против, если речь идёт только о партнерстве в этом деле, а не долговременном сотрудничестве с распиской, как это принято в вашей «конторе». – Ответил Фил после некоторого раздумья.

- Ну что вы Анатолий Иванович, – искренне рассмеялся майор, – как внештатный сотрудник и информатор вы нам не интересны. Слишком шумно вы ведёте себя. А наш агент должен оставаться незаметным…. Что касается господина Зака…. Не скрою. Нам интересно было бы узнать о будущем…. Но это так, из простого человеческого любопытства, не более. Я уверен, что ничего принципиально отличного от нашего времени во времени господина Зака нет. За исключением, конечно, технических новаций. Но что господин Зак вы можете нам сообщить ценного о своём времени? Вы не учёный, не инженер, технологий не знаете. А без технологий, технических и инженерных знаний всё это интересно только писателям, подвизающимся на ниве фантастики. А в моём учреждении господин Зак нет писателей. Нас интересуют только точные факты. Как в передаче «Что? Где? Когда?»…. Со своей стороны обещаю вам, господин Зак, полную безопасность и обеспечение возможности возвращения в ваше время. Если, конечно вы не станете, как Улисс нарушать наши законы, убивать и калечить людей….

- Господин майор, я охотник, а не гангстер. Моя задача ликвидировать Улисс. И я её выполню, во что бы то ни стало. Поможете вы мне в этом или нет. У меня серьёзные обязательства перед серьёзными людьми, и я должен их выполнить. Чтобы между нами сложилась предельная ясность, я готов заверить вас и ваше руководство, что по выполнению своей миссии я тотчас покину ваше время, и у вас не возникнет со мной проблем.

- Ну что же господа. Нас это устраивает. – Удовлетворённо сказал майор. – В таком случае предлагаю, не теряя времени обсудить план совместных действий….

27

Улисс сидел в засаде уже вторые сутки. Место для засады он выбрал удачное – густой кустарник на железнодорожной насыпи Павелецкого направления в бирюлевской промзоне на юго-западной окраине столицы. Насыпь возвышалась над плоским окрестным пейзажем, и отсюда предприятие Фила смотрелось, словно на топографической карте. Это небольшое столярное производство по показаниям ликвидированных гангстеров принадлежит самому Филу, и служит своеобразным штабом его группировки. Фил здесь появляется ежедневно.

Территорию завода опоясывает железобетонный забор. Невысокий. Метра три, местами ещё ниже. По периметру забора располагались наблюдательные и огневые точки, на которых постоянно дежурили вооружённые люди. Таких точек Улисс зафиксировал не меньше десяти.

Со стороны насыпи, где засел Улисс, к фабрике тянулась железнодорожная ветка, пересекающая забор и уходившая вглубь территории, к столярному цеху – длинному, двухэтажному кирпичному зданию. Вплотную к нему примыкал трехэтажное здание административного корпуса. Справа от производственно-административного корпуса, возле забора располагались склады. Слева, находились постройки вспомогательного назначения и пилорама, со своей узкоколейной веткой, ведущей к производственному корпусу.

Въезд на территорию предприятия был оснащён наблюдательной вышкой и замаскированной снайперской огневой точкой.

За время наблюдения Улисс не зафиксировал ни одного производственного рабочего, зато вооружённые люди буквально заполонили территорию. Их оказалось много. Конечно, точное количество постоянно передвигающихся бойцов Улисс определить не мог, но ориентировочные расчеты показывали – не меньше полусотни.

Охрана предприятия включала несколько поясов, состоящих из стационарных огневых и наблюдательных точек, расположенных на крышах зданий. В бинокль Улисс отлично видел засевших там снайперов. Главный пояс находился на крышах производственно-административного корпуса.

Кроме стационарной защиты на территории производился динамичный контроль – её обход небольшими группами из нескольких вооруженных бойцов. Ночью охрана логова Фила усиливалась. Усиливались и группы динамичного обхода, которые ещё и страховались из зданий группами прикрытия. Группы совершали обход непрерывно.

Вся система охраны была выстроена таким образом, что полностью исключала возможность скрытого проникновения.

Несколько раз Улисс отмечал въезжающий на территорию предприятия кортеж

шикарных машин, среди которых броненосцем выделялся чёрный джип Фила. Но, со своей наблюдательной точки зафиксировать самого Фила Улисс не мог – машины останавливались возле административного корпуса, закрытого для наблюдения, а по территории Фил не передвигался.

28

- Ну и где этот чёртов бандюган? Что-то я его не вижу Зак. Если не считать замоченных на Липецкой пацанов, в последнее время наш дружбан Улисс ни как себя не проявил.

- А этого мало? Он ликвидировал четырёх твоих людей.

- Зак, это всё фуфло. Что такое пехота? Пехоту я из провинции притараню сколько хочешь. Только свистну. Были бы бабки. Там голодных пацанов море. Кадры меня не волнуют, и не всегда всё решают, как считал усатый отец народа. Всё решают бабки, точнее их количество, а этого у меня достаточно…. Меня сейчас волнует другое – я вынужден тратить время и силы на какого-то урода из будущего. А в моём теперешнем положении, это вилы.

- Послушай брат. Если ты хочешь остаться в живых и ликвидировать Улисса, надо делать то, что я предлагаю и ждать. Тем более что по моим расчётам Ул должен очень скоро себя проявить. Делай, что я предлагаю, в противном случае ты сорвёшь операцию. И самое главное, ни в коем случае пока мы не ликвидируем Ула, не начинай войну с конкурентами. Война на два фронта опасна брат. Она может не просто осложнить ситуацию, но и поставить под угрозу ликвидацию Улла. Поверь мне. Я это отлично знаю. Теперь нам необходимо полностью сосредоточиться на ликвидации Улисса.

- Хорошо Зак. Пусть будет по-твоему. Подождём. Только, вот, сколько ещё ждать придётся?

- Думаю не долго. А чтобы наш друг не затягивал наши ожидания, мы ускорим процесс.

- Это как? – Заинтригованно спросил Фил.

- Улисс воин и никогда не начнёт операцию без серьёзной подготовки и разведки. Думаю, что теперь он этим и занимается. Давай рассуждать логически. Где теоретически возможно спланировать нападение на тебя. Врядли это может произойти во время передвижения твоего эскорта. В одиночку такое не под силу даже Улиссу. А людей у него, скорее всего теперь нет. Значит, он попытается обнаружить место, где ты появляешься постоянно, и где тебя можно будет убрать без суеты и спешки. А таким местом, на мой взгляд, является твоё столярное производство. Если это предположение верно, для активизации действий Улисса нужно чтобы ты находился на предприятии. Но рисковать тобой мы не станем. На время проведения операции ты исчезнешь из города.

- Зак, это невозможно. Ты же знаешь, что у меня Черкес за спиной сопит.

- Хорошо. Придумаем что-нибудь другое…. Но в любом случае мы должны сымитировать твоё постоянное присутствие на объекте. Для этого достаточно твоего джипа и автомобилей охраны. А по городу мы распустим слух, что ты в ближайшие дни уезжаешь из Москвы…. Скажем, куда-нибудь отдыхать. Это подтолкнет Улисса к активным действиям.

29

Майор Серебров взглянул на часы. Двадцать часов сорок минут. Сыщик неторопливо собрал документы, запер их в сейф, и уже хотел покинуть кабинет, когда зазвонил телефон.

- Игорь Николаевич привет. – Услышал сыщик голос Романа Анисимова. –

Хорошо, что застал тебя. Нужно срочно встретиться. Есть информация. Надо обсудить….

