Читаем книги

devochka narisui       Одной маленькой девочке посвящается.

        Однажды маленькая девочка и её мама отправились на дачу.

         Вообще-то, точнее было бы эту фразу сказать так: однажды мама и маленькая девочка отправились на дачу.

         Почему именно  так? И что меняется от перестановки слов?

 

           Меняется смысл события. Потому что маленькие девочки водить машину не могут – у них нет прав на управление транспортным средством. И собирать различные нужные вещи на дачу они тоже не могут. Если бы стало по-другому, и маленькие девочки собирались на дачу тогда бы багажник маминой…, нет, в этом случае девочкиной машины оказался  что называется, под завязку набит всякой важной всячиной. Чего бы здесь не оказалось. И все девочкины куклы, во главе с  самой любимой куклой Дашулей. И кроватки кукол – им же тоже надо где-то спать на даче. И посуду кукол – они тоже должны из чего-то кушать. И дачная одежда кукол. И…, ещё многое чего, что полагается брать в дальнюю дорогу куклам. И, конечно же, дом кукол – у них ведь тоже должна быть своя дача…. А ещё место в авто занял бы большущий  старый мишка с одним ухом – второе у него оторвалось ещё давным-давно, когда наша девочка была совсем маленькая. И яркий оранжевый мультяшный тигрёнок Тигра. И ёжик Костик. И обезьянка Джерри. И велосипед. И большой яркий мячик. И, конечно же карандаши и альбом для рисования. И…, впрочем, всего и не перечислить….

            Вы скажите, в этом случае в багажнике не осталось бы места для так необходимых на даче продуктов. А на даче без продуктов никак нельзя потому что, как говорит бабушка девочки, на воздухе всегда хочется кушать….  Это не беда. Продукты можно положить на заднее сидение…. А можно и вообще не брать. На даче продукты и так растут на грядках. Зачем их тащить из города?.. Нет, можно, конечно кое-что привезти и из города – любимых девочкиных «чупиков», например….

 

           Всё это оказалось  бы верно, если бы на дачу собирались  девочка и мама. Но в нашем случае на дачу отправлялись  – как всегда происходит в нормальной, не придуманной жизни,  мама и девочка. А, следовательно, собирала вещи в дорогу не маленькая девочка, а её взрослая мама. Отчего круг претендентов на поездку со стороны девочки существенно сократился. Сократился до куклы Дашули, Тигры, карандашей и альбома. А остальные  друзья девочки, предложила мама, отправятся на дачу в другой раз и никому обидно не станет. Наша девочка не была упрямицей и капризнице и с мамой согласилась.

 

            Девочка очень любила поездку на дачу. Она вообще любила всякие весёлые и интересные дальние поездки. Однажды она даже ездила с мамой в удивительный детский парк с настоящими живыми мультяшными героями…. Впрочем, об этом в другой раз.

             А теперь наша маленькая девочка и её мама…, вернее, наоборот – мама и дочка, отправились на дачу.

             Когда они наконец-то добрались по начинающимся пробкам из города на место, мама тотчас занялась своими взрослыми дачными делами, а наша маленькая девочка занялась своими. Покаталась на качелях и покатала на них куклу Дашулю и Тигру, отправила в дальнее плавание в бочке с дождевой водой свой красивый кораблик с парусом, который жил на даче. И, поскольку до обеда времени оставалось много, решила поискать в лесу ягоды – она знала одну полянку, на которой растёт видимо-невидимо вкусной земляники.

             Вы скажите, что маленькие девочки не должны одни, без взрослых  ходить в лес. Это верно, дети одни ни в коем случае не должны одни ходить в лес…. В обычный лес. Но наш лес был не совсем обычный. Точнее, если говорить честно – настоящий  волшебный. А в волшебном лесу чего не бывает…. Впрочем, мы отвлеклись.

            Так вот. Взяла наша девочка свою дачную корзиночку и отправилась в лес. Пришла на полянку, смотрит…, а никакой земляники нет. Её уже рано утром собрали шустрые соседи по даче. Наша девочка расстроилась, и хотела покинуть полянку…, как  увидела грибы. Да не просто грибы, а красавцы-грибы. Огромные, чуть ли не в рост с нашей девочкой. С красивыми красными шляпками и белыми точечками на шляпках. И в юбочках на белых толстеньких ножках.