- Отлично, давай через полчаса. Я подъеду на Можайский вал и пристроюсь во дворе поближе к твоей «конторе». Машину мою ты знаешь, найдёшь. До встречи.
***

- Обстановка Игорёк следующая. По агентурным данным Борисов и Зак готовятся к встрече Улисса, который по их предположению должен появиться в Бирюлёво, на столярном предприятии Фила, куда Улисса пытаются заманить наши «партнёры». Моё руководство поставило перед нашей группой следующую задачу. Необходимо перехватить Улисса, не дать Филу и Заку его ликвидировать. А заодно арестовать и Зака….

- Погоди, погоди. Но ты говорил мне, что на встрече с Филом обещал ему совершенно другое. Личную безопасность. Да и пришельцу Заку. – Удивился следователь.

- Игорь. Ты не беременная школьница, нечего «истерику мостырить». Обстоятельства изменились. Ты должен понимать, что речь идёт о безопасности государства. О Филе, объясню позже. Что касается Улисса и Зака…, эти двое представляют для государства огромный интерес. Подумай, каким уровнем информации «гости из будущего» владеют. И в первую очередь, информацией о военных технологиях.

- Ха, ха-ха. – От души рассмеялся сыщик. – В твоей «конторе» серьёзно считают, что эти ребята знакомы с технологиями будущего? Рома, ты знаешь техпроцесс изготовления «Волги» на которой ты ездишь? Я вот точно представления не имею, как делают «Жигули», или, скажем, «Макаров» или «Калаш», хотя и владею этим оружием. Ну, вы ребята даёте….

- Игорь. Наши аналитики не дитяти. Конечно, ни Улисс, ни даже Зак, с его университетским образованием не владеют информацией на профессиональном инженерном, техническом и технологическом уровне. Но они знают виды и типы вооружения, боевой техники, техники вообще. А это не мало…. В общем, захват пришельцев считай для себя приказом.

- Мне всегда казалось, что я служу в другом ведомстве. – Жёстко ответил Игорь. Роман посмотрел ему в глаза и как-то устало произнёс.

- Игорёк, мы все служим нашей Родине. Даже если ведомства у нас разные.

- Хорошо, оставим в покое пришельцев. Вернёмся к Филу. Ты, же дал ему слово офицера. Гарантировал ему безопасность.

- Во-первых, я не гарантировал пожизненную безопасность Фила, а только на время нашей с ним и вторым пришельцем Заком встречи. – Улыбнувшись, ответил майор. – Я не сумасшедший, чтобы гарантировать безопасность бандиту и кровавому отморозку Толику Борисову. Это идиотизм. Ты его досье читал?.. А я читал. Поверь, Игорёк, я человек не сентиментальный, но там с каждой страницы кровь рекой течёт….. А ты знаешь, что он в депутаты собрался?

- Кто? Фил? Да, ладно. Бред. – Удивлению следователя небыло предела.

- Он, батенька. Своею собственной бандитской персоной. Этот кровавый безпредельщик и расист Анатолий Иванович Борисов.

- Не может быть!

- К сожалению, может. Существуют Игорёк в стране силы, для которых Борисов знамя борьбы обездоленного русского народа против инородной чумы. Эти силы начинают поднимать головы. И у этих сил есть средства. Огромные средства, по крайней мере, достаточные чтобы усадить Фила в депутатское кресло. И вполне возможно, что в самое ближайшее время этот отморозок станет народным избранником со всеми вытекающими из этого привилегиями. Как то, депутатская неприкосновенность. Сам видишь, что в стране творится. Поэтому нам надо сыграть свою игру. По возможности позволить Улиссу ликвидировать Фила. Если не получиться у него, наши люди эту проблему закроют. На место Борисова у нас есть в его группировке лояльный кандидат. Этим шагом мы снимем межнациональное напряжение в криминальном мире столицы и не дадим развязаться большой этнической криминальной войне, в которой могут пострадать сотни и тысячи мирных людей. Поверь мне Игорь Николаевич на слово, безобидные на первый взгляд разборки Фила с Черкесом, это прелюдия к серьёзным кровавыми событиям, готовым вот-вот захлестнуть столицу. Сейчас взгляды многих прикованы к этому противостоянию. За Черкеса этнический криминал, воры в законе старой формации. А ты представляешь, какая это сила. Да и некоторые славянские группировки, которым Толик Борисов со своей неуёмной кипучей «комсомольской» активностью поперёк горла встал. И, заметь, не только московские группировки, но и периферийные, из тех областей, куда Борисов успел свои «шаловливые ручонки» запустить…. Впрочем, Фил не твоя забота. Вы с Прохоровым и Колосовым соберите небольшую группу из надёжных сотрудников. Ваша задача поиск и задержание подружки стрелка…. Ну чего молчишь? Что ответишь? Ведь ты офицер и патриот. Афган прошёл. Тебя устраивает, то, что творится в стране? Устраивает, что реальную власть захватывают отморозки пэтэушники типа Фила? Что страна превращается в криминальную державу? А у нас, если ты ещё помнишь, на боевом дежурстве тысячи атомных боеголовок стоят…. В общем, Игорь Николаевич, решай с кем ты.

- А мне решать нечего. Я всё давно уже решил ещё в Афгане. И потом, когда после университета не в адвокатуру «на тёплое место и жирные хлеба», а в родную «ментовку» пошёл служить. – Уверенно ответил сыщик. – Рассказывай, что нужно делать?

- Вот и славно. Я рад, что не ошибся в тебе. – Удовлетворённо произнёс «гэбист». – А теперь слушай внимательно….

Скоро офицеры расстались. Игорь отправился домой, отсыпаться. А Анисимов вернулся на Лубянку и проинформировал генерала Трегубова о результате встречи с сыщиком.

***

Этой встрече предшествовало совещание у генерала комитета госбезопасности Трегубова накануне вечером. Анисимов доложил результаты наблюдения за Борисовым, из которых ясно следовало, что бандиты готовятся к захвату Улисса.

- Что предлагаешь предпринять Роман Юрьевич? – Спросил генерал.

- Товарищ генерал, Лев Александрович, предполагаю действовать по намеченной схеме. Пусть Улисс проявит себя. Если ему удастся ликвидировать Борисова, одна и стоящих перед нами задач окажется выполнена. А заодно проверим, насколько наш супермен таковым является…. Правда, мне звонил Борисов. Просил о встрече. Говорит, что есть разговор…. Не исключаю, что этот хитрый лис может попросить убежище на время проведения операции. Если он окажется под нашим наблюдением, задача значительно упроститься. Лев Александрович, считаю целесообразным подключить к завершающей стадии операции группы Сереброва, Прохорова и Кораблёва.

- Добро, Роман Юрьевич подключай. Мне они показались толковыми следователями. Особенно майор Серебров…. Я вот, что Роман Юрьевич думаю. Ты в этой тройке акцент делай на Сереброва. А Прохорова и Кораблёва ему «в пристяжные». Думаю, так будет наиболее рационально. Ты определи следователям место в операции и подготовь конкретные задания….

30

Хейдар Абугов. Погоняло Черкес. Лидер этнического криминального сообщества старой воровской формации. Принял душ и хотел, уж было, отправиться в гардеробную, когда услышал в гостиной звук работающего телевизора. Черкес чрезвычайно удивился. Неужели Ирка встала в такую рань? Этого не может быть. Эта тёлка просто не способна на такое. Для неё проснуться в час дня подвиг, не то, что бы подняться в восемь утра….

Черкес прошлёпал в гостиную… и увидел сидящего в кресле перед телевизором огромного незнакомого молодого мужика…. Охраны нигде не было видно.

- Ты кто? – Удивлённо и настороженно спросил Черкес, в душе проклиная себя за то, что не захватил оружие и так неосторожно, по-детски подставился….

- Я твой друг и враг Фила. Нам надо поговорить.

- А, а-а. А эти где? – Намекаю на охранников, растерянно спросил Черкес.

- Ребята отдыхают. Ты их не тревожь брат. С ними всё в порядке, они живы, только нейтрализованы, чтобы не мешали нашему разговору. Хейдар, если бы я хотел тебя ликвидировать, ты бы уже минуту назад лежал на полу с пулей в голове. Прошу тебя, давай поговорим. – Жестом, указывая на кресло рядом, сказал Улисс. Черкес, заметив лежащий на коленях у незнакомца «тэтэшник» с глушителем подчинился. – Ещё раз заверяю тебя Хейдар, что я пришёл как друг. И я прошу у тебя помощи. Для ликвидации Фила мне нужно мощное безотказное оружие, боекомплект к нему и надёжные бронедоспехи. Я заплачу.

- Но, но где, же я возьму оружие. Я занимаюсь легальным бизнесом….

- Хейдар, я не из полиции. И, тем более, не от Фила. Подумай сам. Для чего Филу такая замысловатая и бесполезная проверка твоего отношения к нему. Думаю, что он не слабоумный и отлично знает тебя…. Чего ты опасаешься? Фила. Можешь не опасаться. Скоро его не станет. Поверь мне. Ты видишь, я легко нейтрализовал четверых твоих охранников. Нейтрализовал без всякого оружия…. Помоги. Я даю тебе слово воина, что ликвидация Фила ни гангстерскими группировками, ни полицией не свяжут с тобой.

- Ладно. – Мгновенно прокачав в голове выгодную для него ситуацию, согласился Черкес. – Допустим, что ты друг. Но поставь себя на моё место брат. Мне надо подумать….

- У меня нет времени Хейдар. – Жестко перебил Черкеса Улисс. – По слухам Фил скоро собирается надолго уехать отдыхать куда-то. Я ждать не могу. Мне надо решить проблему в ближайшее время…. Если ты сам не хочешь помочь мне, выведи на компетентных людей. Но это для тебя станет стократ опасней. Из своего опыта знаю, что чем больше людей владеют информацией, тем выше вероятность её утечки.

- Хорошо брат. Считай, что у тебя есть целый армейский арсенал….

***

Через час Черкес и Улисс, в сопровождении эскорта вооружённой охраны подъезжали к гаражному кооперативу на северной окраине столицы.

В неприметном гараже действительно оказался настоящий арсенал. Черкес не преувеличивал. Здесь было представлено огромное количество разнообразного стрелкового оружия местного и иностранного производства. Тщательно изучив его, Улисс выбрал пистолет-пулемёт, мощный автоматический пистолет, десяток ручных противопехотных гранат и боекомплект к оружию. Улисс хотел было заплатить. Но от денег Черкес наотрез отказался. Он только взял несколько мелких монет. Так было принято, в этом времени, когда дарили оружие.

- Не обижай брат, это подарок. И, да поможет тебе Всевышний.

31

- Николаич, установлена сообщница стрелка, по кличке Пенелопа. - Младший лейтенант Андрей Нестеров «сиял как начищенный пятак». – Фигурантку зовут Тропинина Алина Александровна. Двадцати четырёх лет. Москвичка. Училась в историко-архивном институте, но с третьего курса её отчислили за хроническую непосещаемость.

- Отлично Андрюха. – Искренне обрадовался сообщению следователь.

- Игорь Николаевич это не всё. Я съездил в институт, разыскал её сокурсников и узнал много интересного. Однокашники Алину помнят. Отзываются о ней хорошо. Говорят очень способная, умная, добрая. Её институтская подруга Воронова Вера Дмитриевна рассказала следующее. Алина сирота. Отец, инженер строитель трагически погиб, когда Алине исполнилось десять лет. Мать два года назад тоже умерла. Чтобы иметь возможность продолжать учёбу, Алина обменяла с доплатой от покупателя свою трёхкомнатную квартиру в центре, на однокомнатную в Ясенево. Верунчик…, то есть свидетель Воронова, рассказала, что Алина два года назад попала в неприятную историю. На Калужском шоссе она подрезала Мерин одного крутого бандита. Бандюган в больнице. Мерин всмятку. Естественно, разойтись краями с бандитами девчонка не смогла, и братва забрала её в сексуальное рабство. Так Алина и попала к Борисовским…. Но это не всё, товарищ майор. Я полностью «дожал» свидетеля и получил несколько фотографий Алины Тропининой.

- А скажи Андрюха, ты Верунчика как дожимал? – Иронично поинтересовался Игорь. – И, главное, где? Неужели прямо на кафедре? Надеюсь хотя бы что в пустой аудитории, а не на глазах профессора. Представь, в какую историю мы вляпались, если у старичка от твоих «дожиманий» инфаркт случился. Как ни как я твой прямой начальник и мне отвечать за действия своего подчинённого.

- Шутить изволите товарищ майор. А я серьёзно. Вот фотографии.

Игорь с интересом рассматривал фотографии девушки. Красивое, милое, умное, доброе лицо. А какие глаза! Улыбка!

- Надо объявлять Тропинину во всероссийский розыск. Сгоняй Андрюха к технарям, пусть сварганят фото. Скажи ребятам, чтобы расстарались, девочка должна получиться узнаваема. А я пошёл к шефу выбивать добро на всесоюзный розыск Тропининой.

- Товарищ майор, это не всё. Свидетель Воронова показала, что у Алины в городе Раменское, по Казанке бабка двоюродная живёт…. Нет, адрес Верун…, свидетель Воронова не знает, но дом показать может.

- Так чего сидим? «Мухой» ноги в руки, возьми дежурную машину, хватай девицу за осиную талию, и в Раменское. По завершению задания можешь пригласить свидетеля Верунчика на природу. В благодарность за оказанное содействие следствию. Не доезжая Раменское, в дачном поселке Кратово есть отличное озеро. Андрюха, ты меня понял? Считай, что на сегодня это приказ.

- Хорошо шеф. Всё понял. Я пошёл. – Обрадовался Нестеров.

- Не пошёл, а полетел. Но сначала к технарям…. Да, и Андрюха, ты там не очень резвись. Если что, как порядочному человеку и офицеру тебе жениться придётся на свидетеле Вороновой.

Андрюха посмотрел на шефа влюблёнными глазами и «вылетел» из кабинета….

32

- Это что? – Глава сельсовета Антонина Ивановна держала в руках присланный

из Вязьмы факс с фотографией какой-то бабы. Факс был ужасного качества. Весь в полосах.

На вид присланной бабе можно дать лет пятьдесят…. «Разыскивается опасный преступник Тропинина Алина Александровна. 1965 года рождения. Место проживания город Москва….».

- Это для Петра Николаевича. Из Вязьмы прислали.

- Понятно. А сам Николаич где бродит?

- Так он, это, в Вязьму в больницу поехал. Сердце прихватило. – Ответила секретарша Ольга, подруга Антонины Ивановны.

- Хорошо, приедет, передай.

- Тонь, он на пару дней уехал. А если в больничку положат, то сама понимаешь, месяц не жди.

- Ну, как появится, отдай. Только не забудь. Хотя бумажка эта ему ни к чему.

В нашей глуши самая особо опасная преступница Юлька Знаменкова. Хотя никто эту лярву почему-то в розыск не пускает…. Ладно, хрен с этой девкой. Найди мне Ерофеича. Я ему вчерась велела в восемь в конторе быть. Где он вошкается. Небось, опять с утра возле магазина торчит. Если, сволочина опять бухой появится - удавлю.