            Девочка очень обрадовалась. Она представила, как принесёт  чудо-грибы домой. Как обрадуется мама. Как сфотографирует этих красавцев на свой телефон, а потом сварит из них грибной суп. Самый вкусный на свете грибной суп….

            Девочка хотела, уж было сорвать грибы, но тут в её голову пришла одна мысль. Нет, она пока рвать грибы не станет, а сходит домой за карандашами и нарисует этих красавцев и покажет рисунок маме. Рисунок маме понравится, и она похвалит дочку….

           Девочка сбегала домой, притащила на полянку карандаши, альбом для рисования, а заодно и складной стул. Соорудила  на пеньке неподалёку от грибов нечто похожее на рабочий стол, удобно устроилась, раскрыла альбом и принялась рисовать. 

     

           Девочка так увлеклась рисунком, что не сразу обратила внимание на некое странное сопение рядом. А обратила она внимание на это странное сопение только после того, как почувствовала, что её руку кто-то щекочет. Щекатуном оказался местный, из леса, Заяц. Заяц так был поглощён  наблюдением за процессом рисования маленькой художницы, что не заметил, как своими любопытными усами щекочет девочку.

           - Ой. – От неожиданности воскликнула девочка.

           - Ой. – От неожиданности вскрикнул несколько смущенный Заяц. – Здравствуй. – Заяц хоть и жил в лесу, но был удивительно воспитанной личностью. – А что ты делаешь?

           - Рисую вон те большие красивые грибы.

           Заяц критически осмотрел рисунок девочки, и он ему понравился.

            - Очень красиво. Только, знаешь, мне кажется это не совсем справедливо, что ты рисуешь какие-то грибы. – Вкрадчиво и несколько грустно произнёс Заяц. – А разве я хуже этих грибов. Смотри, какие у меня длинные  ушки, какие лапки, какой хвостик…. Девочка, нарисуй  и меня.

           - Не знаю, - растерялась наша маленькая художница: ей ещё никогда не приходилось рисовать живых говорящих зайцев, - попробую.

           И девочка принялась рисовать Зайца. Сначала она нарисовала заячью голову с красивыми большими ушками, усатой мордочкой и весёлыми глазками. Затем нарисовала всё остальное. Она почти закончила свой рисунок, когда услышала с соседней ёлки чей-то писк. Потом с ёлки на плечо девочки скатился маленький рыжевато-коричневый пушистый комочек. Это оказалась обыкновенная, всамделешняя, а  не игрушечная белочка.

           - А что вы здесь делаете?

           - Не видишь, девочка рисует. Вот грибы нарисовала и меня.

           Белочка внимательно рассмотрела рисунок, и он ей очень понравился.

           - Девочка, нарисуй и меня.

           Попросила Белочка таким проникновенным голоском, что девочка принялась рисовать и её. Она удивительно похоже изобразила мордочку Белочки с красивыми ушками и глазками и носиком-кнопкой; затем  и саму пушистую Белочку. А какой замечательный пушистый-пушистый получился у нарисованной белочки хвост....

           - Так, так, так. Какое приятное и, несомненно, полезное в плане кулинарии общество.

           Услышала девочка необыкновенно приятный сладкий голос и на полянке появилась красавица-лиса. Зайчик тотчас прижался к девочке, а белочка юркнула к ней на колени.

           - И по какому поводу собрание?

           - Девочка рисует…. Она и нас нарисовала. – Робко ответили Лисе Заяц и Белочка. Лиса  грациозно прошествовала  к  пеньку и с видом заправского знатока принялась рассматривать девочкин рисунок.

           - Так, так, так. Значит рисуем. Значит грибы всякие дурацкие, зайцев, белок  мы рисовать можем, а меня мы рисовать не желаем. Значит меня такую красавицу, такую пушистика, такую хвостатика мы рисовать не желаем, а невкусные грибы, короткошёрстого и куцехвостого зайца и эту белку-попрыгушку рисуем.