33

Эскорт Фила подъехал к предприятию около одиннадцати часов утра….

Вот машины остановились перед воротами. Вот охрана проворно открыла створы ворот. Машины заехали внутрь и скрылись за административным корпусом. Из машин сопровождения высыпали телохранители Фила и рассредоточились по площади перед зданием. Через несколько минут телохранители «снялись»….

Улисс активировал ускоритель и двинулся к восточной стене, там, где отсутствовали строения. Улисс забросил на стену прочный трос с «кошкой», легко взобрался по нему, перелез через забор и оказался на территории предприятия.

Осмотревшись, Улисс двинулся вперёд. По пути ликвидировал группу охранников совершавших обход территории и направился к производственному корпусу. Теперь времени у него оставалось не много – убитых охранников могли обнаружить через несколько минут….

Внутри он буквально налетел на направляющуюся к выходу вторую группу обхода. На ликвидацию этой группы у него ушло времени немного. Ровно столько, сколько необходимо автоматическому пистолету на несколько одиночных выстрелов, а Улиссу на корректировку ствола и фиксацию целей. Закончив с охранниками, Улисс осмотрелся, отыскал дверь, соединяющую производственный и административный корпуса. Перед дверью он сменил боекомплект оружия, резко толкнул металлическую дверь, и она с ужасным бесконечным скрипом начала открываться….

Уже в щели медленно открывающейся двери Улисс заметил фигуру охранника, и особенно не целясь, сработал по ней из пистолета в голову. Фигура качнулась, её отбросило назад, и она стала медленно оседать….

Дверь почти полностью раскрылась. Улисс шагнул на лестничную площадку и зафиксировал несколько охранников на лестничном марше сверху. Улисс ликвидировал их и осторожно двинулся вперёд.

На следующем марше он ликвидировал ещё троих охранников, пытавшихся медленно достать оружие. Но эту возможность Улисс им не предоставил. Лестничная площадка закончилась двухстворчатой металлической дверью, ведущей на второй этаж. Дверь оказалась запёртой. Скорее всего, здесь Фила не было: бесполезно и бессмысленно запирать этажную дверь, которой постоянно пользуются. Нет, вероятнее всего Фил находится на верхнем этаже. Это логично. Верхние этажи, как правило, используют под апартаменты руководства – подальше и повыше от народа….

Ещё несколько человек Улисс нейтрализовал на следующем марше. Эти уже привели оружие в боевое состояние, но выстрелить не успели….

Едва завернув на следующий марш, Улисс услышал оглушительные выстрелы и в его сторону полетел яростный рой пуль, от которых он едва успел увернуться. Автоматные пули в бешенстве заколотили по противоположной стене, вырывая в бетоне выбоины и раскалывая вдребезги оконное стекло. Одна пуля срикошетила в сторону Улисса и попала в бронедоспех. Но оставив в стене значительную часть энергии, мощная пуля пробить бронедоспехи не смогла, а лишь чувствительно ударила по рёбрам….

Улисс метнул в сторону огня несколько гранат. Спустя некоторое время, под действием ускорителя, показавшееся бесконечным, раздались взрывы. Подождав пока разлетятся осколки, Улисс ринулся вперёд. Лестница закончилась. Перед ним оказался дверной проём с развороченными, снесёнными с петель дверными полотнами и валяющимися на полу окровавленными телами нескольких убитых и раненных гангстеров….

За дверным проёмом виднелся бесконечный коридор с множеством помещений, в одном из которых предположительно находился Фил, и, возможно, пришедший за Улиссом хантэр. В коридоре оказалось немало охранников. Кто-то из них был ранен или контужен взрывом, кто-то стрелял в сторону дверного проёма. Улисс медлить не стал, и несколько гранат полетело в сторону стрелявших…. Дав, разлетятся осколкам, Улисс вбежал внутрь, ликвидировал раненных и оставшихся в живых гангстеров и стал методично «зачищать» каждое помещение, ликвидируя всех, кто там находился….

Улисс уже «зачистил» почти всё помещения, когда боковым зрением отметил мелькнувшую сзади тень….

Он принялся разворачиваться в сторону тени…. Вдруг рядом раздался несильный взрыв.

Вспыхнуло и погасло небольшое пламя. Фиолетовый дым заполнил пространство. Улисс качнулся, почувствовал, как теряет сознание…. И всё кончилось….

34

Когда внизу на лестнице загрохотали выстрелы, Зак понял, что Улисс попался в капкан.

Как примитивно, в сущности, устроен человек. Вдруг подумал Зак. Вот Улисс, великий воин, а повёлся на простую уловку, и так глупо попал в западню. Хотя должен был просчитать её. Просчитать, зная, что где-то рядом хантэр…. Но, нет. Этот вояка самонадеянно полез в петлю…. На что Улисс рассчитывал? На преимущества, которое ему дают использование ускорителя и пауэр-активатора? На воинский опыт…? Но пауэр-активатор и ускоритель опасны только древним гангстерам Фила. Против него Зака, обладающего такими же возможностями, преимуществ у Улисса практически нет….

Выстрелы становились всё громче и ближе. Потом выстрелы стали раздаваться совсем близко. Потом они стали слышны выше. Потом где-то сверху громыхнул взрыв. Зак услышал стоны и вопли раненных и умирающих людей Фила. Потом ещё один взрыв сотряс здание где-то на верхнем этаже здания…. Теперь пора….

- Господин Зак. Мы с вами договорились? – Услышал Зак за спиной голос генерала. – Надеюсь, что вы человек чести и сдержите обещание? Нам надо забрать у Улисса похищенные деньги. Потом он в вашем распоряжении.

- Господин генерал, я всегда держу слово. – Твёрдо ответил Зак. Он надел дыхательную маску и активировал ускоритель….

Зак открыл дверь. Осторожно и бесшумно стал подниматься по окровавленной, заваленной телами убитых и раненных лестнице и скоро оказался перед развороченным взрывом дверным проёмом. Он остановился, прислушался, и услышал хлопки выстрелов…. Зак сосредоточился и бросился в проём. В коридоре он увидел повёрнутую спиной знакомую фигуру Улисса.

Улисс стал разворачиваться на шум, поворачивая в сторону Зак оружие. Зак медлить не стал и метнул нейтрализующую гранату. Раздался сильный хлопок. Коридор наполнился фиолетовым дымом. Зак увидел, как Улисс рухнул на пол, точно подкошенный….

Зак сделал несколько шагов в сторону Улисса…. Но, странное дело. У него вдруг перехватило дыхание, в глазах потемнело, ноги сделались слабыми, точно ватными. И

Зак рухнул рядом с Улиссом.

- Генерал сволочь, переиграл. – Последнее, о чём подумал Зак. И сознание отключилось….

35

Сначала из темноты возник свет. Он казался неясным, тусклым, едва различимым пятном. Но вот, свет раздвинул границы тьмы, поглотил её, заполнил всё пространство. Вернулось сознание. Мозг заработал привычно, и Улисс увидел каких-то незнакомых людей вокруг….

- Ну, наконец-то он пришёл в себя. А то я думал ему «капут».

- Ну да. Такого бугая «сонной» гранатой свалишь.

- Да, мужик здоров. Не хотел бы я с ним один на один оказаться…

- Товарищи офицеры, прекратите «базар». Дайте ему в себя прейти. – Властно приказал один из людей, скорее всего старший по званию или главный в этой группе.

Улисс огляделся. Он находился в просторной, залитой ярким искусственным светом комнате без единого окна. Улисс окружали люди в штацком, вооружённые солдаты в камуфляжной форме, броневых доспехах, с масками на лицах. Улисс попытался встать, но не смог. Его руки и ноги оказались прикованы к подлокотникам и ножкам массивного металлического кресла, в котором он сидел….

- Как вы себя чувствуете? Вы можете говорить?

Улисс утвердительно кивнул.

- Давайте знакомится. Я генерал-майор Комитета государственной безопасности Трегубов Лев Александрович. А это мои коллеги. Я хотел бы извиниться за причиненные вам неудобства, – с нескрываемой иронией заметил генерал, – но, как вы понимаете, мы не можем рисковать нашей безопасностью…. Итак, вас зовут Улисс. Вы пришелец из будущего. В силу обстоятельств вы попали в скверное положение. Думаю, вы сами понимаете насколько скверное. За вами, ни считая сегодняшнего эпизода, шлейф уголовных преступлений, большинство из которых убийства, за которые у нас…, в нашем времени предусмотрена смертная казнь. Для того чтобы помочь себе и облегчить своё положение я предлагаю вам сотрудничать с нами…. Подумайте над моими словами. Вам нет смысла упорствовать. Кстати, второй пришелец ваш ликвидатор Зак уже даёт показания и полностью сотрудничает со следствием…

***

Улисса точно громом поразило. Вот значит, кто пришёл по его душу. Зак из

Семьи Весельчака Курта. Сын Гая Непобедимого, человека, которого Улисс любил как

родного отца. И, наверное, как никого больше на свете, не считая, конечно, Пенелопы….

За головой Улисса пришёл суперхантэр Зак. Зак, с которым они вместе росли, дружил, которого Улисс обучал, на свою голову, воинскому искусству. И которого когда-то считал своим братом. Люди, пославшие Зака, просчитали свой план коварно и точно. Улисса должен ликвидировать сын человека, сделавшего Улисса главой самой могущественной на планете Семьи…. Но, возможно в этом их ошибка и шанс Улисса….

***

- Хорошо, я согласен. Что я должен делать?

- Расскажите для начала поподробнее о себе. Кстати, Улисс, мы можем избавить вас от теперешнего стеснённого положения, если вы дадите слово не оказывать сопротивления. Вы всё равно не сможете выбраться отсюда. Даже, учитывая ваши

феноменальные способности.

Улисс слово дал. Его освободили от оков. Солдаты охраны по приказу генерала покинули помещение и Улисс начал рассказ. Рассказывал он подробно и долго. Он рассказал о своём детстве, о Колледжее, о тюремном сроке, который отбывал в самой страшной лунной тюрьме. Рассказал о том, как попал после тюряги в Семью Гая Непобедимого. Как сделал карьеру от рядового бойца до второго после Гая человека в Семье. Рассказал, как после коварного убийства Гая конкурентами занял его место и стал Отцом Семьи. Как существенно увеличил зоны влияния Семьи, захватив значительные территории лунной и марсианской колоний. Рассказал о большой войне против своей Семьи, предпринятой правительством и конкурирующими семьями, которую выиграл несколько лет назад….

- Отлично. – Удовлетворённо произнёс генерал. – Я доволен устанавливающимися между нами деловыми отношениями. Надеюсь, что вы будете также откровенны, и расскажите, где вы или ваша сообщница спрятали похищенные деньги.

- Я этого не знаю. – Честно ответил Улисс. – Не подумайте, что я хочу вас обмануть. Я действительно не знаю где деньги и Пенелопа. Поверьте мне господин генерал.

- Вы хотите сказать, что не знаете где теперь Алина Тропинина с двадцатью миллионами долларов? – Удивился один из следователей.

- Господа, приходилось ли вам сталкиваться с так называемой свободной или бессистемной схемой минирования?.. Отлично. Тогда вы понимаете, что робот-сапёр настраивается таким образом, что после выполнения задачи минирования самоликвидируется. При этом минирование производится по принципу бессистемной или хаотичной установки мин. Без чёткого плана. Такая схема, как правило, не предусматривает минных проходов для своих войск, разминирование сапёрами, и рассчитана на разминирование самим противником. А точнее, его уничтожение на взорванных минах…. Так вот, я придумал примерно такую же схему, позволяющие, в случае неудачного исхода моей операции, оставить Пенелопе финансовые средства и начать новую жизнь…. Мы расстались, сознательно не планируя, и ничего не зная, об автономных действиях друг друга. Сами понимаете, в этом случае я не смогу ни под каким силовым давлением, пытками вывести вас на Пенелопу. Все деньги, за исключением определённой суммы, взятой мною на текущие расходы по подготовке и осуществлению своей операции, находятся у Пенелопы. Её задача их сохранить. После удачного завершения моей операции, о чем Пенелопа узнала бы из средств массовой информации, она должна была разыскать меня….

Потом мы планировали навсегда покинуть вашу страну.

- Бред какой-то. – Не выдержал кто-то. – Ну как, скажите на милость, девчонка сможет разыскать вас в многомиллионном городе?

- А действительно Улисс, как? – Поддержал генерал.

- Очень просто. Удивительно, что вы профессионалы не понимаете как. У этой задачи достаточно простое решение – Улисс победоносно улыбнулся.

- Но, всё же, как? – Настойчиво спросил генерал Трегубов.

- Господин генерал, решение на поверхности и оно, как я вам уже сказал чрезвычайно простое. Но для собственной безопасности, это я вам пока сообщать не стану. Почему? Потому, что я у вас в руках, и я вам не верю. Безопасность Пенелопы единственная для меня возможность остаться живым. Пока остаться живым….

- Зря вы Улисс так думаете. Никто не собирается вас уничтожать. – Трегубов говорил взволнованно, и как показалось Улиссу искренне. – Но, давайте пока оставим этот вопрос открытым. Единственно, что вы должны понимать – награбленные деньги вам придётся вернуть….

36

- Генерал сволочь, переиграл…. – Последнее, что подумал Зак. И сознание отключилось….

Когда Зак снова пришёл в себя, первое что он увидел: озабоченное лицо майора Анисимова, склонившегося над ним. Зак попытался вмазать по этой интеллигентной роже, но руки и ноги оказались крепко прикованными к креслу.

- Господин Зак. Держите себя в руках. Вы же профессионал, а не

забеременевшая школьница. Вы проиграли, мы выиграли. Чтобы между нами не

оставалось ни какой неясности, я должен проинформировать вас о следующем. Лидер преступной группировки Фил, то бишь Борисов Анатолий Иванович ликвидирован. Ваш миляга Улисс попал, понимаете ли, ему в голову. Пол обоймы, нехороший мальчик выпустил в добропорядочного гражданина Борисова, которому за все его «художества» давно смертная казнь полагается….

Зак хотел было возразить, что Фил, ни в какой операции не участвовал, а находился на конспиративной квартире, предоставленной для его безопасности учреждением, в котором служит майор, но, поразмыслив, ничего говорить не стал. Майор всё и сам отлично знает.

- Улисс и вы Зак в наших руках. Кстати, Улисс ведёт себя правильно и сотрудничает с нами. Будьте благоразумны. Следуйте его примеру. Вы же умный человек. Зачем нам ссориться. Давайте сотрудничать, как и договорились раньше. Тем более что условия нашего договора, в важной для вас части остаются без изменения. Как только мы получим от Улисса награбленные деньги – он ваш. У нас ему высшая мера наказания полагается и нам безразлично кто приведёт приговор в исполнение, штатный палач или вы…. Но это позже, по завершению дела. А пока ваш приятель Улисс должен оставаться живее всех живых. Мы не можем позволить ни одному волосу упасть с головы Улисса, до тех пор, пока он, точнее его подружка Алина Тропинина и он не вернут награбленные деньги…. Ну, так что, мы можем рассчитывать на ваше благоразумие и адекватное поведение?