           И Лиса горько зарыдала. Конечно, будь наша девочка взрослой, она сразу бы сообразила, что Лиса притворяется. Ну, как будто играет роль в театре или кино. Но наша девочка была ещё маленькой, и ей стало жалко большую взрослую лису, плачущую как маленькая девчонка.

           - Ну, если ты хочешь, давай я и тебя нарисую. – Робко предложила девочка.

           - Если ты хочешь! - Наигранно возмутилась хитрая Лиса. – А ты сама это хочешь?

           - Ну конечно. Очень, очень хочу. – Поспешно заверила капризную Лису наша девочка и принялась её рисовать, а осмелевшие Заяц и Белочка с восторгом следили за её рисованием.

           Надо сказать, что к удивлению самой девочки, у неё, что называется, оказался талант портретиста. Какой красавицей получалась Лиса. И красавицей и хитрюшкой одновременно.  А какой у неё чудесный, яркий выходил из-под грифелей карандашей маленькой  художницы  хвост. Такой прекрасный, что Заяц даже расстроился, сравнивая его со своим – действительно куцым и совершенно не привлекательным. Впрочем, Заяц был умным и отлично понимал, что ему лисицын хвост ни к чему. Что с таким хвостом, ни от какой опасности – той же самой лисы –  быстро не убежишь….

            Неожиданно  кусты зашевелились, и на поляну выскочил Волк. Волк появился так проворно, что никто даже толком  испугаться не успел.

            - Всем привет. Дядь Мишу не видали? – Всё звери и наша  маленькая художница от растерянности отрицательно помотали головами. – А чего вы здесь делаете?

            - Ах, Волк, вечно ты куда-то торопишься. – Иронично ответила Волку Лиса. – Сам, не видишь что ли? Мы рисуем.

            - Ри-с-у-е-м? – Чрезвычайно удивился Волк. Если честно, Волк являлся существом практичным,  совершенно далёким от всякого там бесполезного в повседневной жизни изобразительного искусства, рисования.

            - Рисуем. Чего тут не понятно. Вон, посмотри, – Лиса лапкой указала на рисунок нашей девочки. Волк заинтересованно подошёл и уставился в рисунок, – видишь, девочка всех нарисовала. И меня нарисовала. Я самая красивая получилась. Не то, что эта мелюзга.

             - Да, ничего, похоже. – Согласился Волк. – Почти как фотография. Девочка, а нарисуй и меня. – Почтительно и даже, на удивление, вежливо попросил волк. Девочка принялась рисовать Волка. Она очень старалась, а то если Волку не понравится, он, ещё, чего доброго возьмёт и съест её, как съел бабушку Красной шапочки….

              Не успела она закончить рисунок, как в глубине леса затрещали деревья. Кусты раздались, и на опушку с берестяным лукошком полным малины выбрался большой запыхавшийся Медведь.

              - Фу, фу-фу. Насилу вылез. А всё это Сорока-балаболка. Пойдём, покажу тебе одно место –  малины видимо-невидимо. И я старый дурень на сорочьи уговоры поддался. Ей же, птице глупой невдомёк, что я летать, как она балаболка не умею….

             Сам себе раздражённо ворчал Медведь.

             Неожиданно он заметил группу возле пенька. Замер и удивлённо уставился на всех своими чёрными круглыми глазами. Затем узнал своих приятелей зверей и вразвалочку, точно вернувшийся после дальнего похода на берег матрос, подошёл к «честной компании».

             - Привет ребята. А что вы здесь делаете? И кто эта крошка?

             - Это, дядя Миша маленькая художница вон с тех дач. Она нас всех рисует.  Меня лучше всех нарисовала. – Гордо ответила Лиса.

             - Художница….  Эта маленькая девочка всех вас нарисовала? Чудеса в решете.

             Медведь всей своей огромной массой склонился над рисунком, так, что наша маленькая девочка даже немного испугалась. Это и понятно, живых, всамделишных медведей она видела только в цирке. Но там медведи не разговаривали, а катались на велосипедах, кувыркались и выполняли всякие цирковые номера….

           - Как ты красиво рисуешь. Почти, как художник Шишкин, который мою прапрабабушку нарисовал давным-давно. Утром, в сосновом лесу.  Девочка, а нарисуй и меня.