- Можете, господин майор. Я даю слово, что не причиню вам беспокойства. Как я уже говорил, моя цель Улисс, и только он. У меня нет приказа вести боевые действия с вашим миром. Впрочем, я это не смог бы сделать при всём своём желании – я не воин. Тем более, как у вас выражаются, не «отмороженный безпредельщик». Всё что мне нужно – голова Улисса, отделённая от его тела. Это важнейшее условие моего контракта с людьми, пославшими меня сюда, в ваше время….

- Отлично. Освободите нашего партнёра. – Распорядился майор, и наручники с Зака сняли.

- Но, господин майор, скажите честно, для чего я вам нужен? У меня ведь нет миллионов. Как я полагаю, их теперь нет и у Улисса. Значит они у его девчонки. А если это так, чтобы получить деньги, вам теперь необходимо разыскать её. Я не сыщик. Заниматься этим станут ваши люди. В таком случае, я вашему учреждению ни к чему. Господин майор, вы что-то не договариваете. А я привык к ясности….

- Вы господин Зак, не всё верно понимаете. В своё время вы получите точные инструкции. Вкратце скажу лишь, что нас, в первую очередь интересуют ваши уникальные возможности. Они могут понадобиться для подстраховки, если наш приятель Улисс задумает вести себя некорректно…. Вы понимаете, о чём я говорю.

- Конечно, господин майор….

- Можем ли мы рассчитывать на вашу помощь и лояльность?

- Всецело, господин майор.

37

«Чрезвычайное происшествие произошло сегодня около одиннадцати утра в районе Бирюлёвской промзоны. Здесь на небольшом столярном предприятии разыгралась настоящая кровавая драма. Убиты десятки человек. По версии следствия, эта перестрелка результат разборок между криминальными сообществами столицы. Из источников близким к руководству правоохранительных органов нам стало известно, что предприятие принадлежало лидеру наиболее одиозной криминальной группировки столицы, Борисову Анатолию Ивановичу по кличке Фил, у которого в последнее время были серьёзные трения с представителем этнической преступной группировки, возглавляемой Хейдаром Абуговым по кличке Черкеса. Это предположение косвенно подтверждает тот факт, что все убитые в ходе перестрелки являлись активными членами Борисовской группировки. В перестрелке убит и сам Анатолий Борисов. В ходе совместной операции силовикам министерства внутренних дел и Комитета государственной безопасности удалось задержать одного или нескольких участников нападения. От более подробных комментариев представитель силовых структур отказался, ссылаясь на тайну следствия….».

Пенелопа с ужасом слушала бесстрастный голос диктора, спокойно, без какой-либо эмоциональной окраски читающий сообщение и у неё потемнело в глазах. Удалось задержать одного или нескольких участников нападения…. Нескольких? Откуда там могло взяться несколько нападавших? Они схватили только одного. И этот один – её Улисс….

- Ты чего же дочка ягодки не ешь? Али не нравятся? Никак Светушка ты заболела? На тебе лица нет. – Встревожился старик Панов.

- Я Васильич нечего…. Просто сердце чего-то схватило. Наверное, от жары. – Ответила бледная, как полотно Пенелопа. – Я пойду в беседку, в тенёчке посижу….

Пенелопа кое-как выбралась из-за стола, и, шатаясь, точно пьяная побрела во двор….

Значит, Улисс арестован. Господи, а может, он убит?.. Нет, в сообщении чётко сказано о задержании…. Что делать? Как помочь Улиссу?.. Стоп. Надо взять себя в руки. Пока ничего страшного не произошло. Улисс жив, это главное. Его задержали. Кто? Если милиция, тогда он теперь где-нибудь на Петровке…. А если не милиция, а «гэбэ»?.. Милиция. «Кагэбэ». Какая разница. Ты сможешь его спасти? Пойдёшь приступом на Лубянку или Петровку?.. Зачем на Лубянку и Петровку, когда-нибудь Улисса будут судить, а в суд его из тюрьмы должны на чём-то перевозить. Можно организовать побег…. Ты что сумасшедшая? Какой суд? Кого судить? Человека, которого нет в природе. Который появится только через пятьсот лет…. Никакого суда не будет. Улисс просто исчезнет, словно его и не было. Как исчезали в небытие в подвалах Лубянки и лагерях миллионы и миллионы несчастных…. Нет, если ты хочешь спасти Улисса, надо действовать…. Но сначала надо всё хорошо обдумать….

***

Через несколько часов заметно приободрённая Пенелопа сообщила старику Панову, что ей срочно нужно уехать на несколько дней в Смоленск. Она быстро собрала самые необходимые вещи, дождалась рейсового автобуса и отправилась в Вязьму. Там она наняла такси и уже через несколько часов оказалась в Смоленске, где проживала дальняя родственница Пенелопы, её троюродная сестра Мила. Племянница бабы Вари. Родители Пенелопы некогда дружили с родителями Пенелопы. Маленькая Алина в детстве часто гостила в Смоленске. С Милой у них сохранились тёплые сестринские отношения.

38

- И так, товарищи. Операция по аресту пришельцев из будущего успешно завершена. Я хочу от лица руководства своего ведомства выразить всем участникам операции благодарность, с соответствующей записью в ваших личных делах. – Генерал обвёл взглядом серьёзные лица офицеров. – Но на этом наше сотрудничество не заканчивается. Как вы знаете, бандой Улисса похищена значительная сумма, большая часть которой теперь находится у подружки Улисс Алины Тропининой. Перед нами поставлена задача поиска и ареста Тропининой и изъятию у неё награбленных денег. Поэтому, наша группа продолжает работать, как и прежде. С вашим руководством товарищи следователи мы договорились. Препоны вам чинить никто не станет. Работайте. Старшим группы назначается майор Анисимов Роман Юрьевич…. План оперативно-розыскных мероприятий вы продумаете сами. Не мне вас учить. Это надо сделать быстро. Ведь где-то теперь Тропинина затаилась. Если, конечно, не ушла за границу. Но я уверен, что Тропинина без своего дружка Улисса никуда не уйдёт и сделает всё, чтобы его найти и освободить. Поэтому, времени у нас не много. Сегодня отдыхайте, заслужили, а завтра засучив рукава за работу….

***

- …Если честно, мне этот Улисс понравился. Настоящий мужик.

Игорь Николаевич Серебров и Роман Юрьевич Анисимов пили пиво в кооперативном «пивняке» на Рождественке. Пили давно. И теперь пребывали под хорошим «шофэ».

- Да и мне, тоже. – Согласился Анисимов. – Жаль только что под «пресс» попал. Теперь наши из него все жилы вытянут. Сам понимаешь, какой он ценный кадр.

- Рома, а чего в нём такого ценного по вашей части? По сути, если отбросить эмоции, Улисс обычный бандит, не более. У нас своих бандитов мало что ли? Правда, Улисс пришелец из будущего. Но из его рассказа я сделал вывод, что жизнь через пятьсот лет принципиально от нашей не отличается. Такое же говно с войнами, стрелялками, разборками, дележом территорий…. Конечно. Согласен, другой уровень техники. Всякие перемещения во времени, Марсы, галактики, «Левиафаны»…. Но, на мой взгляд, всё это ерунда.

- Не скажи Игорь. Сам факт возможности перемещения во времени. Ты представляешь всю грандиозность этого события. Разве не удивительно знать, что люди когда-нибудь покорят время и смогут путешествовать по нему, как мы с тобой скажем в Загорск, или в Сочи…. Нет, я, честно говоря, потрясён. Меня, лично это вдохновляет.

- Согласен. Круто. Но что воин Улисс знает о технологии перемещения во времени. Как я понял, перебросили его к нам в бессознательном состоянии. Он ничего не помнил…. А даже и если бы помнил. О чём он может рассказать? Он что, знает устройство машины времени? Всё что он знает и умеет – воевать и убивать. А таких воинов и стрелков и у нас после Афгана море. Я думаю Рома, что Зак, по сравнению с Улиссом куда более ценный кадр. Всё-таки человек с университетским образованием.

- Ерунда, Игорёк. Зак информирован не многим лучше Улисса. Он чистый гуманитарий, не технарь. Улисс для нас важнее. Именно у его подружки Тропининой теперь находятся деньги. Огромные деньги, которые, между прочим, нашей группе поручено разыскать. Ты Игорь об этом ещё не забыл?

- На память пока не жалуюсь. Но если честно, не нравится мне всё это.

- Что не нравится? – Удивлённо спросил Роман, уставившись на Игоря затуманенным алкоголем взглядом.

- Да всё Рома. Я думал, тема закрыта и можно будет спокойно к себе в отдел вернуться.

- А тебя что не устраивает? Не пойму я тебя Игорёк.

- Честно? – Игорь посмотрел в глаза Романа. – Хочется оказаться подальше от вашей «конторы». Я не честолюбив. Не нужны мне благодарности с занесением в личное дело, так же как и пуля промеж глаз или в затылок.

- Пуля? Что за пуля? – Искренне удивился Роман не понимающий, куда клонит

сыщик. – Какая пуля? Причем здесь пуля? Что ты несёшь. Да на этом деле можно ордена и звания заработать. А ты, пуля. Нам Игорёк крупно повезло….

Сыщик отхлебнул несколько больших глотков, закурил, взглянул на «гэбиста» вприщур и несколько свысока произнёс: – Значит, говоришь ордена, звания. Ну, ну. А задумывался ли ты Рома, что станет с нами по окончанию этого дела, после того как возьмём Алину Тропинину?

- А что станет? – Растеряно удивился «гэбист». – Ты куда клонишь?

- Да я никуда не клоню. Если проанализировать ситуацию, картина вырисовывается простая, как револьвер «Наган» одинарного действия. Мы все нежелательные свидетели. И я, и ты, и другие ребята-следователи. Это факт. И факт стопроцентный. Сам всё понимаешь, и, думаю, отрицать это не станешь. Чего стоят теперь наши шкуры. Ничего. И убрать нас – раз плюнуть. Сейчас это сделать легко, когда в стране полный бардак. Ты посмотри, что твориться. Ты в органах давно. Вспомни, существовал несколько лет назад такой разгул преступности? Когда я ещё несколько лет назад на работе сверхурочно на ночь оставался, моя бывшая жена телефон обрывала. Что, да как случилось…? А теперь. Я уже не помню когда и высыпался нормально…. Да что криминал. Кругом забастовки, стачки, о которых мы с тобой раньше только по истории проходили, да в газетах читали, в рубрике «гримасы загнивающего капитализма». А теперь на службу общественным транспортом не доберёшься. Метро бастует, автобусники бастуют. Никто ни кого не контролирует…. Как ты думаешь, отчего твой генерал Трегубов так суетиться, бабки похищенные ищет. Думаешь, для того что бы в госбанк сдать? А мне сдаётся не для этого. Он боле нас с тобой информацией владеет и всё давно прокоцал. Думаю, получит генерал миллионы Улисса. Края зачистит. И на заслуженную пенсию, куда-нибудь на солнечные Канары…. Как тебе такая версия?

Чекист посмотрел в глаза сыщика, но ничего не ответил. На какое-то время разговор прервался. Офицеры пили пиво, сосредоточенно очищая от панцирей горячие сочные креветки.

- А ты не забыл, что мы с тобой когда-то присягу давали?

- Присягу?.. Присягу Рома мы с тобой давали. Факт. Только кому? Этим говнюкам, которые страну разваливают? Нет, брат, присягу мы давали великой и могучей Советской Родине. А где теперь эта великая и могучая? Где, я тебя спрашиваю? Трещит по швам точно перезревший арбуз. Вот-вот лопнет…. У нас слухи ходят, что намечается серьёзное сокращение. Думаю, и вас оно не минует. Ты Рома куда большей информацией владеешь. Стоит ли мне тебе объяснять. Не боишься завтра за воротами очутиться? Что тогда делать станешь? К братве подашься, или в охрану к какому-нибудь богатенькому кооператору…. Ну, да, можно ещё в юрисконсульты. Ха, ха-ха. Вот и вся перспектива. А что сокращение грядёт, не сомневайся…. Ты моего шефа знаешь. Лучший сыскарь МУРа. Легенда и гордость. Где он теперь? У нас в райотделе штаны протирает. Такого человека не пощадили. Что уже говорить о нас с тобой. Мы пешки, маленькие неудобные пешки в большой игре ценой в двадцать миллионов долларов…

- Не пойму я Игорёк, куда ты клонишь. Хоть убей, не пойму.

- Никуда я не клоню. Ты спросил, я ответил. Извини, что мои преставления с твоими не стыкуются. Мы по-разному смотрим на вещи. Ты ведь у нас безопасность государства, его, так сказать, надёжа и оплот. А я «мент поганый» и выпрут меня завтра на улицу, куда податься? К братве? Так меня вмиг замочат на раз. В охрану? Так я не охранник…. Конечно, были бы у меня реальные бабки я бы нашёл, чем заняться…. Ты Рома детективы иностранные любишь?

- Не очень. Смотрю иногда. А читать не читаю. Понимаешь, сразу засыпаю.

Возьму книгу, страницу другую прочитаю. И всё – в сады Морфея….

- А зря…. Если бы у меня теперь оказался серьёзный капитал, знаешь, чем бы я занялся? Открыл детективный кооператив, или детективное бюро расследований, или детективное агентство как оно называется на западе. Конечно, сегодня это сделать сложно, почти невозможно. Но если есть большие деньги проблему решить можно.

Роман от души расхохотался. Смеялся долго, до слёз. Но Игорь не обиделся. Он снисходительно, словно школьный учитель на неразумного школяра, молча, смотрел на «гебиста». Наконец Анисимов отсмеялся.

- Да Рома. Именно детективное бюро. Ты подумай сам. Что такое кооперативное движение, как не завуалированная форма капиталистических отношений. А что является важнейшей составляющей капитализма? Правильно, конкуренция. А там где конкуренция, там существует необходимость в информации определённого рода и защите информации от посягательств конкурентов. А это наша тема….

Анисимов с удивлением, и в тоже время почтительно взглянул на следователя.

- Ну, ты Игорь даёшь!

- А чего тут давать. Классиков марксизма читать надо. Те более, когда ты чекист.

У Романа в прямом смысле этого выражения глаза полезли на лоб.

- Да, да, Рома именно классиков марксизма. Особенно «Капитал». Там всё написано. Основа всего это деньги…. Только на сегодняшний момент существует серьёзная проблема – отсутствие финансов. На мою зарплату эту задумку не раскрутить….

Анисимов очень внимательно посмотрел на Игоря.

- У тебя есть какие-то мысли на этот счёт?

Игорь утвердительно кивнул.

- Давай Рома вернёмся к этому разговору потом, на тверезую голову. А теперь

предлагаю ещё по одной.

- Не возражаю. – Согласился Роман.