           Делать нечего и девочка принялась рисовать дядю Мишу. С ним ей пришлось изрядно провозиться – потому что дядя Миша был очень большой, а места на листе почти не осталось. Наконец девочка закончила свой рисунок, и он всем понравился.

           - Друзья, - вкрадчиво произнесла лисица, - я очень рада, что вам понравился мой рисунок. Но теперь я спешу и должна свой замечательный рисунок  забрать. Я повешу его в своей норке на самое видное место….

           - Девочка и нас с Зайчиком здесь нарисовала. И нас нарисовала раньше, чем тебя.  – Робко пискнула Белка, но Лиса даже не удостоила её внимания.

           - Постой, постой. Почему это рисунок твой? Меня девочка тоже нарисовала. – Недовольно поддержал Белку Волк.

           - Вечно серый ты чем-то не доволен.  Подумаешь, девочки и тебя на моём красивом рисунке изобразила…. Ну, во-первых, она просто так тебя нарисовала. Не то, что меня красотулю….

           - Погоди, рыжая, что это значит; девочка и меня и дядю Мишу просто так нарисовала. – Грозно надвинулся на Лису Волк. Но лиса его ничуть не испугалась и этак рассудительно и несколько иронично принялась объяснять Волку.

           - Вас с дядей Мишей нарисовала. – Несколько свысока передразнила Волка Лиса. – Ты Волк, хоть и большой, но ничего не понимаешь. – И прижавшись к огромной медвежьей лапе, вкрадчиво произнесла. – Дядя Миша, ну рассуди нас. Что в искусстве самое главное: красота. Верно? – Не понимающий, куда клонит хитрюга-Лиса, Медведь согласно кивнул своей огромной головой.  – А кто здесь самый красивый? Конечно же, я. Это бесспорно и не требует никаких доказательств.  Значит я самая важная часть рисунки. И, следовательно, весь; то есть целый рисунок по праву принадлежит мне.

             После этих слов нахальной Лисы все звери так зашумели, так раскричались,  что на их крик с дачи прибежала обеспокоенная мама нашей маленькой девочки. А узнав, причину раздора, мама сказала зверям так.

             - Вы зря кричите и выясняете, кому из вас принадлежит этот рисунок. Он в равной мере принадлежит каждому из вас.

             - Но, как же нам, в таком случае разделить на всех один единственный рисунок? – Задумчиво и недоумённо спросил Медведь.

            - Дядя Миша, - засмеялась мама, - а ничего делить и не надо. Мы поступим так. Этот рисунок мы спрячем от дождя и непогоды в целлофановый файл и повесим вон на ту берёзку. А когда моя дочка снова станет приезжать на дачу, она нарисует портреты каждого из вас. И мы их тоже повесим. И у вас появится своя лесная художественная галерея. И все, кто станет приходить в лес, будут смотреть на ваши портреты и любоваться ими.

             Звери обрадовались и согласились.

            - А мою подружку Сороку девочка нарисует? – Спросил дядя Миша. – Сорока хоть и балаболка, но очень хорошая. Настоящий верный друг.

             - Конечно, дядя Миша, нарисую. – Весело согласилась наша маленькая девочка. – И вон ту яркую бабочку, что пролетела мимо, нарисую. Если она захочет.

            Мама сходила на дачу, принесла файл, скотч; и скоро рисунок уже висел на красивой  берёзке, куда его прикрепил дядя Миша.

            Девочка и мама попрощались с зверями и ушли к себе на дачу. А звери ещё долго смотрели на рисунок; обсуждали себя, изображённых на нём; и не хотели расходиться.

            Удивительно, этот маленький клочок бумаги на котором они были изображены все вместе каким-то самым что ни на есть волшебным образом связал их всех.

             Наверное, правильно говорят о волшебной силе искусства.

           

Добавить комментарий

Запрещено публиковать рекламные ссылки, ссылки на сайты. Данные комментарии не будут опубликованы.


Защитный код
Обновить

Наш канал - Творим вместе

{vkontakte}461230273&id=456239019&hash=8d4575e0e95dd5bd&hd{/vkontakte}

 

 

Copyright © 2012. All Rights Reserved.


Яндекс.Метрика