39

Улисса увели. Генерал отпустил офицеров и отправился на Лубянку. Добравшись до «конторы» он распорядился секретарше никого к себе не пускать и ни с кем не соединять.

В кабинете Лев Александрович снял пиджак, повесил его в шкаф, освободил «удавку» галстука, расстегнул ворот рубашки, поудобнее уселся в кресло, поставил кассету с записью допроса Улисса, прослушал её и задумался….

Лев Александрович уже не мальчик. Впереди маячит пенсия…. Конечно, у него, как у любого нормального генерала, есть дача, «Волга» экспортной сборки, дети прилично устроены….

Несколько лет назад у Льва Александровича никакие вопросы не возникали бы. Он просто дальше выполнял бы свою работу. Разыскивал пришельцев из будущего и возвращал любимому государству похищенные миллионы….

Но теперь…. Теперь, шалишь. Когда корабль тонет – а в том, что корабль тонет, Лев Александрович ни на йоту не сомневался – в первую очередь необходимо найти спасательный круг, набраться смелости прыгнуть в воду и подальше отплыть от тонущего корабля, чтобы не оказаться в водяной воронке и не уйти на дно вместе с кораблём….

Положим, спасательный круг есть – двадцать миллионов Улисса. Их надо только грамотно экспроприировать…. Смелости Льву Александровичу не занимать…. Остаётся только подальше отплыть от тонущего корабля. А это надо правильно организовать….

Будучи хорошим аналитиком, Лев Александрович отлично видел в какой водоворот в последнее время стремиться некогда могучий, непобедимый и наводящий страх на весь мир корабль под названием Союз Светских Социалистических Республик. И какие капитаны стоят у его штурвала, сменяя друг друга с молниеносной быстротой так, что «Великий Советский Народ-гегемон» не успевает выучивать их имена своими дебильными, пропитыми мозгами….

А затеянная Горбачём Перестройка. Это вообще бред. Контрреволюция. Предательство. Все его метания и сомнительного качества экономические реформы. Особенно этот говённый хозрасчёт и финансовая независимость субъектов, приводящая к ослаблению доминанты центра. Повсеместному усилению негативных проявлений, нарастающим местническим настроениям и стремлению к национальной независимости младших братьев на окраине империи, которых Октябрьская революция сделала цветущими индустриальными цивилизованными государствами, вывела на свет из мрака феодализма…. Рушится идеология. А это опасно. Смертельно опасно. Без идеологии страна свалится в хаос. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Рухнет точно Родосский Колосс. Развалится на множество самостоятельных идеологических сектантских течений, раскалывающих единое государство на кучу непримиримых враждующих идеологических кланов…. А чего стоят все эти либеральные горлопаны Коротичи, Собчаки, Яковлевы, способствующие разрушению Советского Союза. Раздроблению его на кучу мелких, третьеразрядных государствишек которыми после войны мечтали видеть непобедимый Советский Союз политики всех крупнейших стран и бонзы Лэнгли….

В этом случае рухнет всё. И, в первую очередь, обеспеченная и прогнозируемая

старость. Летит коту под хвост то, к чему Лев Александрович шёл всю жизнь. За что, большую часть своей жизни тянулся по струнке перед вышестоящим начальством. За что недосыпал, сидя в засадах и проводя многочасовые допросы. За что рисковал жизнью под пулями и ножами. За что работал до седьмого пота. За что шёл, порой, против своих убеждений и совести. За что срывал сердце….

Генерал выбрался из кресла и подошёл к окну, за которым открывалась Лубянская площадь запруженная толпами усталых загнанных озлобленных озабоченно снующих людей; пристраивающихся к бесконечным, многочасовым очередям; штурмующих полупустые прилавки магазинов…. Картина выглядела настолько безрадостно, что Лев Александрович резко, с досадой задёрнул шторы. Унылая панорама за окном исчезла, а с ней куда-то в глубину сознания ушло чувство горечи, растерянность и обида. Генерал вернулся к столу, поудобнее устроился в кресле, и снова возвратился к прерванным размышлениям…

Через несколько часов ему предстоит докладывать наверх о задержании пришельцев…. Это не опасно. Наверху обо всём знают только в общих чертах, и Лев Александрович сможет преподнести информацию под определённым, нужным ему углом….

Теперь важно принципиально решить что делать…. Хотя особенно решать тут нечего. Перед его группой поставлена конкретная задача возврата награбленных двадцати миллионов. А приказы надо выполнять. Следовательно, он оставляет за своей группой Улисса. Зака он оставит за своей группой под предлогом нейтрализации феноменальных возможностей Улисса в качестве своеобразного противовеса. Конечно, кое-кто станет возражать, но Лев Александрович сможет отстоять Зака….

Дальше. По официальной для руководства версии, теперь он, Лев Александрович занимается подготовкой операции по обнаружению и изъятию похищенных бандой Улисса миллионов. Подготовка к операции позволит выиграть время. А сейчас это самое важное. За это время Лев Александрович успеет подготовить свой «прощальный гастроль»….

Хорошо. Допустим, деньги благополучно изъяты. Как поступить дальше? Что делать с Улиссом и его подружкой, с Анисимовым, милицейскими следователями, участвующими в операции?..

Наиболее простое решение – всех информированных по этому делу убрать, «обрубить концы»…. Но это не совсем просто сказать. Тем боле сделать. Вокруг каждого из офицеров существует круг информированных лиц от сотрудников, до домочадцев, что делает решение задачи почти не выполнимым…. Вот именно, почти. На кону двадцать миллионов долларов. За эти деньги стоит напрячь все свои возможности. А одна возможность, вернее, один неизвестный никому из его окружения человечек у Льва Александровича имелся. Страшный человечек, которого некогда Лев Александрович спас. И который, удивительное дело, помнит это и теперь. И который сделает для Льва Александровича всё возможное и невозможное. Тем более, что теперь этот человечек обладает реальной силой и возможностью решить проблему Льва Александровича….

Нет, деньги для Льва Александровича никогда самоцелью не являлись. Но поколесив в своё время по миру, он отлично понимал, что теперешняя Перестройка это, по сути, возврат к капитализму. И доминирующие роли в жизни начинают приобретать стабильность и комфорт жизни, и финансовое благополучие, выраженное в определённой сумме на тайном счёте в надёжном европейском банке. А у Льва Александровича имелись свои слабости. Посвящая всю свою жизнь службе, он привык к такому положению вещей, когда кто-то другой, незаметный решал и решает теперь его бытовые вопросы. Занимается доставкой продуктов и стряпней на всю многочисленную генеральскую семью. Ухаживает за квартирой и дачей. Стирает его бельё. Отводил детей, а теперь отводит внуков в детсад и школу. Вскапывает грядки и высаживает рассаду на даче по весне для обожающей природу и деревенскую жизнь, но не любящей копаться в грязной земле, боготворимой и любимой супруги Веры Ивановны. Искусствоведа и светской дамы….

Так у Льва Александровича заведено давно. И так должно оставаться всегда. До последних дней его жизни…. Вот ради этого, он и обязан сделать всё возможное и невозможное, чтобы получить эти треклятые миллионы….

***

В точно назначенное время генерал Трегубов твёрдой, уверенной походкойвошёл в приёмную Председателя Комитета государственной безопасности….

купить полный рассказ

Добавить комментарий

Запрещено публиковать рекламные ссылки, ссылки на сайты. Данные комментарии не будут опубликованы.


Защитный код
Обновить

Наш канал - Творим вместе

{vkontakte}461230273&id=456239019&hash=8d4575e0e95dd5bd&hd{/vkontakte}

 

 

Copyright © 2012. All Rights Reserved.


Яндекс.Метрика